Русский антидот - Сноб

30.05.2017

Это, конечно, не "с мест", но "о местах". Замечательный большой репортаж Полины Ерёменко из Иркутска, в котором она собрала истории людей, погибших от отравления "Боярышником". Там, напомню, 78 человек погибли, выпив жидкость для ванн, которую и в обычном-то состоянии не надо бы употреблять внутрь, но там ещё и этиловый спирт заменили на метанол - то ли по преступному умыслу, то ли по недосмотру.

Автор называет иркутский район Ново-Ленино "сибирским Гарлемом". В тексте история об отравлениях показывается глазами участкового полицейского, врача-токсиколога, иркутского краеведа, который подводит неутешительный итог всему репортажу. Но главное - здесь рассказываются истории тех самых отравившихся жидкостью для ванн людей - неважно, какого они "сорта". И невозможно понять - что же с ними стало, что подтолкнуло к употребление "Боярышника" - потому что среди них и люди "приличные" (на такси ездят, вахтовики), и опустившиеся, и семейные, и бывший милиционер, и даже бывший водитель депутата.

"Когда вдова Евгения Мальцева, Людмила, пришла к местному батюшке с просьбой отпеть крещеного мужа, она получила отказ: «Не могу, ваш муж отравился суррогатом, а это то же самое, что суицид». — «Но он не собирался умирать, — спорит Людмила, — вина его есть, конечно, в том, что он пил из бутылки, на которой было написано “не для питья”, но если это и самоубийство, то непреднамеренное — мы же бруснику на зиму собрали, и у нас столько планов было!» Евгений и Людмила мечтали жить в деревне: «Мы там садились летом на лавочку у дома, запрокидывали головы и смотрели на звезды. У нас яркое-яркое небо в Мотах, это что-то». Людмила и Евгений жили скромно, но им было хорошо вместе: «Женя любил красивых женщин. Некоторые женщины бесятся от такого, но не я. Он меня просил одеваться красиво. Говорил: “Надевай, пожалуйста, коротенькое”. Это так странно — у нас мужчины, наоборот, запрещают своим женщинам, тем более в возрасте, надевать коротенькое. И я стала носить сарафанчик цветастый — наверху бретельки и грудь обхватывает, а внизу расклешенный, как у Наташи Ростовой, когда та на первый бал пошла. Мужчины оглядывались, Женя радовался. Теперь этот сарафанчик не забуду никогда. А Женя, наверно, даже сам не понял, как он на том свете оказался»".