Жуткая история Тодда Виллингема или С чего эти учёные взяли, что они самые умные?

27.06.2017

В 2009-м журнал Нью-Йоркер рассказал историю о Тодде Виллингеме. Тодд жил в северном Техасе и как-то раз в 1991-м году у него сгорел дом. В пожаре сгорели три его маленьких ребёнка. Сам Тодд успел выбежать, но ни он, ни пожарные не смогли зайти в горящий дом, чтобы спасти детей.

А потом — внезапно — Тода обвинили в поджоге. Мотива убивать любимых детей у мужика вроде как не было. Но во-первых, у него уже были какие-то мелкие судимости. Во-вторых, он пил и бивал жену. В-третьих, горелый дом изучили двое опытных пожарных: Мануэль Васкес и Дуглас Фогг. Васкес, который к тому времени расследовал уже больше 1200 пожаров, не мог не отметить, что всё в доме указывало на поджог.

Металлические пружины на кроватях детей побелели, а значит, что пол был нагрет сильнее потолка, что не нормально для обычного пожара. У основания стен следы угля: опять признак того, что огонь был необычайно низким. Более того, выгоревшие места на полу были в форме луж: как будто кто-то разлил жидкость для розжига и поджёг. Стёкла местами покрылись трещинами в форме паутины: в учебниках для криминалистов пишут, что это ключевой индикатор того, что огонь распространялся быстро, и было очень горячо, что опять свидетельствовало о жидкости для розжига. Тодду задали простой вопрос: успел ли он обуться, когда выбегал из дома? Нет, не успел. Горел ли при этом уже первый этаж? Да. Почему же у него нет ожогов на ногах? Тодд утвеждал, что на полу огня не было. Но следы указывали на то, что горел сперва именно пол.

«Огонь не лжёт» заявили пожарные на суде.

Тодда приговорили к смертной казни. Позже ему дали выбор: признание в обмен на смягчение до пожизненного. Тодд не признал своей вины. «Я любил своих детей и никогда не причинил бы им зла». В 2004-м году его казнили. Перед смертельной инъекцией его спросили, желает ли он что-нибудь сказать. Единственное, что он сказал, это то, что он не виновен.

В 2010-м году организация «Проект невиновность» подала в суд на штат Техас, обвинив судей и экспертов в том, что они отправили на тот свет невиновного человека. Случай наделал большой шум в прессе. Многие утвержают, что у судебной системы США есть несовершенства. Однако они упускают ключевой момент: в июле того же года новая комиссия признала, что следователи не нашли достаточно доказательств того, что Тодд сам поджёг дом.

В чём же ошибались криминалисты?

Сомнения в том, что следователи приняли желаемое за действительное появились ещё в 2004-м году, когда Тодда ещё можно было спасти. Именитый учёный-химик Джеральд Хёрст изучил материалы дела Тодда Виллингема и засомневался в выводах. Хёрст жил на доходы от патентов и мог посвящать массу времени изучению похожих дел. Один раз он спас женщину от тюрьмы, доказав, что пожар в её доме был вызван искрами от проводки.

Как действовал Хёрст? Он проводил эксперименты. Например, криминалисты утверждали, что на крыльце дома Тодда обнаружились коричневые пятна, которые могла оставить только жидкость для розжига. Хёрст взял жидкость, налил её на пол своего гаража и поджёг. Пятен не оказалось. Он повторил эксперимент ещё множество раз. Пятен не было. Зато обнаружилось, что коричневые пятна после пожара — это обычное дело: их оставляет ржавчина и пыль после того, как смешается с водой из пожарных шлангов.

Хёрст также отметил, что необычные трещины на стекле нашлись в 12 из 50 сгоревших домов, хотя поджогов там не было. Эти стёкла находились там, где пожарные поливали дом водой. Возможно, трещины были вызваны тем, что стёкла резко охлаждались, а не резко нагревались. Хёрст обозвал умозаключения Веласкеса и Фогга «бабушкиными баснями».

Также криминалисты утверждали, что дерево не могло сгореть под алюминиевым косяком: чтобы это произошло, туда должна была попасть горючая жидкость. Хёрст провёл массу экспериментов и показал, что алюминий проводит достаточно тепла, чтобы дерево стало гореть. А вот если под косяк попадёт жидкость, то гореть ничего не будет, потому что у огня не будет доступа к кислороду.

И так далее. Хёрст говорил, что с таким подходом, как у криминалистов можно доказать, что Земля плоская: «Это похоже на поджог, значит это поджог.» Хёрст утверждал: «Я считаю, что требуется научный базис. Иначе это ничем не отличается от охоты на ведьм».

Отчёт Хёрста попал к губернатору штата в день казни, но казнь не остановили.

Интересно, что в этом деле люди, принимавшие решения, действовали добросовестно. А у криминалистов Веласкеса и Фогга действительно был огромный опыт расследования. Но как видим, ни опыт, ни большое желание установить правду не помогут, если нет навыка действовать научным методом. Если бы судьи и криминалисты были лучше образованы, если бы они знали, когда нельзя обойтись без экспериментов, если бы они знали, как можно делать умозаключения, а как нельзя — невиновный человек не был бы казнён.

Психолог-когнитивист Итиель Дрор, который собаку съел на исследованиях свидетельских показаний и экспертных заключениях в криминальном деле, говорит: «Разум — не пассивный механизм. Если вы поверили во что-то, если вы что-то ожидаете, то мозг меняет отношение к поступающей информации и меняет воспоминания».

У учёных есть механизмы, которые защищают их от самообмана.

И к медицине это относится в полной мере. Медики часто не имеют прямых свидетельств того, что происходит в организме. Поэтому иногда они вынуждены действовать как детективы. И как детективам им нужен научный метод.

Эта история не имеет прямого отношения к теме сайта похмелье.рф. Но мы её всё равно перевели, опубликовали и предлагаем прочитать вам.

Зачем?

Мы очень часто подчёркиваем, что наш сайт отличается от прочих тем, что им занимаются врачи с профильным образованием. При этом у многих возникает законный вопрос: а что эти медики вообще понимают в человеческом организме. И даже больше: а с чего эти учёные вообще взяли, что они в чём-то лучше разбираются, чем не учёные.

Тем более, что то, что мы утверждаем иногда противоречит жизненному опыту читателей. Трудно утверждать, что виски вреднее водки человеку, который любит виски.

Поэтому мы сделали специальную статью, где объясняем, как работает наука и чем она отличается от не-науки.