Золотой век прогресса в прошлом?

Александр БАРАНОВСКИЙ

С детства мы постоянно слышим разговоры и читаем о все

возрастающих темпах прогресса. Одни боготворят прогресс, другие видят в нем путь к апокалипсису, но для всех прогресс предельно очевиден. Однако так ли все однозначно? В конце XIX века разговоров о прогрессе цивилизации в течение этого самого века было предостаточно. В ХХ веке подобных разговоров стало на порядок больше. Многим может показаться, что в XXI веке темпы прогресса будут еще больше. Но если проанализировать происходящее, то можно увидеть, что, начиная с 1970-х годов, темпы этого самого прогресса снижаются. Ну, а если попытаться вычленить временной отрезок в сто лет во всей мировой истории, когда темпы прогресса были максимальными, то это примерно 1870 — 1970 гг. За это время в передовых странах мира шло формирование зрелого, а затем и высокоразвитого индустриального общества.

Можно долго перечислять научные открытия, технические изобретения, технологические инновации, сделанные в течение этих ста лет. Можно сравнивать сотни показателей мирового промышленного производства и т.д. Можно говорить, что в 1870 году еще не было автомобилей, электрического освещения, телефона, звукозаписывающих устройств, а к 1970 году уже состоялась высадка людей на Луну. В последние десятилетия конечно же появилось немало технических чудес: персональные компьютеры, мобильные телефоны, цифровые фото- и видеокамеры, гаджеты, 3D принтеры. Всего не перечислишь. Но все это пока не привело к качественному скачку цивилизации.

Важно то, что в течение 1870 — 1970 гг. научно-технический прогресс воспринимался с почти однозначным оптимизмом, а вот с 1970-х годов начались тревожные ожидания глобальной экологической катастрофы. У людей стала появляться ностальгия по «старым добрым временам», когда продукты питания были «натуральными, без всякой химии», воздух не был отравлен промышленными выбросами и выхлопными газами, реки кишели рыбой, в лесах водились дикие звери и т.д. В общем — дескать, жили люди в гармонии с природой и не знали никаких техногенных катастроф, ни Хиросим, ни Фукусим. Один из ярких антисциентистов нашего времени заявляет, что «либо ученые уничтожат человечество, либо человечество должно ликвидировать ученых». Интересный момент — в конце ХХ века литературный жанр фэнтези стал более популярен, чем научная фантастика (правильнее, конечно, говорить околонаучная).

Идея прогресса перестала восприниматься с романтическим ореолом. Уже мало кто думает, что прогресс цивилизации коренным образом улучшит жизнь людей. Если технический прогресс еще продолжается, то по поводу социально-культурного прогресса есть серьезные сомнения. Крушение так называемого социалистического лагеря в конце восьмидесятых — начале девяностых многими воспринимается, как торжество капитализма во всем мире. А ведь социальный прогресс в современную эпоху — это формирование гуманистического общества, в котором бы сочетались максимальная индивидуальная свобода с максимальными социальными гарантиями и максимальными возможностями для личностного совершенствования. Высокий уровень материального благосостояния, образованности, информационной насыщенности — это само собой, это в значительной степени уже пройденный этап (в странах первого мира). С духовной культурой дело обстоит посложнее. Социальный прогресс ХХ века показал, что повышение уровня грамотности и образованности населения не приводит автоматически к расцвету культуры в высоком смысле этого слова. Трудно сказать, в чем должен заключаться культурный прогресс. В превращении многомиллионной обывательской массы в людей, интересующихся наукой и культурой, в введении всеобщего высшего образования, в исчезновении религии. Об этом много рассуждали в ушедшем ХХ веке. Кое в чем прогресс есть — повысился процент духовно утонченных людей, пробующих себя в искусстве, поэзии и т.д. С другой стороны — все или почти все шедевры литературы и искусства были созданы в докомпьютерную эру.

В нарастании объемов информации прогресс наиболее заметен. Еще никогда сотням миллионов простых людей во всем мире не были доступны такие пласты информации, как в эпоху Интернета. Само словосочетание «информационные технологии» практически отождествляется с понятием «современная цивилизация».

Если предположить, что в будущем уже никогда не будет таких темпов цивилизационного развития, как в 1870 — 1970 гг., то это еще не повод для пессимизма. Прогресс не остановится, просто его темпы будут умеренными. В этом есть свои плюсы.