18 542 subscribers

Что нам делать с Казахстаном (и чего делать не следует)

43k full reads
71k story viewsUnique page visitors
43k read the story to the endThat's 60% of the total page views
10,5 minutes — average reading time
Что нам делать с Казахстаном (и чего делать не следует)

Пара замечаний по поводу возникшего в Казахстане кризиса и того, как реагировать на него России и русским. А кризис уже зашел очень далеко. Столица Казахстана Алма-Ата, старый русский город Верный, уже захвачена протестующими, громящими все, что можно разгромить. Пала не только резиденция президента, но и алмаатинское здание Комитета Национальной Безопасности. То есть власть Нурсултана-Астаны на юге страны пала.

А сам бывший русский Целиноград существует как бы на птичьих правах, будучи размещен на русской по сути территории с целью ее надежного закрепления за казахской властью. То есть теперь режим в Нурсултане оказывается как бы подвешенным в воздухе. По довольно смутным слухам в русских районах страны создаются отряды самообороны, чтобы если что защитить себя и своих соседей.

Президент Казахстана заявил, что обратился к главам государств ОДКБ с просьбой оказать содействие Казахстану в преодолении "террористической угрозы". "В ближайшее время в Казахстан войдут миротворцы из России и Беларуси" ответили в ОДКБ, так что российские и белорусские войска в том или ином формате в Казахстане будут.

Что нам делать с Казахстаном (и чего делать не следует)

На мой взгляд, спасать нынешний режим в Казахстане российскими войсками не надо. Если вводить войска, то только на условиях четкого протектората. В противном случае, помогая режиму быв. Астаны собирать в своих руках южные земли с помощью крови русских солдат, мы попросту легитимизируем её власть над северными русскими землями.

План спасения может быть только один. Российские войска вводятся только туда, где нас не встречают как врагов, и только для того, чтобы установить там реально дружественный России и уважительный к правам русских режим. Если ОДКБ сможет установить протекторат над Северным Казахстаном и уберечь его от погромов, а также сможет продиктовать его властям отказ от антирусской политики (начиная с наиболее одиозных ее проявлений типа латинизации), то это можно будет считать хорошим результатом.

Роман Юнеман, выросший в Казахстане, не без оснований связывает возникшие там волнения с фактором Младшего Жуза, территориально сидящего на нефти, но оттесненного от всех рычагов.

Спору нет, во всем Казахстане сильна усталость от назарбаевской клептократии. Но клановое напряжение так же особенно важно.

Подробная карта расселения казахских жузов в начале ХХ века.  Обратите внимание, что территории, стыдливо названные "переселенческие участки" - это земли русских казаков, а также, что города - это зоны заселения русскими.
Подробная карта расселения казахских жузов в начале ХХ века. Обратите внимание, что территории, стыдливо названные "переселенческие участки" - это земли русских казаков, а также, что города - это зоны заселения русскими.

Не существует единой казахской нации, существуют три племенные объединения, которые, в свою очередь, разделены на несколько родов. Младший Жуз, самое дискриминированное из объединений, при том, что имеет самые выгодные геополитические позиции - рядом с Каспием и выходом на внешний мир в виде Азербайджана, с нефтью и газом.

Тем не менее, все последние десятилетия Младший Жуз держали в черном теле. Все нефтетенге утекали в Алма-Ату и Астану, в то время как Актау и Атырау - нищие города. Именно Младший Жуз, очевидно, является локомотивом протестов, именно в Актау войска сразу перешли "на сторону народа".

При этом Младший Жуз самый воинственный и националистически настроенный из жузов (наиболее русофобским, при этом, является Южнй Казахстан, земли Старшего Жуза). Но что это значит? Вполне вероятно, что это значит, что приговор Единому Казахстану подписан.

Особенность архаических кланово-племенных систем в том, что никакой нации не получится (в данном случае - казахской нации). При выведении таких "наций" из больших имперских структуру они не удерживаются на национальном уровне, начинается племенное и клановое дробление, что мы, по всей видимости, и наблюдаем в Казахстане.

Как это бывает в Африке
Как это бывает в Африке

Это отчасти напоминает даже не азиатскую, а африканскую картину, когда искусственные страны с искусственными границами в которых намешано множество племен становятся объектом распада и вечных гражданских войн. Именно уровень нации, в отличие от кланового, там не прописан.

Все попытки Назарбаева создать национальный Казахстан, несмотря на вложенные в это огромные усилия и средства, ни к чему не привели. И он сам подтвердил это, переименовав столицу Астану в город Нурсултан в честь самого себя. Национальная политическая культура и архаически-бабайская между собой несовместимы. После переименования столицы я написал колонку о том, что о национальном проекте в Казахстане можно забыть и страна обречена на турбулентность, но я не мог себе и представить, что это произойдет так скоро.

