13 патронов

Глава третья.

Проснувшись утром, я обнаружил около себя детеныша полульва. Странное чувство меня охватило при виде этой картины - рядом со мной детеныш того, кого нещадно уничтожали долгие годы, а он вот, лежит рядом и мирно спит, словно человеческий детеныш. А ведь когда я засыпал, он сидел около стены и что-то там себе ковырялся в расколотом бетоне. А теперь спит возле меня, прижавшись ко мне, словно к матери. Я все думал, что мне необходимо от него как-то избавиться, но что-то мне не давало это сделать, да и в свете последних событий, я все же сомневался, было много вопросов, на которые я никак не мог найти ответы, и все они связаны в той или иной степени с полульвами. Теперь и этот детеныш, что с ним делать - ума не приложу, даже если бы был человек, то я бы, скорее всего, тоже бы растерялся. Ладно, делать нечего, оставлю его, по крайней мере, не буду держать, убежит, так убежит. С этими мыслями я попытался встать. Сегодня был бодр как никогда, ноги кое-как поддавались, и я смог дойти до стола и сесть, радости было много, я уже и не думал, что получится. Тут же проснулся малыш, вскочил и пробежался по комнате, видимо зарядка у него такая. Да и, наверное, как все дети - некуда деть энергию, а у полульвов ее было куда больше чем у людей. Он подошел ко мне и начал скакать, не знаю, что он хотел сказать этим, но я попытался его успокоить, показав ему на пол, он остановился и таращился на меня, не понимая что я от него хочу. «Ну хоть так», - подумал я. Нужно поесть, я достал последний паек и предложил малышу, он уже знал, что и как, и принялся уплетать. После того, как съел, начал фыркать и показывать на миску. Видимо не очень нравилась ему еда. Я подумал и прикинул, что вполне можно пойти на охоту недалеко, за день как раз дойду со своими возможностями. Сказал малышу, тот все равно ничего не понял и пошел на выход. Вот шустрый, подумал я, доел, снарядился и потопал на выход.

Малыш играл во дворе, прыгал, носился, от чего-то прятался, мне даже в какой то момент показалось забавным, что он так весело и беззаботно играет, но потом почему-то в голову врезалась картина, как полульвы рвут людей, радость резко исчезла. Нет, все же надо дать ему имя. Назову его Лёва, нет, как-то банально, может Никитой, нет, тоже как-то тупо. Гора, вот точно Гора, они же крупные, плечистые как горы Ну вот и славненько!

- Гора! - крикнул я глядя на малыша, он повернулся, посмотрел по сторонам, никого не увидел, ничего нового не произошло, и лупоглазый уставился на меня, с диким непониманием чего я заорал. Я подошел к нему, и тихонько сказал:

- Гора, - указывая пальцем на него. - Саша, - указывая пальцем на себя. И так раз десять. Он внимательно посмотрел, и, показывая пальцем, что-то мычал и рычал, видимо, пытался повторить, видя, что ничего такого не получается, перестал тыкать пальцем и снова уставился на меня. Я опять повторил и объяснил ему, хоть и знал, что тот ничего не поймет. Он снова тыкал, но ничего не получилось. Я махнул рукой и пошел вперед, он повторил и поплелся за мной. Потом отбежал и шел впереди. Я решил проверить и крикнул: «Гора». Он остановился, повернулся и посмотрел на меня. Ну, думаю, нормально, вроде понял, я махнул рукой призывая его, он не понял, ладно, думаю, жди. Я подошел к нему, он вопросительно смотрел на меня, я, подмигнув ему, пошел дальше, он тоже побежал. В общем, мы то и дело останавливались, я чтобы отдохнуть, он чтобы понять, что я от него хочу.

Дойдя до небольшого леска, я расположился на своем уже давно подготовленном месте, расположился и лег поудобнее, закинув автомат на изготовку. Иногда приходилось ждать по несколько часов, иногда и получаса хватало, чтобы мимо проскочил заяц или волк, животных хватало в лесу, так как численность людей сократилась очень резко и животным никто не мешал и не охотился на них. Гора сел рядом возле меня, прям как пес был, мне это, конечно, было на руку, так как я думал, что, когда приду, то ни о какой охоте и речи не может быть, когда он будет скакать рядом. Спустя полтора часа, невдалеке показался олень средних размеров, давно не видал такой дичи, вот так удача. Я поймал его на прицел, немного сопровождал, выжидал момент когда он остановиться, и вот момент подвернулся, он замер, словно говоря мне:

- Давай, стреляй охотник, поскорее, не мучай меня ожиданием! Я готов был уже нажать на курок, как в прицеле появилась новая цель, причем такая быстрая, что я не сразу сообразил, кто это или что это было, я машинально посмотрел налево, где стоял рядом Гора, но его там не было. Так и знал, что он побежит, я вскинул автомат, чтобы чуть что, прикрыть малыша, олень-то был большой, но тот короткими прыжками нагнал его и запрыгнув на шею начал её раздирать, нанося с каждым разом все больше и больше ран и вот настало мгновение, когда олень рухнул на землю, окрашивая ее в бардовый цвет, глаза устремились в небо и больше не отражали жизни. Гора с радостным порыкиванием поедал часть туши. Я смотрел на этот мир и недоумевал, как же так, он такой мелкий и так справился. Что ж, по крайней мере, я сэкономил на патронах, в придачу огромный кусок туши, который предстояло дотащить до дома и там разделать, чтобы заготовить кое-что про запас.

