Волки. Часть 2.

31.03.2018

В прошлой статье я рассказывал, как мы полями за парочкой волков гонялись. Но так и не настигнули хитрецов. А сегодня продолжу свой рассказ этой зимней охоты.

После погони, прибыли в деревню, в хату. Согрелись, поели. Мужики выпивать стали и в домино играть. Решили на следующий день одну лесополосу пройти загоном. В нашей компании егерь - Саша, по кличке "пчеловод", давно метился сходить туда.

Утро следующего дня. Все на бадунах после вчерашней пьянки, но азарт свое берет. Выехали. По дороге, недалеко от деревни, где находился скотмогильник, свежие волчьи следы. Решили по следам двинуть. Шли недолго и виднеется серое пятно по средине поля. Странно, что волк дневнует не в лесной местности, как это обычно бывает, а в поле, да еще и не лежит, а сидит просто. Пока думали зайти стороной, тот очухался, лениво поднял задницу и начал удаляться. Преследовать не стали - бессмысленно. Пока в деревню за УАЗиком сбегаешь, потом и не догонишь. Нет, надумали в лесополосу, туда и пойдем.

Пришли к намеченой цели. Трое по номерам встали. Все приготовились. Загон начался. Слышно, как загонщики идут, кричат, пугают, чтоб зверь с леса вышел. Немного погодя услышал тихое хрюканье и хруст снега. Из посадки выходит огромная свинья, за ней 4 подсвинка, и замыкает все это семейство черно бурый здоровый секач. Отец шепотом - "Не стрелять, стрелять только волка".

Все таки за волком приехали, волка и надо брать. Не исключенно, что по кабанячим следам и серый пойдет. Загонщики все ближе и ближе, и как сердце мое чуяло, выскакивает серый из леса, сломя голову. Звучит одиночный выстрел и серый на снегу. Намертво. Стрелял мужичок, который на номере с нами сидел. Ну все, все расслабились, уже вставать и идти хотели. "Сидите бл@, загон еще не закончен" - промолвил строго отец, и все встали по своим местам. Уже слышится приближающийся отчетливый крик загонщиков. И из лесу не торопясь выходит волчица, а за ней и волчара. И, в одно мгновение отец стреляет в волчицу, а я бью волка. Получилось конечно это случайно, ну очень мне хотелось подстрелить волка, чтоб отец мной гордился. Наши выстрелы, можно сказать, слились во едино, и раздался будто бы одиночный выстрел. Отец волчицу намертво, а волк, по которому я стрелял, уткнулся кровяным носом в снег и еще был жив. Пришлось добивать.