"- А зачем ты ругаешься матом?" "-А, для связки слов"

Вы когда-нибудь находились в центре урагана? Скажу Вам, что это очень щекочет нервы, в особенности, когда ты находишься на острове посредине могучей реки.

А если еще при этом, остров начинает заливать водой, то адреналина выше крыши!

Но обо всем по порядку.

Уже много лет подряд я провожу свой отпуск на Нижней Волге в Астраханской области. Это остров. Он расположен примерно в паре километре от берега, ровно посередине этой великой реки. Летом, это рай на земле. Воздух - примерно 35 градусов тепла, вода – около 30 градусов, короче то, что нужно! Песчаные пляжи и косы, множество разнообразной рыбы, приятное время провождение в компании верных друзей. Что еще нужно для счастья!

Но сегодня история про весеннюю Волгу. Бурную и непредсказуемую.

Наслушавшись рассказов, что весной, рыбы чуть ли не сами прыгают на берег, и вообще, ее можно ловить руками, наша компания решила проверить так ли это.

Не долго раздумывая, мы определили дату нашего отпуска и решили, что это будет середина апреля. В это время, в Астраханской области уже тепло, как летом. Днем гораздо больше двадцати, ну а ночью, редко ниже десяти градусов тепла. Нас, подготовленных туристов, это мало беспокоило. Главное, чтобы не было затяжного и нудного дождя, который может любой прекрасный отдых превратить в сидение в шатре или под зонтом. И тогда рыбалка может превратиться в «наливай, да пей», чего бы нам совсем не хотелось. По крайней мере, каждый день.)))

Ну так вот, в составе восьми человек мы отправились на Нижнюю Волгу.

Как это часто бывает в предвкушении отпуска, ожидаешь одно, а получаешь совсем другое. Увы, на этот раз, именно так и случилось. Волга нас встретила бурным течением. По реке неслись целые деревья и острова мусора, которые сорвало с их привычных мест усилившимися бурными потоками воды.

Для тех, кто не знает, расскажу, что практически весь год, Волга, в своем нижнем течении, величаво течет с определенной скоростью. А в то время, когда наступает весеннее половодье, и Волжское водохранилище грозит выйти из своих берегов, специально обученные люди открывают шлюзы на Волжской ГЭС, и гигантское количество кубометров воды устремляется вниз по реке до самого Каспийского моря. Эти потоки буквально сносят все на своем пути, прочищают русла и фарватеры, срывают на своем пути деревья и плотинки из веток и мусора и несут их вниз по течению.

Радовало нас одно, в отличие от промозглой весны в центральной России, Астраханская область встретила нас теплым солнцем, уже позеленевшей травой и уже совсем проснувшейся природой, после зимней спячки.

Перебравшись на наш остров, мы поставили нехитрый лагерь и стали его обустраивать. Лагерь представлял собой 4 палатки, установленные на некотором удалении друг от друга, шатра, в котором был установлен общий стол и сложены продукты на случай дождя. Недалеко от шатра в паре-тройке метров от берега было сделано кострище и жизнь рыболовно-туристического лагеря закипела.

Дежурные готовили обед, женщины и дети пошли за дровами, а мужчины взяли на себя земляные работы.

Первая пара мужчин пошла обустраивать туалет, который для нас, городских жителей должен был быть максимально комфортным и желательно с хорошим видом ))). Мы решили, что лучшим видом будет вид бурно бегущей Волги и проплывающих барж и пароходов. Копалась яма, сверху над этой ямой устанавливался пластиковый стул с прорезью определённого размера, и с трех сторон эта конструкция огораживалась брезентом.

Вторая пара мужчин начала готовить ступени, по которым можно было относительно комфортно спуститься к воде, для мытья посуды, рыбалки и прочих дел. Вода, которая к тому моменту уже начала пребывать каждый день, всячески мешала этому строительству и норовила размыть только что обустроенную лестницу.

