13 патронов.

Глава 4. Выгода

Итак, мы приближались к месту обитания торговца. Был ли он у себя или где-то бродил в поисках припасов, я не знал, мы шли наудачу. Он мог неделями ходить, но часто бывал все же дома. Точку его хорошо знали многие, поэтому он старался особо не пропадать. Я его давно знал, еще когда был совсем пацаном, то часто к нему бегал, он рассказывал разные байки, новости и много воспоминаний про прошлую жизнь. Ему уже 68 лет, он многое помнил, через многое прошел. Я, бывало, оставался на несколько дней у него, правда, приходилось ему помогать по дому, но меня это никак не смущало, я охотно все выполнял и с упоением слушал его рассказы. Иногда дарил разные сувениры, а один раз подарил отличный охотничий нож, который до сих пор меня выручал. В общем, отличный он был мужик.

До его дома оставалось каких-то считанных несколько метров. Я остановился и повернулся к Горе. Я ему рассказал, куда мы идем и зачем, я, конечно, думал, что он ничего не понял, но все же надеялся, ведь с охотой проблем не было, правда, с людьми я не знал, как он будет себя вести, ведь кроме меня он никого не видел. Подойдя к двери, я услышал какие-то голоса. Это были голоса трёх незнакомых мне людей и один Сергеевича, его голос я бы распознал среди миллиона голосов, ведь с его уст слетело немало рассказов, которые я знал почти наизусть. Я не решался нарушить разговор, не знаю почему, но, что-то меня останавливало, я решил повременить со стуком. О чем конкретно они говорили было немного непонятно, но в общем, я услышал, что трое говорили о какой то выгоде, а Сергеевич был не согласен с ними, потом они перешли на ругань и крик, я решил, что тут, что-то назревает и, показав жестом Горе оставаться на месте, сам пошел к черному ходу, про который никто не знает кроме меня и Сергеевича. Пока я ходил, произошло многое. Перед перегородкой, разделяющей меня и комнату, я застыл, были слышны глухие удары, чей-то смех и ругань, по-началу Сергеевич что-то выкрикивал, потом начал захлебываться. Длилось все буквально минуту, я, немного помешкав, проломил перегородку и с автоматом наперевес влетел в комнату.

В комнате было двое, они от неожиданности раскрыли рты, я же воспользовавшись моментом, окинул взглядом комнату. Как я уже и говорил, их было двое, Сергеевич лежал на полу весь в крови, не подавая признаков жизни. Мужик, который его бил, был примерно ростом метр девяносто, он стоял спиной ко мне, второй сидел на стуле в конце комнаты и держал руку на автомате. Я нажал на курок и автомат выпустил короткую очередь в того бугая, несколько пуль, хлюпнув, застряли в теле, остальные прошли навылет и шлепнули о бетонную стену. Бугай с грохотом повалился на пол, составив компанию Сергеевичу. Второй немного успел среагировать и, наклонившись пустил в меня очередь, пули просвистели совсем рядом, одна даже пролетела рядом с ухом, падая на пол я пустил в ответ очередь и уже бездыханное тело опустилось около стула. Я встал и подошел к Сергеевичу, наклонился и услышал хлопок. Сильно запекло в левом плече, от неожиданности я выронил автомат и, подняв голову, увидел третьего, как же я так забыл про него, он навел мне пистолет на голову и уже был готов нажать на спусковой крючок, как послышался звон. Воспользовавшись моментом, я завалился назад и упал, третий повернулся налево и увидел там свою смерть - на него летел Гора, он прыгнул через окно, мужик даже не успел закинуть руку с пистолетом на него, как Гора уже полоснул его по горлу, и кровь фонтаном брызнула, заливая все вокруг. В падении он успел два раза выстрелить, проделав в потолке несколько отверстий, и упал на пол, оставляя под собой кроваво-алую лужу.

- Ты вовремя, Гора! Если бы не ты, я уже был бы мертв. - Гора что-то проурчал и подошел ко мне, ткнул когтем в рану, я заорал от дикой боли, но спустя несколько минут боль прошла и рука начала дико неметь. Потом ко мне вернулось чувство страха, то самое, когда я понял, что мои ноги отказали мне. Мне стало страшно, Гора стоял и смотрел на меня, начало темнеть в глазах, и я опять провалился в сон, в тот самый, от которого я совсем недавно избавился. Очнулся я на кровати Сергеевича, рука висела, пошевелить я не мог ей. Я встал и обвел комнату взглядом. На полу лежали тела бандитов, и с ними Сергеевич, жаль было мужика, а ведь мы с ним не виделись всего пару месяцев, надо бы их похоронить. А то через день начнут гнить. Но как это сделать? Вот вопрос был. Одной рукой особо не накопаешь. Горы нигде не было видно, видимо этих есть не стал, а пошел на охоту. Рука была без чувств, и это тревожило, но по ощущениям я понял, что случай как раз тот самый, что и с ногами. Значит, где то у них под когтями впрыскивается вещество, типа парализующего, на всякий случай, так сказать. Умно и надежно. Но зачем он это сделал? Может, оно не только парализует? Это мне предстояло выяснить, но я больше склонялся к тому, что оно еще лечит или обеззараживает. Других объяснений у меня не было.

