Покой и воля

28 September 2018
1,1k full reads
1,5 min.
1,3k story viewsUnique page visitors
1,1k read the story to the endThat's 84% of the total page views
1,5 minute — average reading time

Рене Декарт, Мераб Мамардашвили и Александр Пушкин о пафосе жизни

Есть время бросать камни, и есть время их собирать. И надо впасть в этот заданный архетип честолюбия, если хочешь того, чего хотел Декарт. А хотел он, как я уже говорил, и всю жизнь искал — две, связанные между собой вещи, покой души и волю. Это то, что в определенном смысле можно назвать личностным пафосом Декарта. У всех нас есть пафосы, то есть то, что владеет нашей личностью, связывает ее в нечто более или менее целое и задает нашу судьбу впереди нас. Этот личностный пафос моего героя можно выразить и словами другого человека, может быть, неожиданного в этом размышлении, Пушкина. Но ведь я употребил узнаваемые слова, а они принадлежат именно ему. Поэтому декартовский пафос жизни можно выразить и пушкинской строкой: «На свете счастья нет, но есть покой и воля».

Мераб Мамардашвили, философ

"На свете счастья нет, но есть покой и воля" — строчка из стихотворения Пушкина "Пора мой друг, пора..." 1834 года оказывается неожиданно выведена Мерабом Константиновичем Мамардашвили из Декарта.

Пора, мой друг, пора! покоя сердце просит —
Летят за днями дни, и каждый час уносит
Частичку бытия, а мы с тобой вдвоём
Предполагаем жить, и глядь — как раз — умрём.
На свете счастья нет, но есть покой и воля.
Давно завидная мечтается мне доля —
Давно, усталый раб, замыслил я побег
В обитель дальную трудов и чистых нег.