К вечеру все подготовительные работы были сделаны. Лагерь был разбит! По этому поводу было выпито по паре-тройке стопок водки и потекла размеренная туристическая жизнь.

Первым делом надо попытаться поймать рыбу. Снасти были распакованы, наживки насажены и многочисленные донки закинуты. Ждем улов. Но что-то было не так. Летом, за такое же время наши садки уже были бы забиты не только всякой небольшой рыбой, но уже и более серьезными экземплярами рыбной фауны. Но сейчас, ни один колокольчик не порадовал нас своим перезвоном, который происходит во время поклевки.

Ничего страшного пойдем и выпьем еще по сто грамм. В шатре всегда есть чем заняться. И есть еще один враг рыбалке – преферанс. За игрой в него время утекает как песок. За преферансом мы и убили остаток вечера и начало ночи. Над островом светила луна, яркая как фонарь, по реке, черными крокодилами проносились смытые стволы деревьев и усиливающийся ветер добавлял к этой картине чего-то зловещего и колдовского. Высокие и мощные волны били в берег, и с каждым их ударом, часть этого берега отваливалась в воду и уносилась потоком воды неведомо куда. Надоев ловить улетающие от порывов ветра карты и выпив изрядную долю алкоголя, мы разошлись по своим палаткам и под завывание ветра в ветвях деревьев, под которыми мы разбили наш лагерь все благополучно уснули.

Утро нас встретило еще более усилившимся ветром. Светило жаркое солнце, но ветер тут же сдувал с лица те крохи тепла, которые доставались нам от солнечных лучей. Позавтракав остатками ужина и водкой мы пошли разбирать снасти. За ночь, на них налипло множество гнилых водорослей, травы, веток и разной дряни. Да, видимо весной надо ловить как-то по-другому! Смотав бесполезные донки, мы достали спиннинги и пошли в ту часть острова, где летом был неглубокий залив, чтобы попытать счастья в добыче хищника.

После полутора часов кидания блесны, ни у кого из четверых, в активе не было даже небольшого окунька. Похоже, что макароны с тушенкой будут главным блюдом этого отпуска!

И мы пошли домой без единой рыбки. Вернувшись в лагерь, мы увидели, что наши женщины и мой сын стоически держали общий шатер, в котором находилась наша кухня, столовая, склад и кают-компания. Усилившиеся порывы ветра пытались превратить его в воздушный змей. С каждым порывом, металлический каркас, на который был натянут тент, скрипел и искривлялся все сильнее. Колья, к которым были привязаны растяжки, выскакивали из песчаного берега один за другим и даже то, что мы уже ввосьмером пытались сохранить наше хлипкое убежище в первозданном состоянии, нам не помогло. Очередной порыв ветра, тент отделился от каркаса и затрепетал на ветру, как знамя в руках революционера, удерживаемый одним из нас от судьбы Элли, Тотошки и не помню, кого еще там унесло.

Каркас изрядно покореженный и наполовину развалившийся, уже не был способен удерживать никакой тент.

В этот самый момент и начался дождь. Нудный и промозглый. Смысла восстанавливать шатер уже не было, и мы экстренно начали растаскивать весь туристический скарб по своим палаткам, которые благо, не пострадали от этих порывов ветра. Остатки общих продуктов, которые уже не помещались в наши палатки, мы аккуратно сложили в одну кучу посередине нашего лагеря и укрыли от дождя тентом от развалившегося шатра.

Вот тебе и отдых! На улице моросит дождь, шатра у нас нет, рыба не клюет и даже нет места, где без мокроты, льющейся с неба мы могли бы спокойно выпить и пообщаться все вместе. Но где наша не пропадала! Не сидеть же без дела. Выпив по паре стопок водки, мы начали думать, что же можно сделать. И придумали! Из высокого ивового кола, остатков каркаса, шторок от шатра и веревок мы соорудили над нашим столом некое подобие зонта, который даже были нипочем неослабевающие порывы ветра. В преферанс под таким укрытием во время дождя не поиграешь, но пить очень даже можно!

