СИД МЕЙЕР ПИРАТЫ. МЕМУАРЫ

15.05.2018

Сид Мейер — известный пират и опытный капитан когда-то был замечен в водах Pirate Island. Пополняя запасы провианта и пресной воды, пират в чаще острова потерял журнал в коем были были записаны его мемуары. Не поделиться с вами опытом великого флибустьера я просто не могу.

Ниже представлены заметки, которые стоит прочесть каждому молодому капитану, который намеревается стать грозой испанского моря! Ну или моря любого другого государства, которое не слишком импонирует вашей черной душонке.

Карибы – как заносчивая испаночка: любить ее можно, но доверять – нини. То она спокойна, как тюлень, и можно вести судно себе на здоровье, так же просто, как поцеловать ручку дамочке, все ходят у самого леера, плюют по ветру; а потом – бац, вот тебе ураган, и ты несешься, как будто за тобой гонится свора бешеных адских собак, и в тысячный раз даешь себе честное слово, что если на этот раз останешься в живых, больше в море ни ногой.

И все равно ведь возвращаешься к ней, а? Пусть она подлая, своевольная, неблагодарная стерва, ты, черт подери, влюблен в нее, любишь ее больше жизни, такто.

Эх… вот, черт возьми, и вся поэзия, и больше ничего вы от меня сегодня не добьетесь, и во имя всех святых, где моя чертова порция рома, я вас спрашиваю?

Если хочешь быть пиратом…

Если хочешь быть пиратом, заруби себе на носу три главных правила.

Во-первых, команда должна быть довольна. Если ребятки довольны, они тебе весь мир завоюют и к ногам положат, а если им что не нравится – драпанут врассыпную даже от голландского баркаса с селедкой.

Во-вторых, всегда заходи на врага с «наветра» – то есть чтобы ветер дул от тебя к нему, а не наоборот, и подталкивал тебя к нему, а не сносил. С наветренной стороны ты кого угодно расколошматишь, а с подветренной удобно разве
что удирать.

В-третьих, никогда не доверяй мутным типам предлагающих тебе дело основная часть риска которого придется на тебя или на твое судно. Попутного ветра!

***

Помню, както раз бились мы с французским фрегатом  хе, вообщето драпали от этого треклятого фрегата, если совсем честно. Ходили мы тогда на моем бриге, «Счастливый Потрошитель» его звали, а ветерок был легкий, но устойчивый, зюйдост. Я толькотолько купил эти новомодные хлопковые паруса – и все было отлично, летел мой кораблик, как ветер, и вроде даже начали отрываться от лягушатников – но тут этот бестолковый салага, мой рулевой – Слепой Джонсон, так его звали, завел нас в самый пакостный шторм, который я в жизни видел. Половины парусов как не бывало, и этот подонок, французишка, стал нагонять. К счастью, мы продержались впереди него еще часок, пока солнце не село. А потом, слава Богу, в темноте мы от него улизнули.

Потом что было, спрашиваете? Ну, я сразу же взял курс на Невис, там нас могли починить, как надо. А потом у меня был долгий разговор со Слепым Джонсоном, с глазу на глаз. Но это уже совсем другая история.

Лучшее судно для пирата

Как-то в 65-м, или, может, в 66-м, мы со старым шкипером Бриггсом чесали языки насчет того, на каком корыте лучше пирату плавать.

Я ему говорю – лучше тендера хоть весь свет обыщи, не найдешь. «Ну послушай, говорю, этот сорванец даже при самом легком ветре летит, как черт, может развернуться буквально на плевке, а пушек несет достаточно, чтобы отправить в рай здоровенный галеон с донами.»

«Сидди, он мне значит, говорит, да ты спятил. Вот, скажем, военный бриг чем тебе плох? Может, он и не такой быстрый, как твой тендер, но на нем и команды и пушек вдвое больше поместится. И, кстати, груза тоже, прямо так и сказал. Что за резон добывать добро, ежели его даже увезти не сможешь?»

А я ему и говорю: «Это ты сбрендил, дядя! Бриг ничего корыто, честно скажу, но за ради чего тебе такая прорва пушек, а? Мы ж пираты, а не громыхальники – делать надо как: подошел, да бери его на абордаж по тихому. Ежели надо купчишку пугнуть, тут и пары ядер хватит, честное слово, а от залпа в шестнадцать пушек с твоего брига он, конечно, навалит в штаны, да как бы не потонул ненароком. Что за резон тебе от того будет, а, дурья твоя башка?»

Ну, потом он, значит, обозвал меня престарелым навозным землекопом, а я его старой жвачной коровой, а потом наш разговор принял такое… оживленное направление. Так мы и не порешили, что лучше, да и потом эту тему больше не трогали. В конце концов я про себя так решил. Хороший пират выберет тот корабль, который ему подходит, к чему у него талант, понимаешь: ежели ты хороший моряк, выбирай прыткое судно, а если хороший канонир, бери корабль, на котором довольно пушек, чтоб с тобой считались.