Когда Гора наелся, то он показал жестом что-то вроде призыва, мол, иди ешь, я сразу понял его и помотал головой, он предпринял еще несколько попыток, но я отказал. Потом я пошел заготавливать ветки, чтобы волоком перетащить тушу, Гора сначала смотрел, потом начал помогать, получалось не особо но он старался, ветки то и дело выскальзывали из его лап. Связав ветки и надежно скрестив их между собой, я положил рядом с оленем. Гора пока наблюдал, он смотрел несколько минут как я пытаюсь передвинуть оленя на ветки, но у меня не очень получалось, так как устал уже очень, а оставаться было опасно. Потом подключился Гора и начал делать то же, что и я. В итоге, он сам затолкал тушу на ветки, я почти не толкал. По нему было видно, что тяжеловато было, конечно, но, вроде как, остался довольный собой, ибо начал прыгать около оленя, что-то рыча.

- Да, молодец Гора, - похвалил его я, но на этом еще не все, я взял веревку, сделал петлю, накинул на грудь и потянул. Тащить было легче, чем толкать, но мне было очень тяжело, я даже отчаялся вообще дотащить. Тут Гора подскочил ко мне и начал что-то рычать и показывать на оленя. Неужели он ожил, подумал я, повернулся но тот как лежал, так и остался лежать, тут-то до меня и дошло, что он просто хочет мне помочь. Я сделал еще одну петлю, он впрягся в нее, и мы потащили. Стало куда легче, но часто приходилось делать привалы. С горем пополам, к ночи мы все-таки притащили его к жилищу. Вообще странное ощущение было, ведь ночью я очень редко выходил, а тут мало того, что чертовски устал, так еще и руки заняты. Я все никак не мог верить своим удачам, но все же был рад им. Кое-как запихнув добычу внутрь, мы повалились спать.

Утром я занялся приготовлением мяса. Гора бегал на улице. А мне стало намного легче, почти ничего не чувствовал в ногах, настроение было отличное. С сожалением вспоминал находку с тринадцатью патронами, ведь от них осталось всего лишь 3, но все равно эта история не выходила у меня из головы, как меня так оставили в живых, и, главное, я не видел кто, впрочем-то неважно, они все одинаковые, хотя мне помнится, был один здоровенный, с которым я имел честь познакомиться. Ладно, неважно, все в прошлом, а сейчас у меня полно забот, готовка, чистка оружия и так далее. К тому же, надо было сходить к одному торговцу, посмотреть что нового, может, есть свежие книги или еще что-то.

Закончив с мясом, я позвал Гору, он уже понимал, что это его имя и откликался на него, соображает хорошо, видимо, надо будет еще чему-то полезному научить. Гора влетел в жилище как ураган, мне порой было страшновато, а не сшибет он меня случаем, ведь даже не почувствует. Он остановился возле меня и преданно смотрел мне в глаза, словно собака, но глаза излучали силу и уверенность, отражали глубину мысли, у меня даже мурашки по спине пробежали, таких глаз я еще не видел, это было поразительно - видеть в малыше столько силы. Я рассказал ему, что мы будем делать дальше, не знаю, понял он или нет, но я решил что буду ему все рассказывать, вдруг поймет, или заговорит, ведь он же получеловек, хотя только нижней частью, но это с виду так, внутри у них все почти как у людей, даже мозг, правда, он, вроде как, больше оказался.

Мы пошли через полуразрушенный город. Кругом зияли дыры серого бетона, торчали оскалившиеся клыки арматуры из него, как будто какой-то огромный монстр со своей армией залег тут в ожидании противника и всегда готов выскочить из засады, но увы, ему не суждено встать, хотя я мечтал восстановить город, каким он был раньше, ведь многие уже даже и представить не могут, как было, я и сам только на картинках видел. Это все мечты, конечно же, да и ничего в этом плохого нет, мечтать приятно и полезно, ведь мечты имеют свойство сбываться, какими бы они ни были, но могут. Я в это верил, мне было так легче жить, ведь без веры не прожить, тем более, что в наше время это стало куда более сложно. Мы продвигались все дальше и дальше, здание за зданием, Гора иногда нырял то в одно то в другое, зачастую рыча с верхушки здания мне, размахивая своими лапами-руками. Я кричал ему, чтобы был осторожней, переживал за него все-таки, ведь я успел к нему привязаться уже, он стал мне как сын, пусть и не совсем похож на человека. Он снова прибегал ко мне и мы шли нога в ногу. Идти было далеко, на самую окраину, ближе к старой трассе, домов становилось все меньше, на дорогах стояли черные остовы машин, напоминая о том страшном дне, когда армия американцев свободно въезжала в город и поливала огнем и свинцом все вокруг, не разбирая ни женщин, ни детей, и так с каждым городом. Мне было больно вспоминать про это, я очень много просмотрел информации по этому делу, много прочитал свидетельств нападения, много анализировал, и в какой то момент мне казалось, что я прошел все это и видел своими глазами, а закончилось все, когда мне исполнилось 5 лет, это было 2025 года 17 марта.

Я не любил вспоминать всю эту войну, так как оставалось много неизвестного, в котором мне предстояло еще разобраться. Как и когда - я еще не представлял.