РПЦ — это диагноз

30.12.2017

Помимо основных тем своего блога – путешествий и фотографий – я периодически отклоняюсь от последних и рассказываю о своем отношении к тем или иным вещам, событиям, заговорам. Я люблю копать. Копать глубоко. Поэтому, когда во мне посеялось зерно сомнения о том, что наша Русская православная церковь вовсе не верующая и не ПРАВОславная, как это не парадоксально, решил свои суждения проверить и систематизировать, а позже изложить в письменном варианте.


И дало начало моему сомнению летняя поездка по Черноморскому побережью и Крыму, как ни странно. До Крыма мы заехали в Джубгу, Геленджик и в рядом находящийся (в шести километрах от города Г.) городок-село Дивноморск/-кое. Именно здесь, в Дивноморске находится резиденция главного, не побоюсь этого слова, ПОПА русской православной церкви – патриарха Кирилла. Так уж сложилась судьба, что в этом Дивноморске у нас обнаружились дальние родственники, которые живут на этом курорте довольно давно и сдают там комнату (по крайней мере, раньше сдавали). Мы остановились у них на ночлег, поэтому слушали рассказы о жизни здесь, с ее тяготами и невзгодами. Конечно же, это было более правдиво, чем слушать от экскурсоводов каких-нибудь.

Разговоры длились долго, и как-то речь зашла о том, что здесь располагается та самая резиденция, от которой очень много проблем. При и без того огромном дорожном трафике летом, периодически сюда приезжает поп всея Руси и тогда творится хаос. Перекрывают дороги, ставят посты ГАИ, приезжают люди в очках и черных костюмах. И все ради того, чтобы Кирилл проехал здесь на своем затонированном патриарх-мобиле за несколько миллионов рублей. По рассказам все тех же родственников – это ужасно.

Я, честно, не понимаю, почему в России дозволена такая трактовка религии, которая для многих людей является единственным светом в жизни! Зачем все эти позолоченные одеяния, кадила, почему человеку для общения с Богом нужно приходить в строение, наполненное золотом и украшениями? Почему в Исламе, например, достаточно просто расстелить коврик для молитвы, а атеистам – прийти в библиотеку (условно, конечно)? Почему у православных попов (будем брать самых главных) такие отъевшиеся рожи? Они ведь должны соблюдать все каноны и посты, а их, этих постов и канонов, – очень много. И человек чисто физически не может растолстеть, если будет соблюдать их все.

Многие россияне, конечно, знают Кирилла как талантливого проповедника, епископа, который против засилья католичества и протестантизма. По крайней мере, так говорят по телевизору. Однако, есть также и другая сторона – темная. Согласно ей, состояние Гундяева a.k.a. Патриарха Кирилла оценивается в несколько миллиардов долларов. За активное служение Богу, надо полагать!

*кстати, вот дворец Патриарха в заповедной зоне близ Геленджика, крест наверху - неотъемлемый атрибут!*
*кстати, вот дворец Патриарха в заповедной зоне близ Геленджика, крест наверху - неотъемлемый атрибут!*

О темном прошлом Патриарха можно говорить долго, но - не в этот раз. Скажу лишь одно - бабла у него много и своим одеянием и крестом на груди он лишь прикрывается.

Недавно, при посещении храма, увидел, как батюшка (тоже крупненький) отчитывает женщину, которая, видите ли, не пришла на молитву в храм и не оставила подношения. Он, вообще, какое моральное и религиозное право имеет? Не всем же быть аскетами, отрешенными от мирских дел! При том что сам батюшка (это, кстати, был Свято-Троицкий храм в Боголюбово) ездит на самой последней модели KIA. Не думаю, что это ему Господь послал за вечные молитвы…

И ей Богу, я не хочу никого обидеть, я просто задаюсь вопросами, как любой нормальный думающий человек. Я не понимаю людей, которые терпят все это лишь потому, что верят. Которые приходят в храм и считают обязательным купить каких-то пресных булочек, поставить свечку (самая маленькая из них стоит 25 руб., при том что себестоимость рубля два, не больше). Богу это не нужно! Богу нужны Ваши благие деяния, поступки во имя Него, любовь к людям и всему Живому. Все эти подношения – лишь деньги в карман попам.
И ведь точно говорят: в России все будет плохо до тех пор, пока мы не решим – кто мы и зачем.