-Вторая пошла! – радостно провозгласил Игорь, доставая вторую бутылку и размещая ее на столе, под нашим незамысловатым убежищем.

За второй была третья, за третьей четвертая, на закуску были консервы и сало с луком и хлебом.

И всем уже было абсолютно наплевать на непогоду, шквалистый ветер, отсутствие удобств, то, что не клевала рыба и другие напасти. Главное нам было весело и интересно в одной компании. Так незаметно стемнело и настала пора отправляться по нашим палаткам. Не успели мы расползтись по своим «домам», ветер еще усилился и начался холодный и косой дождь.

Покоя не было! И вовсе не потому, что было жестко или холодно. Современное туристическое снаряжение очень легко решает эти задачи и дает максимальный комфорт туристам. Но от порывов ветра палатка ходила ходуном, дождь по ней стучал так сильно, что этот стук отдавался эхом прямо в голове. И не смотря на большое количество выпитого алкоголя уснуть не удавалось. Я лежал и слушал все эти звуки с мыслями о том, что вот примерно также Робинзон спасался от своих непогод на необитаемом острове, только ему было много хуже по причине отсутствия такой палатки, спальников, мягкого само-надувающегося коврика и других туристических «гаджетов». Рядом, мой сын, тоже не спал и периодически задавал разные вопросы: а что будет, если затопит остров?, а что будет, если промокнет палатка?, а мы не замерзнем?, а зачем взрослые пьют водку, если она не вкусная?, и много других вопросов.

-Все будет хорошо и ничего плохого с нами не случится! – отвечал я ему, совсем не представляя, какие происшествия нас ждут впереди

И вдруг, в паузе между ответами на вопросы и моими мыслями, палатку буквально прижало к земле очередным порывом ветра, раздался несильный треск и сразу же что-то захлопало, как хлопает на сильном ветру развивающийся флаг или потерявший часть ветра парус.

Я сразу понял, что с нашей палаткой что-то не так. Надо было вылезать из спальника и глядеть, что-же произошло. Я надел куртку, обул сапоги и вылез из спального отсека. Молния, которая закрывала отсек для вещей, лопнула и часть нашего снаряжения, вещей и продуктов усиленно промокало под косыми струями дождя. Все осложнялось тем, что направление этого дождя и ветра было ровно в открывшийся проем.

Одев налобный фонарик, я начал пытаться вернуть соскочивший барашек молнии на место. Но это было совсем не просто! Мои ладони и пальцы быстро намокли, барашек не поддавался, да и темнота не добавляла удобства, даже не смотря на свет фонаря.

«Что же делать?» - думал я, - «Как спасти наши вещи и починить палатку?»

Идея пришла быстро. Когда мы собирались в поход, жена положила мне с собой набор ниток, иголок и булавок. Я очень сильно сопротивлялся этой необходимости, но теперь я понял, насколько сейчас этот набор мне пригодится.

«Так, зашью ка я молнию изнутри нитками, чтобы тент не хлопал на ветру. А завтра утром ветер утихнет, дождь закончится, и я что-нибудь придумаю!» - эта мысль показалась мне идеальной, и я принялся за дело!

Это было совсем не просто. К тому же ветер с дождем и не думали утихать. Все время, которое я сшивал две полы палатки, она моталась из стороны в сторону под порывами ветра. Дождь безжалостно мочил все, что не удалось убрать в защищенное место. Но было бы желание! Не прошло и часа, как повреждение было устранено, и я, весь промокший, отправился спать. В этот момент мне уже было все равно, что на улице завывает ветер, что о тент палатки стучит дождь, я завалился и уснул мертвецким сном.

Утро встретило треском костра.

«Странно, такой звук, как будто горит целое дерево» - подумал я. Еще более странно было то, что это звук доносился не с той стороны, где было наше костровище, а с противоположной.

