Деревня взлетает в небо -2

22 January 2019

Деревня взлетает в небо

Александр БАРАНОВСКИЙ

СТАРООБРЯДЦЫ

Как уже было сказано, в деревне проживали не только православные, но и старообрядцы. Косвенным образом можно выявить и их примерное количество. В известном справочнике Златоверховни-кова сказано, что в приходе Петропавловской церкви проживали 72 раскольника (данные 1897 года). Также известны все населенные пункты Уфимского уезда, где жили староверы разных толков. В приходе села Петропавловского староверы жили только в Первушино, соответственно — там их насчитывалось 72 человека или около того, то есть менее десяти процентов от всего населения деревни. Впрочем, не исключено, что Златоверховников приводит заниженную цифру. Есть сведения, что в конце XIX — начале XX вв. в деревне проживали старообрядцы двух беспоповских согласий — спасовского и крес-товерческого (рябиновского). Однако известно, что крестоверческое согласие на территории местного края получило распространение только во второй половине XIX столетия. В связи с этим можно предположить, что сначала в Первушино жили староверы поморского толка, которые затем перешли в крестоверческое согласие.

НАЧАЛО ХХ ВЕКА

В 1909 году в Первушино наконец-то открылось свое учебное заведение — земская начальная школа с четырехлетним сроком обучения. В этой школе стали учиться крестьянские дети обоего пола. В

1911    году школа разместилась в отдельном, специально построенном для нее здании.

Согласно подворной переписи крестьянских хозяйств Уфимской губернии

1912    -1913 гг. в деревне Первушино насчитывалось 107 хозяйств и 822 крестьянина. Безземельных хозяйств не было, большинство крестьян относилось к категории зажиточных. Всего первушинским крестьянам принадлежало 4441,5 десятин земли, из них 3763 десятины находились в собственности Первушинского сельского общества, 375,8 десятин — в единоличном владении, 302,5 десятин — в собственности земельного товарищества. По-видимому, значительную часть всех этих земель крестьяне прикупили в пореформенное время. Сорок хозяев имели более 40 десятин земли (как общественной, так и частной), 19 хозяев — от 30 до 40 , 12 — от 20 до 30 десятин. Кроме того, сорок семей арендовали в общей сложности 168 десятин, а 18 хозяев сдавали в аренду 135 десятин. В 56 хозяйствах засевалось более 10 десятин пашни, в 23 хозяйствах — от 6 до 10 , в 15 — от 4 до 6 десятин. Скотиной крестьяне также были обеспечены неплохо: 36 хозяев держали не менее четырех рабочих лошадей, 31 — по три лошади, 30 хозяев — по две; 53 хозяина держали не менее трех коров, 37 хозяев — по две коровы. Только в двух хозяйствах не было посева, также двое хозяев не держали ни лошадей, ни коров. Скорее всего, это были одни и те же крестьяне. В пяти семьях основной или дополнительный доход давали занятия вне сельского хозяйства. Таким образом, откровенных бедняков в деревне не было или почти не было, однако социально-имущественное расслоение внутри Первушинского сельского общества ощущалось весьма остро. Немного можно было отыскать русских сел и деревень во всей Уфимской губернии с таким количеством крестьян-богатеев (соразмерно населению), но бедноватые середнячки чувствовали себя рядом с ними явно некомфортно. Не вполне понятно, откуда богатые хозяева брали нужное количество рабочих рук, ведь в батраки нанимались, как правило, совсем бедные крестьяне, а их в Первушино не водилось. Возможно, многие обходились в хозяйстве семейными силами, а другие нанимали работников из соседнего села Петропавловского.

