Любовная таблетка

Светлана Гафурова

рассказ

Ах! Как хорошо проснуться утром и ощутить в своем изрядно пожившем, потрепанном жизнью теле молодое бесшабашное, ничем не укротимое желание. А ведь казалось, что все уже умерло, все давно прошло. И эта дрожь нетерпения, и это сладкое головокружение, когда вспоминаешь прикосновение…

И вот… Будто несется вперед, сметая все на своем пути весенний водопад, гулко гремя, как железнодорожный экспресс. И ты уже не веришь, что летом здесь был тоненький едва живой от безводия ручеек. Ты уже снова чувствуешь себя молодой девушкой, легкомысленной, способной на безумия, девушкой, у которой все еще впереди…

А казалось, что все давно кончено. Страсть отпылала, отискрилась, распалась на тысячи мерцающих бордовым цветом угольков. Любовники отошли друг от друга, как совсем чужие люди. Не общались совсем. Не звонили друг другу, не интересовались ничем, что связывало их раньше. И вдруг…

О, это волшебное слово «вдруг»! Оно порой меняет жизнь за одну минуту, за один день.

Вдруг его лицо появилось на экране компьютера в ее скайпе… как ни в чем не бывало… спустя год полного молчания и полного отчуждения… лицо побитого жизнью человека… с мешками под глазами… с узким подбо-родком… с невыразительными глазами дальтоника. На экране возник мужчина лет пятидесяти с бритым под ноль черепом, с распахнутой до пояса джинсовой рубахой, под которой виднелась грудь, густо поросшая седым мохом волос.

И она сразу же поплыла, задрожала внутренне, затрепетала, как бабочка, наколотая безжалостным коллекционером-энтомологом на иглу. Ничего, оказывается, не закончилось, не прошло. Любовь не иссякает, не проходит. Она лишь затаилась на миг, на месяц, на год. И вдруг вновь вспыхнула ясным жарким пламенем… Уже на следующий день…

–Хочу тебя! Хочу!!! О!О!О!!! – кричала она, стонала, извивалась в его безжалостных, нежных и сильных руках плотника, мужика, привыкшего держать в своих ладонях топор, рубанок и пилу.

А он, как скульптор по дереву, нежно и решительно ваял из нее свою Галатею, свою Женщину, земную и небесную, отсекая все лишнее, несовершенное, не значительное, не нужное. А она, словно животное, притиралась к нему всеми своими выпуклостями и пазами, пытаясь совместиться с ним в единое, нерушимое и неделимое целое. Он тоже кричал, стонал. Бормотал какую-то нежную бредовую чушь. Наконец, обессилев, они рухнули на кровать и замерли в нирване, приходя в сознание, прислушиваясь к ощущениям и звукам обычной жизни.

Вот стукнула соседняя дверь, заскрипели половицы в соседней квартире, заплакал ребенок…

– Что это было? – спрашивала она у него изумленно.

– Выход в иной портал, только и всего, – отшучивался он.

Они лежали, тесно прижавшись друг к другу, обнявшись и вспоминали свой общий сон, один на двоих. Сон о полете.

Они прожили каждый свою жизнь. Он со своей женой, она со своим мужем. И вот нет теперь ни мужа у нее, ни жены у него. А сон, оказывается, им снился всю жизнь одинаковый. Будто легко и свободно взлетают и парят над землей силой одного лишь намерения, слыша, как шелестят вверху серебряные звезды, разглядывая внизу под собой обычную жизнь обычных людей. И думая: – Почему они не летают? Ведь это так просто!

Он, свернувшись в клубок, словно в материнской утробе, чувствовал неизъяснимое блаженство от ощущения свободного парении…

Она, расправив руки, словно крылья, всем телом ложилась на воздушный поток и парила в высоте, наслаждаясь полной абсолютной свободой от всего земного, тяжелого, удушающего, испытывая ощущение безграничной нирваны и слияния с космосом…

Но свидание закончилось, как все когда-нибудь заканчивается. Расставшись, он опять забывал о ней. Занимался свой обыденной, привычной работой: ремонтировал квартиры под заказ – с нуля под ключ, строил дома, дачи.

Сон о свободном полете, одинаковый, один на двоих – только это их и объединяло.

А когда, наконец, она решалась набрать на мобильни-ке его телефон и робко спрашивала, почему он не звонит ей, не интересуется совсем ее жизнью, то он отвечал ей грубо и по-мужицки прямо: я свободный мужчина, с кем хочу, с тем встречаюсь, с какой женщиной хочу, с той и сплю. И не лезь в мой огород!

После таких разговоров она плакала, посылала его в смсках куда подальше, прощалась с ним навсегда, а потом снова звонила, находя какой-либо повод, и вновь терпела свое поражение и его победу. Силы были неравные: она его любила, а он ее нет…

Все было просто отлично в спальне, в постели, но душу его – темную, чужую и незнакомую – она не могла никак распознать, повернуть к себе, найти в ней уголок и для себя. Душу свою он держал наглухо закрытой, отгороженной невидимой, тонкой, но очень прочной стеной. Он не пускал ее в свою душу, лишь изредка чуть приоткрывал для нее дверцу в заветное, мягкое, теплое, чувствительное и потаенное…

Редкие встречи приводили ее в состояние счастливой эйфории. Долгое и глухое молчание его между встречами – ввергало в состояние жуткой унылой депрессии.

