Защита диплома. Забавное совпадение.

Вот и наступило время подготовки дипломной работы. Наша выпускающая кафедра, традиционно, как было заведено ещё в советские времена, распределяла большую часть дипломников по многочисленным оборонным предприятиям нашего города для подготовки дипломной работы на действующем предприятии, чтобы потом выпускники туда и трудоустроилось.

Но в начале девяностых, большинство из этих НИИ еле сводили концы с концами, оставшись без поддержки государства и доживали свои последние дни. К слову сказать, тот институт, к которому прикрепили нашу группу дипломников в составе пяти человек, чувствовал себя так же. Неважно!

Всем было абсолютно наплевать на каких-то дипломников. Нас прикрепили к бородатому дядьке в очках, который отвел нас в небольшой кабинет и лениво сказал:

-Я буду Вашим руководителем. Этот кабинет будет вашим рабочим местом. В девять ноль ноль, каждое утро с понедельника по пятницу жду всех здесь. Выберете себе по кульману, на котором будете чертить чертежи и стол, на котором писать пояснительную записку. Через полчаса я вернусь и скажу, что дальше.

В этом кабинете стояли шкафы, набитые пыльными свертками чертежей и десяток старых, поюзаных кульманов. Каждый из нас выбрал себе место, и мы стали ждать, что дальше.

Через полчаса наш куратор не пришел. Не пришел он и через час. Рабочий день уже давно перевалил за свою половину, когда наш «МихалМихалыч», а звали его именно так, появился. Он был изрядно навеселе.

-Так, ребятки, мне с вами заниматься некогда! Поэтому хорошенько поковыряйтесь в этих шкафах, в них лежат чертежи и пояснительные записки от дипломных работ, которые защищали ваши предшественники. Может что и пригодится!

Это был подарок судьбы! Мы как коршуны кинулись открывать шкафы и изучать их содержимое.

-Сами понимаете, - продолжил МихалМихалыч уходя, - предприятие режимное, домой ничего не унесешь, а выкидывать жалко. Студентики все-таки трудились! Вот из года в год и накапливается в этой комнате макулатура из старых дипломных работ! Вот только комната эта не закрывается, вот и таскают отсюда ватман на скатерти для разных мероприятий на рабочем месте, да на оберточную бумагу. Поковыряйтесь и идите домой. Завтра будем определяться с темами.

Тем временем, в одном из шкафов, я нашел почти полный комплект чертежей устройства, проектирование которого, могло бы стать темой моей дипломной работы. И пояснительная записка тоже нашлась! Я ликовал! Осталось немного добавить в конструкцию и технологию мелких изменений, перечертить чертежи и переписать пояснительную записку и дипломная работа готова!

Так и получилось. Вся наша группа, имея в активе черновики достаточно быстро и качественно подготовилась к защите, даже несмотря на то, что большую часть работы приходилось делать в стенах НИИ. Да, традиционные студенческие ночные бдения за дипломом, почти обошли меня стороной.

И вот, нам объявили дату защиты. Заранее был составлен график, кто за кем защищается и утвержден состав комиссии, которая будет принимать у нас защиту. В комиссию вошли два преподавателя из нашего университета, один из руководителей НИИ в котором мы готовили дипломы и наш «МихалМихалыч».

К слову сказать, эту четверку мы достаточно часто видели вместе в НИИ. И почти каждый раз, когда мы встречались, от наших научных руководителей пахло спиртным. Стоило ли этому удивляться, ведь чистейший этиловый спирт в этом НИИ выполнял роль технической жидкости и был доступен многим и в любом количестве. А уж руководителям то точно!

Когда тебе чуть больше двадцати лет, то все кажется по плечу. Воспользовавшись халатностью работников НИИ, в один из дней подготовки к защите, мы заполучили в свое распоряжение почти 300 грамм вышеупомянутой жидкости С2Н5ОН. Уже на следующий день перелив этот спирт в заранее принесенную грелку, мы спокойно ее вынесли за пределы НИИ, преодолев контроль бдительной охраны, которая следила за всеми входящими и выходящими с этого режимного предприятия, пристроив грелку со спиртом в штанах за поясным ремнем.

Мой друг Шурик, который жил в соседнем доме с главным корпусом НИИ, пригласил нас к себе. Там мы и превратили спирт в водку, разбавив его пополам с кипяченой водой и добавив в получившийся раствор сушеных корок апельсина.

-Так, нас пять человек. Четверо парней и одна девушка – начал говорить Костик, самый пунктуальный и организованный из всех нас. – Наши преподы наверняка бухнут перед нашей защитой. Это же хороший повод для них! А давайте и для нас праздник устроим. Если по сто двадцать грамм на каждого, то никто и не заметит, а мы стресс снимем и волноваться не будем.

-Я только полтинничек. Больше не буду. Даже не уговаривайте – согласилась с фактом того, что нужно выпить Оля, единственная девушка в нашей компании. – А то будет язык заплетаться, и я не смогу как следует выступить.

-Решено! Да! – загалдели все хором.

-Ну что встречаемся у Шурика в 9-00? Санек, ты же не против? – подвел Костик итог нашего короткого обсуждения вопроса.

