Почему лучше быть остроумным (И почему лучше быть с остроумным)

02.05.2018

Когда у меня появился новый молодой человек, делилась со мной участница наших книжных встреч, я перестала быть такой агрессивной.
— Так, типаж, ты говорила, тот же, за счет чего ты перестала быть агрессивной?
— Может потому, что он остроумный?


Иногда книги читаешь, читаешь, и не понимаешь, а в совершенно неожиданные моменты понимание случается. Это было год назад. Мы обсуждали с той группой, кажется, книгу Льюиса Мамфорда, но понятной тогда начала становиться книга Конрада Лоренца - "Агрессия" - об этологии.

«Верно! — говорю, тем временем понимание охватило кору больших полушарий. — Новый умеет перенаправлять!»

Конрад  Лоренц — выдающийся австрийский зоолог и зоопсихолог, один из основоположников этологии — науки о поведении животных, лауреат Нобелевской премии по физиологии или медицине (1973, совместно с Карлом фон Фришем и Николасом Тинбергеном).
Конрад Лоренц — выдающийся австрийский зоолог и зоопсихолог, один из основоположников этологии — науки о поведении животных, лауреат Нобелевской премии по физиологии или медицине (1973, совместно с Карлом фон Фришем и Николасом Тинбергеном).

О чем пишет Конрад Лоренц? Он сообщает, что ненависти без любви в природе может быть сколько угодно (это касается и человека, и других животных), а вот любви без ненависти не бывает никогда. Так устроена жизнь. Если двое друг друга как бы тайно ненавидят, но при этом прекрасно умиротворяют друг друга, они идеальные брачные партнеры. Почему? Потому что поддерживают друг друга в собранном агрессивном состоянии. А агрессия, как мы говорим на встречах, — это бюджет. Скандал - это наихудший способ скинуть излишки агрессии. Агрессия - это энергия. На неё стоит строить.

«Бьет, значит любит», — смекнули «в культуре».

«Так тебя люблю, что съел бы».

Фрейд писал, что именно обиходная речь обладает надежным и верным чутьем к глубочайшим психологическим взаимосвязям.

Эволюция в свою очередь «смекнула», что такие союзы приносят больше качественного потомства (агрессивные родители лучше защищают своё потомство, лучше заботятся о себе и о нём) и стала отдавать предпочтению такому типу «любоненависти».

Вернемся к остроумию и смеху. Лоренц пишет: «Если несколько простодушных людей, — скажем, маленьких детей, — вместе высмеивают кого-то другого или других, не принадлежащих к их группе, то в этой реакции, как и в других переориентированных жестах умиротворения, содержится изрядная доля агрессии, направленной наружу, на не-члена-группы. И смех, который обычно очень трудно понять, — возникающий при внезапной разрядке какой-либо конфликтной ситуации, — тоже имеет аналогии в жестах умиротворения и приветствия многих животных. Собаки, гуси и, вероятно, многие другие животные разражаются бурными приветствиями, когда внезапно разряжается мучительная ситуация конфликта. Понаблюдав за собой, я могу с уверенностью утверждать, что общий смех не только действует как чрезвычайно сильное средство отведения агрессии, но и доставляет ощутимое чувство социального единения».

О чём эта фраза? О том, что смех, помогает нам снять с себя излишки агрессии. Пример: приходит на группу новенький. Лето, жара, мы сидим в летнем кафе. И он говорит: жарко, я сниму майку! Остается с голым торсом. Что происходит? Группа начинает переглядываться и смеяться. Почему? Потому что несоблюдение ритуала (или умышленное подавление нормальной церемонии умиротворения) равнозначно открытому агрессивному поведению. Новенький проявляет агрессию. Но мы культурные люди, то есть приспособленные к жизни в цивилизованном обществе, и первоначальный порыв сидящих за столом мужчин — подойти и со всей мощи дать новичку тумака — перенаправляется: они смотрят друг на друга и смеются.

Остроумие в той же степени имеет дело с перенаправлением агрессии. Если вы наблюдали за влюбленными, то они стабильно делают две вещи — целуются и смеются. Почему так много смеются? Слишком много энергии, и если они не будут конвертировать её в смех, то могут, например, поругаться или даже подраться, если у них слабо работают механизмы сдерживания.

Новый молодой человек моей собеседницы с помощью остроумия умело работает с агрессивной энергией его девушки: он перенаправляет её в мирное русло. А предыдущему парню приходилось не сладко. Он редко шутил, и в итоге ему доставались от девушки тумаки. А девушке, возможно, не нравилось видеть себя в таком образе, вот и решено было: расстаёмся. Не нравилось то, как он отражал её. Она может и хотела перенаправить агрессию, но глядя на его слишком серьезное лицо не могла удержаться от соблазна «направить» её... Книгу Конрада Лоренца тогда ещё не читала.

Поскольку любовь построена на агрессии, у любовных союзов есть две базовые модели поведения. Первая. Парень не шутит, девушка агрессирует на него. В зависимости от уровня доминации последнего, он не придает этому какого-то значения, либо его это беспокоит. Вторая. Парень весело шутит, девушка излишки любовно-ненавистной энергии перенаправляет в смех. И, наконец, есть третий паттерн: девушка может понять, что агрессия — это бюджет, и на своем чувстве влюбленности что-то строить, например, заниматься пониманием книг. И радоваться тому, что рядом есть человек, который вызывает приливы любовно-ненавистной энергии. Иногда, впрочем, давая вербального тумака партнеру, либо смеясь над его дивными шутками. Совсем без этого, не знаю, возможно ли.

Интересно? Не забудьте поставить лайк и подписаться на канал.