Али-Баба на Валдае

23.10.2017

Пока все гадают, когда Путин объявит, Путин, похоже, занят тем, что решает для себя, каким станет будущее.

Допустим, Путин обдумывает проблему транзита власти. Кого он там видит? Кое-какие вещи Путин проговаривает, выносит на публику.

Например, совершенно очевидно (по мнению Путина) что конкурентные преимущества получат те люди, которые не просто обладают набором интересных и важных знаний, а обладают тем, что сегодня называют soft skills, обладают и креативным, и плановым, и другими видами мышления.

Абсолютные конкурентные преимущества получат те, кто может не только думать по-современному, но те, кто накапливает знания из совершенно разных областей знаний и разных областей науки, могут их комбинировать и эффективно применять для решения стоящих перед всеми нами задач.

Очевидно же, что перед нами набор качеств самого Владимира Владимировича Путина. Во всяком случае, он не перестаёт эти качества проявлять и демонстрировать.

Таким образом, можно с высокой долей вероятности предполагать, что транзитом Путин будет заниматься сам, параллельно продвигаясь на позицию русского Дэн Сяопина.

Инсайдеры утверждают, что проект этой транзитивной схемы разработан и продвигается административным дуумвиратом Вайно-Кириенко и рассчитан на период 2018-2021 гг.

Как я уже говорил в предыдущих заметках, сложность в том, что Путин не намерен ни с кем делить лавры архитектора своей победы. Ему не нужны ни олигархи, ни профессиональные имитаторы народной любви (пресловутый административный ресурс). Не артикулируемая публично, но и не скрываемая цель Путина: легитимность его нового президентского срока не в глазах Запада, окружения или госаппарата. Путину необходима легитимность, исходящая от народа. Каким бы это не звучало трюизмом.

Все публичные выступления и высказывания Путина направлены на установление прямого контакта с избирателями. Прочтите публичные выступления и проанализируйте форматы состоявшихся в августе-октябре мероприятий с его участием. И вы с лёгкостью поймёте, на чём основана моя уверенность.

Кроме того, она основана на некоторых представлениях о России самого Путина. У нас богатая, имею в виду культуру прежде всего, страна, культура, религия, традиции – утверждает Путин. - У нас даже точно не известно, сколько же у нас живёт разных национальностей: кто говорит – 160, кто говорит – 190. Это настоящий сплав культур, истории, религии, совместного проживания в рамках единого государства.

Вроде бы Россия в этом смысле не уникальна, но есть и уникальная составляющая, которая заключается в том, что Россия была всегда очень толерантна к другой культуре, к другим языкам и к другим вероисповеданиям. Она строилась изначально как многонациональная страна, и в основе этого строительства всегда лежало уважение к соседям, уважение к другим нациям, народностям, народам, языкам, культуре и религии. Это было одно из основных составляющих строительства Российского государства.

Кто же, по мнению Путина, продолжит строительство Российского государства, на кого он делает ставку, и какая за этим стратегия?

Губернаторопад (так, с моей лёгкой руки пресса прозвала ротацию руководства многих регионов) - это ставка на современных, перспективных технократов.

Сам Путин видит этот процесс как уникальную возможность приводить руководителей-губернаторов к власти в регионах в конечном итоге через волеизъявление людей, которые живут на этих территориях. Но всё-таки предъявить людям этих людей, дать им возможность показать, на что они способны. Затем вывести их на избирательную кампанию, провести через горнило избирательных кампаний, каждый шаг важен, но всё-таки создать новый губернаторский корпус из молодых, перспективных, современных людей, которые думают о будущем региона и всей России.

Вот вам, для иллюстрации, портрет губернатора, назначенного в этом году: 46-летний федеральный чиновник, член «Единой России», приехавший из Москвы в регион. То есть «выдвиженец», как сказали бы знающие люди из отдела оргпартработы ЦК КПСС.

Заметьте, 13% губернаторов раньше не были связаны с регионами, которые они сейчас возглавляют. В расчёт принимаются столичное образование и хороший опыт выдвиженцев. То есть формирование кадров для техобслуживания транзита (см. выше) идёт целенаправленно.

И о международном положении.

Путин, по всем признакам, поставил нынешней западной элите окончательный диагноз: «недоговороспособность в терминальной стадии». Отсюда весь этот вал неформальных международных мероприятий в России. Это технология обращения к Западу, минуя недоговороспособный западный истеблишмент. Напрямую, к самым разным представителям самых различных слоёв, преимущественно интеллектуалам.

Логика такова. Ну, не хотите вы вести нормальные переговоры? Ну, что же. Путин так и сказал: «Будем вести диалог субстантивно». А для этого у России хватает и информационных возможностей, и возможностей организационных, причём на глобальном уровне. Что и зафиксировали очередной Валдайский дискуссионный клуб и ВФМС в Сочи. Как свежие примеры.