-Конечно нет. Я картошки нажарю. Только давайте не опаздывать, чтобы в десять мы уже были на месте, в НИИ.

В день защиты к девяти ноль-ноль, все, как один приехали к Шурику, у которого на плите уже томилась только что пожаренная картошка. Его родители, как всегда были в деревне, поэтому, нам никто и не мешал осуществлять наш дерзкий замысел.

-Пятьдесят грамм Оле, стопочку Сереге, стопочку Шурику, стопочку Олегу и остаток мне – Костик у нас в компании был штатным разливающим. И в этот раз он сделал свое дело четко и ровно, не пролив ни одной капли нашего самодельного напитка.

-Ну, за успешную сдачу диплома – произнес я, подняв свою стопку.

Мои друзья поддержали мой тост и тоже начали поднимать свои.

-Мужики, я не буду – пошел на попятную Олег и сразу продолжил свои оправдания – голова болит, да и вообще.

- Ты чего?! – начали все возмущаться по очереди, - Давай! Договорились ведь!

-Парни, не обижайтесь, я не могу!

-Ну, как хочешь! – обиженно подвели мы итог и разлили его порцию по нашим стопкам.

Еще раз чокнулись, выпили, закусили картошкой и побежали через дорогу в уже ставший родным НИИ.

Похоже, наш замысел оправдался! Члены комиссии пришли с некоторым опозданием и все, как один были шумные и веселые. Шутили с нами на темы учебы и защиты, всячески пытались разрядить обстановку и успокаивали нас, чтобы не волновались.

Я начал развешивать свои чертежи на доске и готовиться к защите. Начиная с третьего курса, выходить первым на экзамен из своей группы стало моим правилом, которое часто мне помогало в получении оценки «отлично». Первому, почти всегда на бал выше!

Во времена СССР, штатная стипендия на моей специальности была пятьдесят пять рублей. Если ты учишься без троек, то семьдесят три рубля пятьдесят копеек, а если ты отличник, то и вовсе, более восьмидесяти двух рублей! Вполне хорошие деньги, в особенности на фоне зарплаты молодого инженера в сто двадцать рублей. Поэтому привычка хорошо учиться, была очень даже оправдана в финансовом плане

Защита шла по плану. Моя речь лилась, как горный ручей, чистая и красивая.

«Наверное, сто грамм действительно помогли расслабиться» - думал я между строк.

И вот, все! Последний чертеж прокомментирован. Наступает череда вопросов.

-А что это у вас за нарисованный прямоугольник на блок-схеме производственной линии? – спросил у меня председатель комиссии.

Моё сердце заколотилось как бешенное! Вопрос был по наименее значимому листу и всех моих пятнадцати листов диплома. На этапе подготовки, я даже не стал разбирать, что там за квадратики на этом листе, а просто «перестеклил» с работы моего предшественника, которую я нашел в шкафу вначале работы над дипломной работой.

«Видимо настало время импровизировать!» - подумал я.

-Это робот-манипулятор, который передает заготовку с одного участка линии на другой. Заменяет рабочего, который раньше таскал болванки вручную – выдумал я на ходу.

-Интересное решение! – члены комиссии склонились друг к другу и начали что-то обсуждать между собой. – А почему на схеме робот-манипулятор отмечен нетипичным для этого символом?

-Новая модель! – соврал я – для нее еще символ не придумали!

Вся комиссия начала громко смеяться в голос. Через несколько секунд мои сокурсники тоже к ним присоединились и подхихикивали в такт.

Я стоял как в воду опущенный.

«Неужели провалился!? Теперь, наверное, трояк влепят! Позор!» - мысли метались в голове. От стыда было невозможно спрятаться. Вот тебе и сто грамм!

-Вообще-то, эту линию разрабатывал наш институт несколько лет назад – начал свой вердикт руководитель комиссии, - и что, где на ней означает, я могу рассказать с закрытыми глазами.

-На одном из заводов, где такая линия смонтирована, - продолжал он, -в этом месте пункт контроля качества и контейнер для забракованных деталей, которые будут отправляться на переделку. А идея с роботом хорошая. Мне нравится! Я бы тоже его там поставил. Но нет в СССР пока таких роботов!

Я по-прежнему стоял и трясся, еще не понимая, что меня только что похвалили.

-Ну что стоишь, садись! Отлично!

В голове тут же вспыхнули сотни маленьких салютов!

-Ура! Я защитился! У меня отлично! Свобода!!

Потом были защиты моих друзей. И у всех была отличная оценка. Только Олег получил оценку «хорошо»

После защиты мы опять пошли к Шурику, купив в ларьке по дороге бутылку «Спуманте» и бутылку спирта Рояль, которые пили уже все. И Олег тоже.

Мы пили за то, что часть жизни, под названием «студенчество», пролетела, пили за нашу будущую трудовую жизнь, за то, чтобы демократия наконец-то победила и в стране настало счастливое будущее. А еще мы смеялись над Олегом и гадали: вот то, что он получил «хорошо», а мы «отлично» это совпадение или закономерность.

Выходит, что сто грамм плюс знание предмета равняется «отлично». Вот такая арифметика!