Хозяин земли

08.01.2018

Сельский житель, как правило, просыпается рано. Дмитрий Петровский не исключение.  Будучи мальчишкой босиком с постели бежал к окну, чтобы скорее увидеть, как зарождается новый день.

Перед выходным, когда не надо было идти в школу и можно сделать много такого, чего душа желает, он еще с вечера придумывал, чем займется с утра. Очень хотелось, чтобы день длился как можно дольше и был полон впечатлений.

По отцовской привычке, пока мама не позовет завтракать, бывало, пройдется по двору, бросит взгляд на заспанную улицу, не забудет зайти в сад – там своя жизнь. Сад всегда к себе манит: весной – появившимися сочно-зелеными листьями и распускающимися белыми бутонами будущих фруктов, летом – урожаем краснощеких яблок и лимонных груш, под весом которых гнутся ветви деревьев. И зимой сад загадочен и необычен: снежная гладь на всей его территории хранит следы разной птицы и домашнего кота-разбойника, охотившегося за ними…  Окутанные сугробами деревья стоят молчаливо, словно стражи.

Дмитрию всегда казалось, что жить он будет в родном селе Глиное. Со своим хлебом и парным молоком, разбитой дорогой до трассы, и домом, который с нуля построил отец, и который ни в чем не уступает тому, что в городе. Но жизнь есть жизнь, бывает, случается так, что планируешь одно, а выходит иначе. Окончил школу и надумал поступать в университет, в Тирасполь. Но не на агронома и не на зоотехника решил учиться, как этого ожидали в семье, в которой все из поколения в поколение крестьяне, а на юриста. «Время, наверное, было такое, когда юриспруденция входила в моду, – делится Дмитрий. – А, может, еще и соблазны городской жизни подталкивали. Многие сверстники забредили тогда предпринимательством. Только и слышно было, что кто-то открыл кафе или мастерскую и начал работать на себя.  Хотелось попробовать тоже. В городе это   было реально, не то что в селе. И юристы, люди, знающие законы, в бизнесе тогда преуспевали».

Родители, в прошлом колхозники, выбору сына не препятствовали. Но и особо не были довольны его будущей специальностью. Отец больше хотел видеть «мизинца» своим продолжателем, тем более, когда рискнул и взял в аренду около ста гектаров земли. Григорий Дмитриевич – предприимчивый и рисковый мужик, все его знали таким. Вот и с приходом новой экономики решил попробовать стать хозяином земли. Не на словах, а на деле.

Разговоры в семье о начале отцовского предпринимательства не могли оставить сына равнодушным. Его это тоже беспокоило, ведь, чтобы начать свое дело, отец немалые деньги вложил.  Дмитрий ясно осознавал, что семье нужна была помощь.

Младший Петровский домой приезжать стал чаще, не только по воскресеньям. В селе о нем опять заговорили. «Неужели возвращается?» – судачили соседи.

«Недавно прямо в лоб спросил меня товарищ о том, не жалею ли, что вернулся в село, – пооткровенничал Дмитрий. – Ответил примерно так: республика у нас маленькая, из Глиного в Тирасполь на машине доехать двадцати минут хватает. Захочу в театр, на футбол «Шерифа», с дочкой в парк – никаких проблем. И к нам часто из города в гости приезжают кумовья, приятели. Нельзя оставлять на стариков землю, на которой родился и вырос. Мы привыкли всех и все критиковать, недовольны многим, рассуждаем, как лучше жить, на другие страны показываем.   А чем земля наша хуже?

Пришло время доказать себе и остальным, и именно сейчас, что мы можем, времени и так немало потеряно».

Семь лет прошло с тех пор, как Дмитрий работает с отцом. Их фирма – это ООО «Петровский», земли у нее около 160 га. Ежегодно сеют пшеницу, ячмень, выращивают кукурузу, подсолнечник, горох. «Урожай не сказать что рекордный, но не хуже, чем у других, а по некоторым позициям – и получше, – делится молодой предприниматель. – В этом, году, например, мы собрали 250 тонн пшеницы, 100 тонн ячменя, около 50 тонн кукурузы, столько же примерно и подсолнечника. Два года назад по итогам работы третье место по республике заняли. Не ожидали, скажу прямо. По-другому работать не можем, не имеем права».

Фирма Петровских – несколько человек, практически семья. Увеличивается, когда приглашают помощников во время посевных и уборочных работ.  База почти в центре села, на месте бывшего сокового производства. «Убитая» территория с разрушенными постройками, некогда приносящая доход колхозу, после его распада долгое время была бесхозной.

