Ритм жизни Константина Крылова

21 May 2020


В последние пятнадцать лет Константин Крылов мог умереть в любой день. Около десяти лет назад я написал ему письмо, в котором говорил вот о чем:
- Каждый человек имеет индивидуальный ритм жизни. Это своеобразные качели, на которых качается сознание. В природе такой ритм тоже существует – то холодно, и это зима, то жарко, и это есть лето.
Так и сознание выбирает своим приоритетом некое состояние, от которого переходит к полной своей противоположности и обратно через промежуточные состояния.
Ваш ритм жизни такой – в одном состоянии вы испытываете величайший гнев и негодование, абсолютное неприятие всего. В противоположном состоянии вы полны абсолютного приятия мира. В одном случае вы отрицаете все. В другом - принимаете все. И в обоих этих состояниях есть опасность для вашего здоровья.
Потому что, когда вы отрицаете все, вы отрицаете и свое здоровье. А когда принимаете все - то становитесь неразборчивы в еде, людях, и так далее. И то, и другое влияет на ваше здоровье в отрицательную сторону, вплоть до приступов и возможного смертельного исхода.
Дальше я давал ему рекомендации, каким образом минимизировать вред для здоровья.
На это письмо он мне не ответил, хотя в дальнейшем мы переписывалась довольно часто. Не знаю, обратил ли он внимания на мои размышления, однако я очень рад, что за последнее десятилетие он стал больше времени уделять литературному творчеству и написал великую книгу «Золотой ключ».
Я думаю, что любой, кто был знаком с Константином Анатольевичем либо прочитал о нем воспоминания, обратит внимание на эти проявления его ритма жизни.
Так, зороастризм по сути тоже есть ни что иное, как проявление именно такого ритма жизни.
Периодически приступы болезни тоже укладываются в него. Как, собственно, весь жизненный путь.
Ритм жизни есть у каждого человека, он неизбежная данность, как и обстоятельства места и времени. Его возможно понять и учитывать. Стоит только обратить на это внимание.
Несмотря на то, что умом я понимал, что Крылов живет под дамокловым мечом и его уход – это вопрос времени, известие о его кончине стало для меня большим горем. В ночь трагического известия Крылов мне приснился в виде облака неяркого света и сказал: «Я ушел вовремя, дальше все могло стать непоправимым несчастьем не только для меня».
Человек смертен. Но у человека есть величайший дар – он живет и во время своей жизни может познать себя. Частью этого познания, я уверен, является его личный ритм жизни.