Но ей нужны были даже эти редкие встречи. Он, этот мужчина, будто служил для нее неким проводником в мощный океан первородной космической энергии, даже не подозревая об этом сам. Он каким-то невероятным образом умел зажигать в ней внутренне солнце, освещающее и изменяющее все вокруг. Без него она просто умирала, засыхала на корню. Как цветок без дождя.

…Она летела на очередное свиданье, как на крыльях. Давила на газ своего авто, нарушала правила движения, проезжала на красный, перестраивалась из ряда в ряд, нарушая правила… Но в этот день ее будто спасал ангел-хранитель: все как-то обходилось.

Вдруг она вспомнила, как в предыдущий раз он сказал ей:

– Старею… Хочется долго и много. А не получается уже… «Кузьма» не слушается меня, живет своей жизнью… – Не наговаривай на себя! – ответила она. – У тебя все отлично получается!

Вспомнив это, она резко затормозила у интим-магазина, решив сделать ему подарок – купить таблетку для долгой любви.

Таблетка стоила дорого – тысячу рублей. Но она, не раздумывая, заплатила за нее и кинула в кармашек своей модной лакированной сумочки.

Припарковавшись во дворе его дома, она позвонила: – Я приехала! Жду тебя!

А он вдруг начал выкамариваться: – Ты знаешь, я сегодня не в настроении что-то. Да и друзья, Тарасовы, пригласили к себе на дачу. Я же им там за Первомайкой на берегу Сима дом построил: вот решили отметить новоселье.

Кое-как ей удалось уломать его: – Ты забыл что ли? У меня же сегодня день рождения! Я на тебя смертельно обижусь, если не поедешь со мной…

А про себя она подумала: – Зря, что ли я таблетку, такую дорогую, купила!

Выходные дни на даче прошли чудесно. Они жарили шашлык на открытом огне на мангале, пили Киндзмара-ули, настоящее дорогое грузинское вино, заготовленное ею заранее к своему дню рождения. Парились в бане, которую он круто натопил. Смотрели на падающие августовские звезды, загадывали желания, разговаривали обо всем на свете. Никогда он еще не был так ласков с ней, так нежен и так откровенен. Вечером она не знала, как предложить ему любовную таблетку, чтобы не обидеть.

Но, наконец, решилась и сказала, протянув ее:

– Вот, попробуй!

– Он удивленно посмотрел на нее и сказал:

– У меня сердце только одно…

– Ну, нет, так нет, – подумала она, и забросила капсулу обратно в сумочку.

Собственно таблетка и не понадобилась. Все и так было великолепно! Вечером следующего воскресного дня они расстались чрезвычайно довольные друг другом и своим свиданием.

А утром, в понедельник он позвонил ей и сказал: – Тарасовы вчера сгорели в своем дачном доме. Если бы я поехал с ними… Похороны завтра…

Это произошло позапрошлым летом. После той встречи через месяц глухого молчания он вдруг позвонил ей и сказал:

– Наши отношения бесперспективны. Давай останемся просто друзьями…

Обида, гнев, жалость к себе, сожаление о долгих годах, когда она жила надеждой на серьезные отношения с ним и глубокой нежностью к нему, накрыли ее с головой после этих слов. Как часто она представляла в своих фантазиях, будто венчаются они в храме: она в роскошном белом платье, расшитом золотом, он – в строгом сером костюме… А сейчас все рухнуло в одну минуту. Нечем было дышать… Слезы застилали глаза, голос ее дрожал… Но она собралась с силами и ответила:

– Я никак не представляю себе просто дружбу с мужчиной, которого люблю и которого хочу. Так не получится. Прощай!

С тех пор прошло два года. И часто во время бессонницы она, ворочаясь с боку на бок, вспоминает те счастливые дни, счастливые встречи, тот свет, озарение, подъем, чувство полета, которое он дарил ей и которое она испытывала, влюбленная бесконечно и нежно в него… Анализировала каждое свое слово, каждый поступок, не понимая, почему же он отверг ее.

– Может, эта дурацкая таблетка поцарапала его мужское самолюбие? Вот никогда не надо помогать никому, если об этом не просят…

– Но все же, все же… Именно из-за нее, из-за этой таблетки, которая стала тайной подсознательной причиной ее настойчивости в тот роковой день, когда сгорели его друзья, а она отвела его от гибели, можно уверенно сказать, любимый остался жив. И это уже хорошо. Надежда умирает последней… Кто знает, как еще неожиданно может повернуться жизнь…– думала она долгими бессонными ночами…

А продолговатая капсула в лакированной красной оболочке так и лежит в кармашке ее модной сумочки до сих пор, как талисман, спасший ее возлюбленного…

#жизнь #литература #проза #рассказ #цветаева #отдых #путешествие #туризм