Американский музей отказывается от картин на 2 млрд рублей. Что это за процедура и как на ней заработать?

Музей Джорджии О’Кифф выставляет на аукцион три картины художницы, стоимость которых может превысить $30,000,000.

В ноябре нас ждет интересный аукцион. Музей, носящий имя американской художницы Джорджии О’Кифф, собирается избавиться от ее работ. Три картины будут проданы на Sotheby's в Нью-Йорке. Речь идет о полотнах A Street, Calla Lillies on Red и Cottonwood Tree in Spring. Они написаны в период с 1926 по 1943 годы и являются весьма ценными лотами — их совокупная стоимость по предварительным оценкам может превысить $30,000,000.

>> Кстати, картина Джорджии О'Кифф в 2014 год поставила рекорд как самое дорогое произведение искусства, созданное женщиной-художником. В этом месяце рекорд побила работа Дженни Савиль <<

Деньги, собранные на аукционе, отправятся в фонд музея. Директор учреждения уже заявил, что расставаться с этими картинами музею не просто, но куда деваться — непростые времена требуют непростых решений.

В связи с этой новостью мы решили поговорить о процедуре отчуждения произведений искусства музеями — почему это происходит, хорошо это или плохо и можно ли на этом заработать участникам торгов.

Что за отчуждение?

Цель любого музея — собрать полную коллекцию по своему профилю и никогда с ней не расставаться. Разумеется, в планы учреждения не входит перепродажа экспозиции. Однако, случается всякое.

Самый распространенный сценарий — это, конечно, финансовые проблемы. Например, в прошлом году администрация Музея Беркшира объявила о продаже 40 работ из своей постоянной коллекции, в том числе произведений художника Нормана Роквелла, чтобы спасти заведение от окончательного закрытия.

Иногда музеи отчуждают картины, чтобы приобрести что-то более ценное. Поводы могут быть и очень странными. В этом году Музей искусств Балтимора отправил на продажу семь произведений из своей коллекции, написанных белыми мужчинами, в том числе Энди Уорхолом. Доходы от продажи музей собрался направить на покупку картин женщин-художниц и цветных авторов, чтобы соблюсти гендерно-этническую справедливость.

В английском языке процедура отчуждения части музейных коллекций называется deaccession. У каждого музея должен быть внутренний регламент, который объясняет, как и какие картины отбираются для отчуждения и в каких случаях. Перед торгами должно быть установлено происхождение картины, соответствие продажи международным положениям вроде Конвенции ЮНЕСКО. Следующий шаг — это, конечно, оценка. Для этого, как правило, привлекают внешних экспертов, чтобы те оценили стоимость лота перед отправкой на аукцион. Бывают случаи, когда музейная собственность отчуждается не через аукцион. Случается, что картины попадают сразу в частные коллекции.

Отчуждение картин — это хорошо или плохо?

Спорный вопрос. По этому поводу в США, где практика deaccession является распространенной, постоянно бурлят обсуждения. С точки зрения частных коллекционеров появление новых лотов на торгах — это, конечно, хорошо. Но для мира искусства — нет.

Многие культурные деятели выступают за то, чтобы все достояние мирового искусства находилось в музеях, а не в собственности толстосумов. Так любой человек в любой момент может увидеть любую картину да Винчи, заплатив немного денег за вход в галерею, и искусство остается достоянием общественности. Если картины висят на стенах фамильных замков во Флоренции у какого-то аристократа, никто, кроме нескольких человек, их не увидит. В этом основная проблема.

Звучит справедливо, но все же есть несколько случаев, когда отчуждение оправдано:

  • Произведения требуют реставрации, а у музея, владеющего им, нет на это средств. В таком случае лучше перепродать картину, чтобы люди с деньгами занялись ее восстановлением.
  • Есть шанс, что произведение будет передано в собственность другого музея с большими финансовыми возможностями. Например, самую дорогую картину в истории — «Спаситель мира» Леонардо да Винчи — через посредника приобрел филиал Лувра в Абу-Даби.

>> Кстати, эта картина, возможно, была написана, не да Винчи <<

  • Произведению искусства что-то угрожает в коллекции конкретного музея — катаклизмы, политический режим и так далее. В конце концов, лучше ценную картину увезут в другую страну, чем сожгут сумасшедшие фанатики.

Можно ли заработать на отчуждении картин из коллекции?

Опять же — вопрос спорный. Чаще всего отчуждение ценных произведений происходит через публичные аукционы, на которых действуют те же законы, что и на обычных аукционах. То есть эти картины стоят также дорого, как если бы их продавал не музей, а частный коллекционер.

Однако есть другая ниша — лоты не самых именитых художников. Такие аукционы проводят не Sotheby’s и не Christie’s — часто этим занимаются местные аукционные дома. Торги анонсируются не так громко, но информацию о них можно найти по слову «deaccession» в интернете. Здесь не так высока конкуренция и, соответственно, цена. Поэтому есть шанс купить картину из галереи за сравнительно небольшие деньги с расчетом, что в будущем ее можно будет выгодно перепродать. Чтобы воплотить этот план в жизнь, нужно регулярно отслеживать анонсы небольших музеев в маленьких городах — в основном американских — и искать посредников, которые смогут участвовать в торгах от вашего имени.

Учтите, что сговор с дирекцией музея по поводу «серого» отчуждения по заниженной цене — это мошенничество. Такие преступления в США находятся под контролем после случая, произошедшего в 1971 году. Тогда Томас Ховинг, директор одного из крупнейших музеев в мире — Метрополитен-музея — решился на отчуждение трех картин художника Макса Бекмана.

Процедура была новой для арт-бизнеса, и никто еще толком не контролировал такие сделки. Вдохновителем отчуждения выступил куратор выставок Генри Гелдзалер. Он убедил комитет по закупкам экспозиции, что каждая из трех картин Бекмана стоит не более $25,000. Генри не объяснил, как происходила оценка. Пока комитет бился с Гедзалером, Метрополитен провел «тихий аукцион» и продал картины за $95,000 венгерскому арт-дилеру, то есть накрутил сверху оценочной стоимости картин дополнительные $20,000.

Позже Гелдзалер утверждал, что никакой продажи не было вовсе. Однако, картины пропали из коллекции. Вопросом занялся генпрокурор Нью-Йорка. Никто не ответил за те сомнительные махинации, но расследование сделок привело к созданию четких правил отчуждения. Сегодня такой трюк не провернуть, и картины уже никто не сможет продать сильно дешевле или, наоборот, дороже их рыночной стоимости, не рискуя ответить перед законом.

Время актуальных сравнений: сейчас на продажу выставлен трехэтажный домик в Подмосковье. Это самый дорогой особняк в России. За него просят 1,900,000,000 рублей (1,9 млрд). Столько будут стоить картины Джорджии О’Кифф на аукционе в ноябре.

Кстати, кроме покупок отчужденных картин, есть и другой способ заработать на искусстве — следить за работами перспективных художников. На днях мы рассказывали о пяти еще не очень известных, но перспективных молодых творцах

Если вы хотите узнавать больше об искусстве и мире интересных аукционов, подписывайтесь на этот канал.

Кстати, мы есть и в Telegram