Мауро Икарди: "Я не командный игрок? Плевать на мнение журналистов и критиков"

У Мауро Икарди очень простой и емкий взгляд на футбол и на свое место в нем. «Нападающий должен забивать голы. Полузащитник – организовывать игру. Защитник – защищаться. Вратарь – отбивать». Точка. Никто – ни Спаллетти, ни Манчини, ни Пьоли, ни Де Бур, ни Маццарри, ни Страмаччони – не в силах переубедить Мауро. Он твердо стоит на своем. 

После нескольких месяцев работы в Интере Роберто Манчини говорил: «Если бы Икарди еще и умел играть в футбол, он был бы феноменом». Никто так и не понял, шутит ли тренер.

Мауро это не волнует. «Я думаю, что благодаря голам можно многого добиться. Голы в футболе очень важны. Много говорят о том, что я не командный игрок, но мне плевать на мнение журналистов и критиков. Я знаю одним способ помочь команде и тренеру – забивать голы. Я делаю это с самого детства. Я умею забивать, я должен забивать. Как это называется? Миссия? Да, это моя миссия. Я забивал в Сампдории, я шесть лет забиваю в Интере. За Интер я забил на 100 голов больше, чем играя в Генуе, но остался тем же игроком. Я спокоен, если кому-то кажется, что я не прогрессирую».

- Существует два типа лидеров: молчаливые, но решительные, и те, чье присутствие заметно на поле и в раздевалке. Ты из первых.

«Я кричу. Часто повышаю голос на партнеров. Повязка не изменила меня, я таким и был. У меня четкие цели, я уверен в своем выборе. Я мало говорю о себе, редко даю интервью. Иногда публикую фото в инстаграме, но ничего не комментирую. Дверь в мою личную жизнь всегда закрыта».

- Но есть те, кто рассказывает о твоей жизни за тебя. Ванда, например.

«Ванда прекрасно знает, что делать и что говорить. Она понимает, чего хочет публика. Ей комфортно на телевидении, она знакома с журналистами, вошла в мир моды, который всегда ее интересовал. Ванда хитрая, ее не нужно контролировать. Я полностью ей доверяю. Они знает, насколько можно приоткрыть занавес, чтобы это не было для меня проблемой. В Милане я не выхожу из дома, у нас пятеро детей и четыре собаки. Добавьте меня с Вандой – у нас целая футбольная команда. И Ванда – главный бомбардир этой команды. Впрочем, мной командует только Франческа, в январе ей исполнится четыре года. Изабелла, Бенедикто, Валентино, Константино – вся моя семья на моем теле. Не хватает только собак».

- Ты весь в татуировках.

«Я ношу своих любимых не только в сердце, но и на своей коже. Я понимаю, о чем ты. Дети, которые играют в футбол, берут пример со своих кумиром. Они думают, что без татуировок нельзя». 

- Да, такой себе обряд посвящение.

«Честно говоря, я не хочу, чтобы так было. Но что я могу сделать? Я не могу измениться ради кого-то. Понимаю, что являюсь примером, но нужно думать своей головой. Делать татуировки не потому, что они есть у меня или другого футболиста». 

- Я должен извиниться. Обещал не задавать вопросы о Ванде, но облажался, как новичок. Закрою тему. Тебе никогда не было стыдно за твою жену?

«Никогда. Я спокойно отношусь ко всему, что она делает. Полностью доверяю. У меня свои дела: тренировки и дом, дети. У нее шоппинг, она – мама. Она выбрала такую жизнь».

- Одно время ходили разговоры о том, что ты можешь быть вызван в сборную Италии. Я тогда очень оценил, как ты привязан к своим корням, к Аргентине.

«Я и секунду не думал. Это не говорит о неуважении к Италии, я многим обязан этой стране. Но я – аргентинец. Даже несмотря на то, что мы с семьей рано уехали из страны – случился дефолт, все боялись худшего. Я вырос в Испании, но постоянно езжу в Аргентину, к родственникам, которые там остались. Месси тоже уехал в 12-13 лет. Сейчас в Аргентинец снова кризис, у людей нет денег, они злые, разочарованные, часто жестокие. Причина того, что произошло перед матчем Боки и Ривера, – не только фанаты. Президент Боки прав, когда говорит, что это национальный позор – не суметь провести матч уровня финала Лиги чемпионов. Но проблема очень глубокая, социальная».