Немного погоревав, я собрался с силами и решил вытащить тела на улицу и сжечь, другого выхода у меня не было, так как копать одной рукой не представлялось возможным. Я вытаскивал одного за одним, было очень тяжело, но я справился. Перед тем, как сжечь тела, я проверил карманы бандитов, у всех были какие-то типа карточки, на которых было написано, что они члены какой-то банды, то ли БАКЕРЫ, то ли Букеры или вообще Байкеры, но мотоциклов я не видел нигде поблизости, поэтому решил, что не байкеры, почерки были ужасны, конечно; в общем мне было все равно. Этих троих я скинул в одну кучу, плеснул бензину из канистры Сергеевича и поджег. Пламя вспыхнуло молниеносно, охватывая тела. Оно пожирало их все сильнее, сильнее и сильнее. Сверху я накинул еще несколько старых покрышек, что всегда лежали зачем-то у двери Сергеевича. Зачем он их хранил, мне было непонятно, а на вопрос он всегда отшучивался. Неужели знал? Я подошел к Сергеевичу, еще раз с ним попрощался и обильно полил бензином, почти пол канистры вылил, я не жалел бензин для него, тем более, что он был его, и мне он не был нужен. Накинув на него оставшиеся покрышки, я поджег бензин, и вспыхнул огонь, еще ярче, чем первый. Я отошел подальше, чтобы не обожгло, и с грустью смотрел на огонь. Вспоминая истории Сергеевича, я пытался не пустить слезу, он мне был, как отец.

В какой-то момент я почувствовал, что рядом кто то есть. Так и было, это стоял Гора, по левую сторону от меня, как он подошел я не услышал, видимо, был захвачен своими мыслями и воспоминаниями настолько, что не слышал ничего вокруг. Гора стоял как завороженный и смотрел на огонь, такого пламени он еще не видел. Когти его были в крови, все-таки охотился. Постояв еще несколько минут, я показал Горе на дом и пошел.

Сев за стол, я уже осмысленно проанализировал произошедшее. О какой выгоде они говорили, чего они хотели, наверняка у Сергеевича было что-то ценное, что заинтересовало бандитов, а может, и еще кого то, но они еще не пришли? Зная Сергеевича, можно было с легкостью догадаться что это что-то находится в тайнике, только совсем в другом месте. Это успокаивало, так как это место знал только он и я. Но нужно было собираться, так как в любой момент могли прийти за бакерами, а воин из меня сейчас никакой, с пистолетом особо не навоюешь, а про автомат можно было пока забыть, на несколько дней.

Я решил переночевать еще одну ночь тут. Да и рука заживала гораздо быстрее, чем ноги. Будь, что будет. Утро разбудило меня прямым солнечным лучом, хорошо, что это был не ствол, подумал я и с улыбкой встал с кровати. Как всегда, Гора вставал раньше меня и где-то бегал, вот, думаю, озорной мальчишка. Ладно. Необходимо собирать вещи, в особенности патроны. Оружие чужое и Сергеевича не стал брать, спрятал в тайник, авось не найдут. Также взял соленья и кое-что из еды, набрал электроники и еще каких-то штук, - видимо что-то из прошлого, пригодится торговать. Забрал некоторые книги, Сергеевич тоже любил читать, и для меня это было ценным товаром. Насобиралась огромная сумка, но мне тащить было тяжело, да и тогда бы не мог защищаться. Решил подождать моего малыша, вдруг получится объяснить, как тащить. Спустя час или два появился Гора. Я обрадовался, жестом показал, чтобы он подошел ко мне.

Я сначала как обычно все ему рассказал, потом начал показывать. Это был настоящий театр, я показывал что не могу поднять, потом показывал что нужно нести, а он таращил глаза и стоял без движения. Я уже начал смеяться сам над собой, но показывал еще раз. Потом без сил и от хохота повалился на пол, Гора смотрел на меня с удивлением, и когда я кое-как остановился, я вдруг услышал слабый полушепот: «Хорошо». Я прислушался, но была тишина, опять, думаю, глючит, рука ныла, но кое-как можно было шевелить. Я опять прикинул какие побочные действия от их яда, вспомнил, что в прошлый раз тоже была галлюцинация звуковая, значит так и есть.

Тут Гора неожиданно схватил огромный рюкзак, взвалил на спину и, как ни в чем не бывало, направился на выход. Я с ошалелым взглядом вскочил и поспешил за ним. Он шел довольно-таки быстро, я еле поспевал за ним. Дорогу он запомнил хорошо, думаю, значит, на него можно положиться. Я лишь изредка его окликал, чтобы перевести дух и попить воды. Гора ничего не ел и не пил, словно робот какой. Солнце жарило хорошо, а ему хоть бы хны. Выносливый, а что же будет когда он вырастит? Что ж, посмотрим. Мы снова двинулись в путь. Я шел и все думал про Сергеевича, а может, и вовсе не идти в тайник, потом проблемы же будут, а так придут, а у меня ничего нет, и дело с концом. Я уже свою выгоду получил, вон Гора несет, хватит с меня. Нет, лучше бы, конечно, я ее не получал такой ценой, но как есть, конечно. Нужно было мне спешить, да кто знал, эх, часом бы раньше или двумя, я бы еще его спас.

К вечеру мы были уже дома, Гора скинул мешок и снова куда-то умотал. Я начал распаковывать вещи и принялся за чистку оружия. Так и закончилась эта вылазка, чисткой оружия, горечью потери хорошего друга и сомнительной выгодой, о которой я еще очень сильно сомневался, идти за ней, или нет. Что ж, наверняка стоит подождать несколько недель. Так будет надежней, не люблю я сомнительные дела. А если там ничего не будет, то оно к лучшему.

Спустя какое время, пришел Гора. На плечах он нес косулю. Вот так дела. Косуля была небольшая, видимо, одной такой же Гора уже утолил жажду, и вот, решил порадовать меня. Я сказал спасибо ему, достал нож и принялся кромсать мясо на куски. Было сложновато одной рукой все делать, конечно. Но кое-как я сумел. Гора вначале стоял и смотрел, а потом ему надоело, и он пошел в свой любимый угол. Закончив с мясом, я прилег, думая о нескольких прожитых днях и о том, что произошло. С такими тяжелыми мыслями я и заснул, заснул крепко.