Фото наглядно показывающее, почему в Астане-Нурсултане ничего и не могло получиться, несмотря на все вложенные деньги. Построить состоящий из открытых продуваемых пространств "роскошный" город в пронизываемой холодными ветрами степи можно было только от очень небольшого ума и от примитивного представления о том, что такое город, столица и цивилизация в целом.
Фото наглядно показывающее, почему в Астане-Нурсултане ничего и не могло получиться, несмотря на все вложенные деньги. Построить состоящий из открытых продуваемых пространств "роскошный" город в пронизываемой холодными ветрами степи можно было только от очень небольшого ума и от примитивного представления о том, что такое город, столица и цивилизация в целом.

Как реагировать России? Прежде всего напомню аксиому:

Суверенность постсоветских политических образований не имеет никакой ценности для России и русской нации, а их государственность носит транзитный характер.

То есть нам не нужно любой ценой спасать единство и "недоторканность кордонов" современного Казахстана. Нам необходимо обеспечивать русские геополитические и этнополитические интересы.

Казахстан это по любому Кащеева игла для России. Когда-то наша Западная Сибирь была "непотопляемым авианосцем" - это был ресурсный и индустриальный центр, сравнительно безопасный даже в случае ядерной войны. Американцы попросту не могли обеспечить подлет достаточного количества ядерных зарядов на такую глубину, чтобы обеспечить его разрушение.

Что нам делать с Казахстаном (и чего делать не следует)

После распада СССР Западная Сибирь оказалась опасным пограничным регионом. Расстояние от Омска (узла Транссиба) до ближайших крупных российских городов в разы больше, чем до казахской границы. И это северный узел Траннссиба. Значительная часть южной ветки Транссиба вообще оказалась на казахской территории и перестала функционировать. Альтернативных обходов, железнодорожных и автомобильных, практически нет.

То есть с Юга можно взять и переломить Россию пополам, отделив Европейскую часть и Урал от Сибири и Дальнего Востока. При этом никакой казачьей и военной линии, в отличие от старых времен, там нет.

При этом существует еще проблема "оренбургского коридора - чрезвычайно тонкой перемычки между казахской границей и зоной расселения башкир, среди которых все последние десятилетия активно ведется сепаратистская пропаганда. А разлом России по линии Казахстан-Татбаш так же делает нашу геополитическую ситуацию чрезвычайно уязвимой.

Не забудем, о таких важнейших для России стратегических факторах как космодром Байконур и урановые месторождения, на которые завязан Росатом.

Что нам делать с Казахстаном (и чего делать не следует)

Ну а главное - многочисленные русские, все еще живущие не только на Целине, в Южной Сибири, переименованной в "Северный Казахстан", но и Рудный Алтай, богатый сырьем, где шахтерские городки и сегодня русские практически поголовно.

Казахские власти проводили агрессивную русофобскую политику, не менее агрессивной является русофобская идеология казахских националистов, беснующихся сейчас на улицах городов в рядах протестующих. Антирусская политика Казахстана распространялась в том числе на саму Россию - не один и не два русских патриота были посажены в России по требованию и наводкам спецслужб Казахстана (и даже делая эту статью я рискую).

На Троекуровском кладбище у памятника Эдуарду Лимонову - самому знаменитому, но далеко не единственному сидельцу в России за неуважение к территориальной целостности Казахстана...
На Троекуровском кладбище у памятника Эдуарду Лимонову - самому знаменитому, но далеко не единственному сидельцу в России за неуважение к территориальной целостности Казахстана...

Иными словами, "спокойное" развитие Казахстана лишь вредило долгосрочным интересам России. Казахстан дерусифицировался и, при этом, уплывал к Китаю и пантуранистской Турции. Поэтому системный кризис государственности Казахстана нужно воспринимать прежде всего как окно возможностей для исправления геополитической и этнополитической ситуации.

Рассуждения о том, что в Казахстане у нас "дилемма Лукашенко" - полная ахинея. Белоруссия - наше союзное государство. Это буфер между Россией и НАТО и мост к калининградскому анклаву. Белоруссия однородна. Нет ни смысла, ни возможности ее деконструкции на нерусскую и русскую части. Сам Лукашенко, если так можно выразиться, пострусский политик. То есть отдавать Белоруссию западникам России не имело никакого смысла. Ее следует забирать из под Лукашенко.

Казахстан для казахов в представлении одного из казахстанских порталов. Тут и "Оринбыр" и "Омби" (Омск)...
Казахстан для казахов в представлении одного из казахстанских порталов. Тут и "Оринбыр" и "Омби" (Омск)...