Посмотрев на часы, я увидел, что едва минуло 7 утра. Когда утром температура едва ли дотягивает до десяти градусов тепла, а вокруг все сырое от недавно закончившегося дождя, то в такую погоду совсем не хочется вылезать из теплого спальника. Но звук невесть откуда взявшегося костра требовал выйти и понять, что происходит в лагере.

Действительно горело поваленное дерево, лежавшее на берегу немного в стороне от нашего лагеря. Оно было обложено ветками и стволами поменьше и от этого костер полыхал не хуже, чем в мое пионерское детство. Самое примечательное, что напротив костра была натянута веревка, на которой сушились наши вещи, впопыхах оставленные нами под дождем вчера вечером.

Оглядевшись по сторонам, я увидел, что той части берега, на которой было наше костровище, попросту нет! Его смыло вместе с остатками нашего костра. Благо, что котелки и сковородки оказались вне досягаемости стихии и лежали на берегу, правда совсем рядом с кромкой воды. Я с удивлением отметил, что за ночь примерно двух метров земли как не бывало. Вместе с нашими ступеньками, которые мы мастерили. А вода стала выше примерно еще на один метр. Дерево, которое еще вчера вечером росло на самом берегу и на которое мы пристроили наш умывальник, сегодня утром плавало в воде, поскольку стихия, вместе с берегом размыла и его корни.

Да, умыться пока не из чего! Надо как-то достать умывальник. Схожу ка я в туалет!

И здесь сюрприз. Там, где еще вчера была суша, сегодня было почти по колено воды! Да уж, остров за ночь просто уменьшился на глазах! Пойду в другую сторону.

И тут я увидел автора утреннего костра. Это был наш друг, Виктор, житель соседней деревни. Наш покровитель и гид во всех наших путешествиях в те края.

Однажды, много лет назад, будучи приглашенный к нашему костру и угощенный водкой, он, после нашего гостеприимства умчался на своей лодке неведомо куда и привез здоровенного сазана, которого мы затем все вместе и использовали как закуску. С тех пор и завязалась наша дружба. Приезжая на Волгу мы всегда знали, где нам оставить наши автомобили, знали, что есть человек, который всегда поможет с местом для лагеря, а если надо, то и рыбой. Нам же было очень приятно, ежегодно приезжая в его края, делать Виктору разные подарки, принимать угощения в виде различных волжских деликатесов, слушать его интересные истории про местных рыбаков и их промысел, да и вообще про жизнь простых людей Нижней Волги.

Виктор донес здоровенную ветку до костра и закинул ее в и без того жаркое пламя.

-Промокли Вы тут совсем, нах**! Говорил же я Вам, живите у меня дома! А вы, в свои еба**ые палатки! Даже МЧС штормовое предупреждение прислал, б*я! – эмоционально жестикулировал Виктор

Ругался он много и часто. Но чаше всего по делу. Испугавшись ночной бури и того, что с Волжской ГЭС еще усилился сброс, Виктор решил проверить, все ли у нас в порядке. Рано утром, не смотря на шторм, он, прикрываясь берегом дошел на своей моторке до острова и увидел последствия вчерашней стихии. Поскольку было очень рано, он не стал никого будить, а развел большой костер и начал сушить всё то, что увидел в намокшем состоянии: забытый под импровизированным зонтом ватник, брошенные сапоги, полотенца, которые висели на веревке и другие мелочи.

Мы поздоровались, и я стал оживленно рассказывать, как нам вчера довелось побороться со стихией, параллельно удивляясь переменам пейзажа, окружавшего наш лагерь, произошедшим всего за одну ночь.

На наш разговор, все стали просыпаться, и один за одним вылезать из палаток.

- Нех*я вам тут больше делать! Сейчас буду по очереди всех перевозить! Остров скоро совсем под воду уйдет! – эмоционировал Виктор, но в ответ получил полное несогласие с этой идеей буквально от каждого из нас. Молчал только мой сын. Уверен, к тому моменту ему уже порядком надоел дождь и ветер. А то, зачем он приехал, а именно азарт поймать большую рыбу, так и не наступил.