СОСТОЯНИЕ ДЕРЕВНИ В 1917 ГОДУ

Всероссийская сельскохозяйственная и поземельная перепись 1917 года дает нам еще больше информации. Согласно этой переписи в деревне Первушино насчитывалось 115 домохозяйств и 856 человек, в том числе три семьи белорусских беженцев (28 человек) и три семьи посторонних (не приписанных к Первушинскому сельскому обществу). Примерно треть населения деревни составляли Первушины — 35 семей. Также насчитывалось 13 семей Антипиных, десять семей Костаревых, по семь семей Старцевых и Лобановых, по четыре семьи Кочкиных и Рубцовых, по две — Пермяковых, Жерновковых, Чудиновых, Кузнецовых, Васильевых и Михайловых. Кроме того, в Первушино проживали Аверьяновы, Беловы, Тяптины, Коромысловы, Десяткины, Дементьевы, Федоровы, Елизарьевы, Шалухины, Ус-тюжанины и другие, включая семью мещанина Чубинова. По меркам тех времен Первушино можно было назвать деревней долгожителей — десять человек к моменту переписи перешагнули 80-летний рубеж, а пять из них — 90-летний. Впрочем, возраст крестьян мог записываться весьма условно. Некоторые крестьянские семьи состояли из представителей четырех поколений. Самые большие семьи насчитывали по 15 человек — таковыми были три семьи Первушиных (78-летнего Никиты Алексеевича, 58-летнего Ермо-лая Ионовича, 32-летнего Николая Осиповича, все трое имели более 50 десятин земли каждый), семья 59-летнего Кузьмы Прокопьевича Кузнецова, а также семья белорусского беженца по фамилии Адамович. Семья 55-летнего Василия Васильевича Пермякова состояла из 14 человек, включая родителей и двух братьев. Его вне всякого сомнения можно отнести к очень крепким хозяевам — 42,3 десятин земли, 14,8 десятин посева, восемь лошадей, девять коров, 50 овец, три свиньи. Однако семьи самых состоятельных крестьян в деревне Первушино были менее многочисленными. Больше всего земли имел 42-летний Андрей Егорович Дементьев — 137,7 десятин, значительную часть из которых он сдавал в аренду. Засевалось в его хозяйстве 21,5 десятин пашни, из скотины он держал пять лошадей, шесть коров и 34 овцы. Семья Дементьевых состояла из 11 человек, включая 65-летнюю мать, 87-летнюю бабушку, 40-летнюю жену, пять сыновей 20 , 14 , 13 , 10 и 5 лет, а также двух дочерей 7 и 3 лет. К богатеям относился и 65-летний Михаил Семенович Антипин. Ему принадлежало 109,58 десятин земли, из которых 45 десятин занимала пашня, но засевалось только 19 десятин, из скотины отмечено девять лошадей, пять коров и 22 овцы. Его семья состояла из семи человек, включая 64-летнюю жену, 96-летнего тестя, двух сыновей, сноху и внука. Семья другого Антипина, 65-летнего Романа Егоровича, состояла из 11 человек, включая жену-ровесницу и 100 -летнего (!) отца. Он имел 104 десятины земли, засевал 13,3 десятин, из скотины держал пять лошадей, четырех коров и 25 овец. Богато жили братья Костаревы — 49-летний Яков и 48-летний Григорий Максимовичи. Яков имел 105 десятин земли, засевал 17,7 десятин, держал пять лошадей, четырех коров, 15 овец и трех свиней. Его семья состояла из восьми человек, включая 83-летнюю тещу. Григорий Максимович (девять человек в семье) жил немного скромнее — имел «всего» 57,9 десятин земли, засевал 13,59 десятин, держал семь лошадей, семь коров и 25 овец. Из Костаревых также выделялся 70-летний Михей Павлович, его хозяйство включало 89,5 десятин земли, 30 десятин посева, 11 лошадей, девять коров, 47 овец и трех свиней. Семья Михея состояла из десяти человек, включая жену-ровесницу, 50-летнего сына, 49-летнюю сноху, двух внуков 29 и 16 лет, внучку, жену старшего внука и двух правнучек. Семья 66-летнего Данилы Степановича Кочкина состояла из девяти человек, а его хозяйство включало 97,5 десятин земли, из которых засевалось 26,9 десятин, а также рекордное количество скота — 12 лошадей, десять коров, 45 овец и 15 свиней. Его 65-летний брат Сергей жил намного скромнее, но именно в его семье, состоявшей из пяти человек, перепись зафиксировала 90-летнего отца. К богатым крестьянам относились и все Рубцовы. Три семьи Рубцовых возглавляли родные братья — 64-летний Гаврила (семь человек в семье), 59-летний Степан (десять человек в семье) и 55-летний (12 человек) Дмитрий Алексеевичи. Наиболее состоятельным был Дмитрий — имел 86,8 десятин земли, засевал 26 десятин, из скотины держал шесть лошадей, пять коров, 45 овец и 16 свиней. Всего в Первушино насчитывалось 11 хозяйств с 80 и более десятинами земли, большинство из них значительную часть своей земли сдавало в аренду.

ПОСЛЕ 1917 ГОДА

После революции в Первушино был образован сельсовет. В 1920 году в деревне насчитывалось 121 домохозяйство и 911 человек, включая 20 белорусов. В 1923 году Первушино вошло в состав Шарыповской волости Уфимского кантона Башреспублики. К 1925 году количество домохозяйств в деревне возросло до 148, главным образом за счет семейных разделов. Вообще, 1920-е годы были самым «золотым» временем для Первушино, население которого доходило до тысячи человек. В деревне была создана коммуна имени Вильямса, а затем, во время коллективизации — колхоз «Пример». В августе 1930 года Первуши-но вошло в Топорнинский район БАССР (в 1937 г. район был переименован в Куш-наренковский). В соответствии с политикой 1930 — 1933 гг. под раскулачивание должно было попасть большинство жителей Первушино. Многих богатых крестьян действительно раскулачили, некоторых даже сослали, но другие избежали этой участи, вовремя вступив в колхоз, изображая изо всех сил сторонников советской власти и колхозного строя. В 1939 году в Первушино проживало 889 человек.

Колхоз «Пример» просуществовал с 1929 по 1951 гг. История сохранила имена председателей этого колхоза — ГИ. Первушин, А.Е. Первушин, П.И. Старцев, А. Лашманов. Судя по фамилиям, трое из них являлись коренными жителями Пер-вушино. Кстати, с 1930 -х годов Перву-шино имело статус села как административный центр Первушинского сельсовета. В 1951 году три небольших колхоза Перву-шинского сельсовета объединились в один. В том же году объединенный колхоз получил название «Искра». К 1957 году колхоз имел одну полуторку, один колесный трактор, 90 коров, 120 свиней, 500 овец. В 1959 — 1965 гг. Первушино входило в состав Старокамышлинского сельсовета и большого колхоза имени Калинина. Затем вновь были восстановлены Первушинский сельсовет и колхоз «Искра», просуществовавший до конца советской эпохи.

Население Первушино в последней трети ХХ века колебалось от 450 до 500 человек. Этнический состав за это время несколько изменился: в селе поселилось много татар и башкир. В 2010 году в деревне проживали 442 человека. В настоящее время русские составляют около половины жителей Первушино, но еще встречаются носители «традиционных» для данного населенного пункта фамилий, в том числе и Первушины.

В заключение еще одно интересное обстоятельство: населенных пунктов с названием Первушино в России немного, кроме вышеописанного есть еще как минимум три. Два из них находятся в Костромской области, один — в Ярославской.