О художественном и буквальном переводах

Американская писательница Виктория Шваб хочет разорвать контракт с российским издательством «Росмэн» из-за изменений, которые были без разрешения внесены в её книгу «Тени сгущаются». Издательство утверждает, что коррекции подвергалась только одна сцена, и это обсуждалось с литературным агентом писательницы. Изменения внесли для того, чтобы избежать рейтинга «18+», который необходимо ставить по закону о «пропаганде гомосексуализма» – ведь Шваб пишет для юной аудитории. Изменения коснулись второй книги цикла, но на очереди публикация третьей, сюжет которой держится на любовной линии ЛГБТ-персонажей, и вопрос становится острее.

Вопрос, имеет ли переводчик право менять смысл оригинала, довольно сложный. Есть изменения, которые вносить просто необходимо. В переводах Льюиса Кэрролла часто рифмованная игра слов стоит в приоритете над дословностью, поэтому переводчики могут полностью изменить смысл, чтобы сохранить художественное решение. В оригинале «Алисы в стране чудес» фраза звучит так: We called him tortoise because he taught us (мы звали его сухопутной черепахой, потому что он нас учил). В русском переводе: «Мы звали его Спрутиком (потому, что он всегда ходил с прутиком)». Есть также идиомы, которые в буквальном переводе теряют смысл. Например, английским аналогом русской идиомы «когда рак на горе свиснет» будет фраза «когда свиньи полетят».

Художественный требует сохранения авторских образов, эмоций и литературных решений. Однако иногда переводчик вносит незначительные изменения и без особой необходимости. В первом издании «Гарри Поттера и философского камня» переводчик заменил жабу – домашнего питомца Невилла – на черепаху. Есть мнение, что это нужно, чтобы улучшить качество или стиль повествования, но, на наш взгляд, нередко это просто вариант самореализации, не улучшающий книгу.

И, конечно, есть моменты, которые переводчик в принципе не имеет права менять. Они касаются сюжета, персонажей и смыслового подтекста. Это художественные решения и любые изменения обсуждаются издательством с писателем или его литературным агентом. Сотрудничество автора и переводчика обычно зависит от самого автора. Некоторые предпочитают работать с одним закреплённым переводчиком для каждого языка, знакомиться, выходить на связь и обсуждать необходимые детали, а другие остаются в стороне от этого. Умберто Эко, например, собирал своих переводчиков на специальные конференции, а Толкин составил инструкции для перевода сложных реалий и имён. Джоан Роулинг первое время активно работала с переводчиками и некоторых даже выбирала самостоятельно, но с увеличением числа языков перевода и ростом популярности книг писательница устранилась от каких бы то ни было контактов с переводчиками.

Так или иначе, если «Росмэн» решит конфликт с писательницей и сохранит за собой право публикации третьей книги серии, то есть только один способ не нарушить при этом российское законодательство: издать книгу с рейтингом «18+» и в запечатанном виде. Или же книга не выйдет вообще.

«Ведомости» о скандале с Викторией Шваб: https://www.vedomosti.ru/technology/articles/2017/08/14/729185-izdatelstvam-perevodnoi-literaturoi

На сайте The question переводчики отвечают на вопрос об ответственности переводчика за изменения текста: https://thequestion.ru/questions/49044/nesut-li-perevodchiki-perevodyashie-filmy-knigi-otvetstvennost-za-izmenenie-teksta-po-ikh-usmotreniyu

Статья N+1 про многострадальный русский перевод книг о Гарри Поттере и о переводе иностранной литературы: https://nplus1.ru/material/2016/09/12/harrypotter

На сайте: https://itrex.ru/news/o-hudozhestvennom-i-bukval-nom-perevodah