"Безумный Макс" - идеальное кино

Одна из важнейших вещей в художественных произведениях - это недосказанность, умолчание. Тот, кто раскладывает все по полочкам и раскрывает все секреты своего мира - слабый художник, режиссер, автор. Тот, кто оставляет пустоты - мастер.

В "Безумном Максе" 2015 года пустоты везде. Кино не говорит явно о том, где и когда происходит действие. Не говорит о том, откуда взялись эти персонажи. Иногда опускает даже сюжетные сцены (как убийство Максом ночных преследователей).

Это сильнее "Интерстеллара", в котором персонажи назойливо и подробно рассказывают, строчка за строчкой, что такое черная дыра и как работает относительное время. Герои комментируют практически каждое свое действие текстом. Это не кино.

Это еще одна причина того, почему "Безумный Макс" - кино, лучшее среди многих. У каждого вида искусства есть неотделимый от него художественный язык. Литература говорит текстом, композицией слов. Живопись говорит красками, светом, композицией объектов. Театр говорит движением, мимикой.

Кино говорит монтажом, кадром. Все, что происходит в кино, живет внутри кадра и связано движением между кадрами. Если действие и сюжет передается текстом - это литература. Если все происходит в одном кадре, в котором изредка хаотично перемещаются или стоят персонажи - это картина, это театр, но не кино. Хорошо об отличии кино от других искусств рассказывает в своем видео-эссе, например, Тони Чжоу.

"Макс" выстраивает все кадры по одной системе: все важное всегда в центре. Огромное количество монтажных склеек не мешает смотреть фильм, а вовлекает в него - смена кадра не превращает движение в мельтешение, но скорее в напор, в стену, движущуюся на тебя.

В "Безумном Максе" нет метадиалогов, диалогов, выходящих за рамки сюжета. Персонажи живут в фильме и не комментируют происходящее для зрителей - зрителей в их мире не существует (в фильмах Кристофера Нолана или кинокомиксах Marvel, к примеру, все с точностью наоборот - в них явно пересказывают действие для смотрящего). В этом плане Джордж Миллер (режиссер "Макса") куда больше близок к Алексею Герману (спекулятивное мнение, понимаю), чем к голливудским блокбастерам.

Более того, в "Безумном Максе" вообще практически нет текста. Главный герой почти ничего не говорит (а если выкинуть и его реплики - почти ничего не изменится). Все важное, что мы узнаем о мире и о сюжете, мы узнаем в первую очередь из картинки - универсального языка.

Поэтому я пересматриваю "Макса" несколько раз в год и пока не собираюсь останавливаться.