Изолированный между Россией и Китаем искусственный Казахстан не может "уйти на Запад". "На Запад" это куда? Утопиться в Каспийском море? Единственным "Западом" для Казахстана является неоосманистская Турция через Азербайджан. Но до бывшей Акмолы и Павлодара она не дотянется.

Нет смысла за счет русских интересов поддерживать русофобский режим Назарбаева или Токаева, так как именно они главные дерусификаторы, а им на смену придет не западническая легитимность, а хаос. Укрепленный "суверенный Казахстаан" это русофобский котел из которого лезет не только ABYRVALG латинизации. Вспомним недавние бандитские "языковые патрули, терроризировавшие русских.

Геополитические фантазии "истинных казахов" чрезвычайно масштабны - тут и "Оринбыр" и "Омби" (Омск) и прочие якобы "ставки казахских ханов, украденные русскими". То есть дальнейшее развитие казахского национализма было бы чрезвычайно опасно для России.

Сатирическая картина наглядно иллюстрирующая как себя воспринимают казахские "южание"
Сатирическая картина наглядно иллюстрирующая как себя воспринимают казахские "южание"

В стране формируется субкультура "мамбетов", южных бедняков, которые подчеркивают, что именно они являются истинными казахами. Как раз "мамбеты" и составляют ядро уличных протестующих и занимаются сейчас тем, что предают разграблению богатую Алма-Ату.

Внезапный глубокий кризис казахской государственности это уникальный шанс для России хотя бы отчасти поправить свое положение на этом направлении.

В случае разрастания кризиса на Север попросту вводятся даже прежде всего не армия, а российские внутренние войска и провозглашается зона безопасности. Кто у вас там будет в итоге главной бабушкой нас вроде бы не интересует, но мы не допустим стратегической угрозы себе и гарантируем русское население. В казахстан направляются довольно многочисленные и рассеянные по всей России кадры силовиков и администраторов, которые там родились, выросли и знают тамошнюю специфику.

Никаких выводов о казахстанском суверенитете публично не провозглашается - мы просто защищаем себя и свое пограничье - наладите нормальный политический процесс - поговорим. Стараемся добиться хотя бы частичного признания такого положения: "Россия защищает, так всем лучше" (всем и вправду так лучше). Такая ситуация может длиться десятилетиями, хотя, скорее всего, десятилетий не понадобится.

Что нам делать с Казахстаном (и чего делать не следует)

Напротив, категорически не следует вводить в Казахстан войска России или ОДКБ, чтобы спасать существующую казахскую государственность и постназарбаевский режим. А на это, несомненно, сейчас будут намекать особенно хитрые представители казахских элит: "Пущай русские стреляют в мамбетов и собирают их ненависть, а мы постоим в стороне, а потом скажем, что во всем виноваты русские оккупанты".

Россия должна задействовать свою силу только в собственных интересах и никак не для пролонгации существования дерусификаторского режима. Можно сыграть на противоречиях казахских "северян" и "южан", предоставив первым российский протекторат, но ни в коем случае нельзя русской кровью поддерживать единство антирусского государства.

Если Младший Жуз захочет как-то обособиться, не следует ему мешать. Русские в Казахстане это, прежде всего, Северо-Восток. То есть размежеваться с Младшим Жузом мы можем довольно корректно. Именно с ним у нас территориальных пересечений минимум (только вопрос о пограничных землях уральского казачества). При всем их национализме никакого реального противоречия с Россией именно области Младшего жуза не имеют.

Много говорится о том, что казахстанский кризис запущен Западом доля того, чтобы создать для России осложнение на переговорах по стратегической стабильности и нераспространении НАТО.

Разрушение памятника Назарбаеву в Талдыкургане
Разрушение памятника Назарбаеву в Талдыкургане

Не надо это воспринимать как какое-то отвлечение от Украинского направления и ухудшение нашей сделочной позиции. Рассматривать это в таком ключе несправедливо. По Украине нужно делать все то же что хотели (если чего-то хотели) в запланированные сроки. Вообще не отвлекаясь.

На стратегических переговорах с НАТО Россия в связи с Казахстаном должна выглядеть не слабее, а сильнее. И Казахстан для демонстрации силы подходит идеально, так как он не является предметом напряжения между нами и НАТО. Операция на этом направлении показала бы, что в случае стратегических угроз Россия будет действовать быстро и жестко, после чего наши аргументы будут звучать более весомо.

Иными словами, Казахстан выпрыгнул из болота постсоветской невыгодной России стабильности и несдвигаемого статус-кво. Появилось окно возможностей. Упустить его мы не имеем права.