Бульба. Сказка маркетолога.

Жил-был король. И была у него мечта. Он хотел, чтобы в королевстве выращивали земляное яблоко — растение, которое ему подарил знакомый путешественник. Но крестьяне противились. Как сказал фермер Джобс, «это яблоко невкусно выглядит и его не хочется даже лизнуть».

Король сердился. Он был уверен, что земляное яблоко надежно защитит королевство от голода. И во имя благой цели приказал казнить всех, кто откажется сеять яблоки. Но угрозы не помогли. Крестьяне делали все, чтобы загубить урожай.

Король созвал советников, но никто не мог сказать, как заставить крестьян выращивать земляные яблоки. Тогда он обратился за помощью в соседнее королевство и к нему приехал маркетолог. Король не знал, что такое «маркетолог», но его уверили, что если кто и справится с задачей, так это он.

О проблеме король рассказывал маркетологу долго. Приглашал придворного агронома. Угощал блюдами, приготовленными из земляных яблок. Сетовал на непослушность и отсталость крестьян.

— Проблема не в крестьянах, проблема в неправильном маркетинге, — сказал гость.
— Что? — непонимающе переспросил король.
— Нужно работать над восприятием овоща. Для начала изменим название. Пусть теперь земляное яблоко называется «картофель», а лучше всего — «бульба». Издайте указ, что бульба — это овощ королевской семьи. Никто кроме вашей семьи не может его есть, а тем более выращивать. Выделите участок для бульбы на виду у всех. Засейте и поставьте охрану.
— Но я же хочу все с точностью наоборот: чтобы у каждого крестьянина была эта бульба, — не понимал король.
— Так и будет, но после того, как в голове крестьянина закрепится идея королевского овоща...

Король сделал так, как говорил маркетолог. Через несколько месяцев ему доложили, что повара королевской кухни тайно продают бульбу крестьянам. Сообщали, что крестьяне пытаются подкупить охрану участка, где росла бульба. Король не вмешивался.

Через два года полиция обеспокоено доложила, что крестьяне массово начали сеять бульбу и уже никто не соблюдает указ о королевском овоще. Король улыбнулся. «Когда-то их нельзя было заставить сеять бульбу даже под угрозой смерти. Ай да маркетолог, ай да сукин сын!»

bartoshevich.by