Старший Петровский ее выкупил. Сегодня база – это ангар для хранения зерновых и овощей, ремонтные мастерские, другие помещения. Многое уже восстановлено и отремонтировано, но еще немало предстоит сделать.  И техника своя имеется: две машины по очистке зерна, шесть тракторов – МТЗ-892, ДТ-75, К-700, комбайн – все они полностью укомплектованы дисковой бороной, сеялкой, культиватором. Чтобы собирать второй урожай в сезон, приобрели дождевальные машины, ими не каждый фермер может похвастаться.

И подсобное хозяйство, пусть небольшое, держат (какой сельский предприниматель без птицы и поросенка, другой живности?). Многие считают, что занятие это убыточное, но у Дмитрия на сей счет свое мнение: жить и работать на земле и себя не прокормить – ненормально. Нужно больше в этом плане трудиться. И опытом бывалых аграриев пользоваться, и накапливать свой собственный, опираясь на современные науку и новые приемы работы и технологии.

Взявшись однажды вести аграрный бизнес, Петровский понял, что привычка землепользователей довольствоваться одним старым нажитым багажом знаний сегодня неприемлема. «Хотим с отцом в будущем свою животноводческую ферму завести, – откровенничает Дмитрий. – Сейчас над этим еще больше думаем. Хотя затея эта, скажу, у нас давнишняя, я ведь еще и ветеринарный техникум окончил по специальности «ветеринар». И не заочно, а на стационаре учился. И это после окончания университета, уже имея свою фирму. Как тут не согласиться с тем, что учился он не для галочки, и не лишь бы иметь диплом. Значит, нужно было так, значит, планы какие-то строил. Каждый день на машине в Карманово и обратно – это что-то да значит. И еще мечта есть: побывать в Европе и ознакомиться там с работой одного из передовых хозяйств. И чаще хочется встречаться с коллегами на семинарах, во время круглых столов и других мероприятий, проводимых министерством сельского хозяйства, Торгово-промышленной палатой и НИИ. Такого рода учеба только на пользу, дополняя ранее полученные знания.

«Твои дипломы без практики – полдела, – как-то сказал сыну отец, – обязательно надо в проблему самому вникать, своими руками все испробовать, только тогда толк будет». Эти слова однажды прозвучали как наказ, и Дмитрий их хорошенько запомнил.

Сейчас наступает такая пора, когда время технику ремонтировать, готовить ее к будущим весенне-полевым работам. И я был свидетелем, как шеф (так больше называют его подчиненные) с трактористом и с приглашенным мотористом перебирали двигатель трактора.

Догадавшись, о чем я думаю, он с улыбкой проронил: «А вчера полдня семьей перебирали семенной материал. Скрупулезное, надоедливое это дело – калибровка – под один размер подбирать зерно, к примеру, кукурузы или пшеницы, а никуда не денешься – надо.  Чтобы весной поле засеять и надеяться на хороший урожай, нужно сначала в качестве культуры убедиться, а проверит его семенная инспекция, которой отвозим свои семена. Но не одним только своим посадочным материалом довольствуемся, здесь не скупимся и приобретаем лучшие сорта: и у нас, и в Молдове, и на Украине. К примеру, зерна кукурузы только с виду похожие, а на самом деле они разные, все зависит от того, какой урожай получить хочешь – фураж или муку. Под него и подбираешь зерно».

С Петровским мы еще долго говорили о том, чем занимается он и его коллектив во время кажущегося сейчас затишья. Вроде как напряжение в работе спало, можно немного расслабиться, отдохнуть, но это не так: надо готовить землю к весне, произвести вспашку, дискование. И за озимыми глаз да глаз нужен: убедиться, правильно ли развиваются всходы, нуждаются ли они в подкормке… Целая наука выходит, и ее надо знать.

«День стал короче, темнеет рано, а сделать многое хочется, – сетует мой герой. – На рассвете люблю быть в поле. Заметно как оно дышит, каждый росток пшеницы на глазах поднимается. Все зеленее и зеленее становится, и чувствуешь себя хозяином. За ужином жене об этом рассказал, а дочь услышала и давай просить, чтобы я ей завтра же это поле показал. А почему нет, подумал, пусть и Анечка землю полюбит, она ведь наша, нас с ней кормит, и не только».

Александр ДОБРОВ