- Ты сказал о Месси. Он правда обладает таким огромным влиянием в сборной?

«Это вы обсуждаете в газетах и на ТВ. Я никогда не слышал, чтобы Месси говорил тренеру, что делать. Я уверен, ничего такого нет и не было. Состав на чемпионат мира выбирал Сампаоли».

- К сожалению для вас. В любом случае в каждой команде есть игроки, к чьему мнению прислушиваются. Ты никогда не просил у президента об усилении состава? Манчини, будучи игроком, каждый день предлагал кого-то.

(«Будучи тренером – тоже», – смеясь, вмешивается Аузилио). 

«Никогда. Я могу разве что попросить Месси помочь нам в Лиге чемпионов… Мы зависим от Барселоны, но нужно думать о ПСВ. Барса всегда играет на победу. Надеемся, в этот раз ничего не поменяется».

- 28 очков, Наполи рядом, Юве далеко, борьба за выход в плей-офф Лиги чемпионов. Такой Интер ты себе представлял?

«Мы стали сильнее, это точно. Мы стартовали не очень хорошо, потеряли очки в первых матчах. Если бы сыграли в полную силу, сейчас были бы ближе к Ювентусу. Когда мы подумали, что все наладилось, случился провал в Бергамо. Нечего сказать, они просто сыграли лучше».

- Ты когда-нибудь думал об уходе из Интера?

«Это им лучше знать (показывает на Ауизилио). Я всегда четко говорил о своих целях.  Первая – вернуться в ЛЧ с Интером. С этим мы справились. Вторая – выиграть что-то с Интером. Директор собрал хорошую команду, хотя и не мог много тратить, а подписывал только свободных агентов». (Смех)

- Ты еще не продлил контракт. Пиппо Индзаги, играя за Юве, просил продления после каждого гола.

«Все будет. Время есть».

- Матч на Олимпико очень важен для вас, а особенно для Ромы.

«Мы постараемся провести хороший матч. Знаем, что Ювентус и Наполи оторвутся, если мы допустим ошибку. Они очень сильные».

- И у Ювентуса есть Роналду.

«И семь скудетто подряд. Роналду многое дал нашему чемпионату. Только Юве мог себе его позволить».

- Они пытались и тебя подписать.

«Что-то такое слышал. Иногда я последним узнаю о таком. Мне интересно одно – хорошо делать мою работу. Лучше спросите у Ванды и Пьеро. Для меня играть в футбол – это радость, честь, работа, о которой я мечтал. Я вернулся из Лондона в шесть утра и сразу же принял холодную ванну, чтобы уменьшить гематому на квадрицепсе. Хочу скорее восстановиться и снова играть».

- Легендарный нападающий Роберто Пруццо говорил, что у него не получалось одинаково настраиваться на все матчи. Его мотивировали только сильные соперники.

«Сейчас нельзя себе такого позволять. Можно играть с усталостью, но без мотивации – никак. Я всегда сосредоточен и спокоен».

- Говорят, ты опекаешь Лаутаро.

«Я очень много ему помогаю. Везде брал с собой, потому что он никого не знал. Ему всего 21 год. На поле он выкладывается по полной, привык к аргентинскому футболу, где тебя бьют и ты бьешь. VAR с этой точки зрения – счастье для нападающих. Раньше в штрафной всякое случалось. Теперь игра стала чище».

- У тебя были проблемы с ультрас после выхода книги. Ты, конечно, придумал – писать автобиографию в 23 года…

«Это не автобиография, я просто рассказал о начале своего пути, часть моей истории. Что касается конфликта с курвой, как мне кажется, все началось после матча с Сассуоло. Когда есть проблемы, о них говорят, их обсуждают. Сейчас я не чувствую ничего такого, когда встречаю болельщиков».

- Голы решают все проблемы.

«Очень помогают, да».

- Кажется, ты часто руководствуешься инстинктами на поле.

«Футбол внутри меня. Я знаю, куда бежать, как опередить защитника – это не отработаешь на тренировках. Может хватить секунды».

- Вдали слышны сирены. Это Реал идет за тобой.

«Мне кажется, это неподходящий момент. Мне хорошо там, где я сейчас».