- Мы же не пить в деревенском доме приехали, а ловить рыбу! И наслаждаться туристическим бытием! – кричали все наперебой.

После долгих дискуссий, решили в целях безопасности переправить на берег только лишь моего сына, как самого младшего члена нашей группы.

Эвакуацию откладывать не стали, к тому же и сын не возражал, проведя под дождем весь предыдущий день и на пронизывающем ветру сегодняшнее утро. А на берегу две собаки, кошки, гуси. Развлечений полон двор!

Лодку, которую заливало прибрежными волнами, вытащили на берег и перевернув на бок, вылили из нее несколько ведер воды. Спустили еее обратно на воду и погрузили туда моего сына, одетого в самый плавучий спасательный жилет. Лодку сильно качало на волнах прибойной волной. Виктор, в своих болотных сапогах, повернул лодку поперек волн, чтобы ее снова не залило и начал в нее запрыгивать. Это удалось не с первого раза, так как качало ее довольно сильно, а волны так и норовили перехлестнуть через борт.

Запрыгнул. Второй задачей было завести мотор, который упрямо отказывался это делать. А лодку тем временем опять поворачивало бортом к волнам, и Виктор начинал все сначала: вылезал, поворачивал лодку, пытался запрыгнуть, запрыгивал, пытался завести мотор. И так несколько раз подряд! Все это время он не забывать усиленно ругаться на кого-то, наверное, на хляби небесные, но до нас доносились только обрывки слов уносимые ветром в другую сторону:

- Бл***, ** **** мать, ******, **** *уй, ****** в рот, и так далее.

И вот мотор завелся и экипаж в составе моего друга и моего сына потихоньку разрезая волну и прикрываясь подветренным берегом пошли с острова на большую землю. Я провожал их взглядом до самого берега.

Слава богу, что эвакуация обошлась без приключений! Весь этот день мы находились на острове в боевых условиях. Ветер дул, берег размывался и отваливаясь большими кусками, уносился потоками воды, а суши становилось все меньше из-за того, что уровень воды в Волге с каждым часом увеличивался. А на следующий день, как по мановению волшебной палочки ветер стих, появилось солнце и сразу началось лето.

Но, увы, мне было пора собираться домой, так как мой отпуск был короче, чем у друзей. Они остались получать новые впечатления, а я стал переправляться на берег с помощью нашего Виктора.

Без проблем переправившись на сушу я встретился с сыном, которому очень понравились два дня проведенных у Виктора дома. Разные кошки-собаки, мультики без ограничения и теплая мягкая кровать.

Приведя себя в порядок и попрощавшись со всеми, мы сели в наш автомобиль и отправились в сторону дома. Каждый раз, когда едешь домой после нашего Волжского отпуска, хочется раз за разом вспоминать разные истории, которых каждый такой отпуск приключалось не мало. Этот раз не был исключением.

-Как же вы переправились в шторм? – спросил я у сына, завязывая разговор. – Не страшно было?

-Совсем немного. – услышал я в ответ. – Да, и Виктор сильно матом ругался, пока заводили мотор и шли к берегу.

-Ну ты бы у него спросил, зачем он это делает! – продолжал я диалог.

-А я и спросил!

-А он что ответил?

-А Виктор сказал, что это он ругается матом для связки слов! – подытожил мой сын и продолжил – А знаешь, пап, а других слов то и не было!!

Наш друг Виктор погиб при схожих обстоятельствах весной, десять лет спустя, перевозя туристов на тот же остров, про который я веду свой рассказ и налетев на бревно, которое под водой несло бурным весенним течением. Лодку перевернуло, а все, кто в ней находились пропали. Их тела затем находили одно за другим до самого лета. Жаль человека! И каждый раз вспоминая Виктора, я вспоминаю про «связку слов».

А когда рассказываю кому-нибудь эту историю, вспоминаю Виктора.