Как граф Хрептович среди белорусов парагвайский опыт внедрял

08.11.2017

Государство иезуитов в одном отдельно взятом районе Беларуси

В Любчу мы ехали через деревню Щорсы, что в 10 километрах от Кореличей. Щорсы – родовое имение графов Хрептовичей. Именно здесь состоялся один из самых успешных экономических экспериментов над белорусами.

Автором эксперимента был граф Иоахим Марцианович Хрептович. Потомок столь же знатного, сколь и экономически захудалого шляхетского рода Хрептовичей. «Болотце Щорсы» было пожаловано Хрептовичам ещё в ХV веке.

Имение действительно находится в болотистой части Понеманья (административно ныне это Новогрудский район). Новогрудский уезд считался «литовской украйной» из-за богатых почв. Здесь залегают белорусские глинистые черноземы.

Фольварк графов Хрептовичей "Мурованка" в Щорсах
Фольварк графов Хрептовичей "Мурованка" в Щорсах

Рядом же находилось имение Радзивиллов Негневичи (Радзивиллы тоже не от большого счастья заложили своё имение Хрептовичам, но это обычная практика литовских феодалов).

Интересный факт: при Радзивиллах крепостные крестьяне имения Негневичи работали на барщине 6 дней в неделю. При этом голодать они начинали каждый год уже к Рождеству. Хрептович это дело поправил.

Фольварк графов Хрептовичей "Мурованка" в Щорсах
Фольварк графов Хрептовичей "Мурованка" в Щорсах

Но мы же с вами про эксперимент. За мной, читатель!

Иоахим Хрептович был воспитанником иезуитов, закончил Виленский иезуитский коллегиум. Много побывал заграницей – Англия, Франция, Германия, Голландия, Швейцария, Чехия. Был большой библиофил и собрал уникальную коллекцию книг и рукописей. Сейчас она в Киеве, Украина отказывается её возвращать, к слову.

Итак, граф Хрептович замыслил реформировать систему сельскохозяйственных отношений между панами и крестьянами. За основу граф взял широко известный тогда опыт создания иезуитами теократического государства в Парагвае. Система редукций, где индейцы жили и работали под присмотром отцов иезуитов. На этот счёт есть обширная литература, но это уж вы сами.

В соответствии с царившей тогда в Речи Посполитой и Литве идеологией сарматизма белорусские крепостные и впрямь виделись европейски образованному графу Хрептовичу кем-то вроде папуасов или парагвайских индейцев.

Фольварк графов Хрептовичей "Мурованка" в Щорсах
Фольварк графов Хрептовичей "Мурованка" в Щорсах

И Хрептович решил повести их в цивилизацию.

Во владении графа (имения Щорсы и Негневичи) числилось 11324 десятин земли (или 12300 гектаров): пашни, сенокосов и выгонов (не считая лесов).

Кстати, сегодня в землепользовании колхоза «Щорсы» 10560 гектаров (пашня 5477 га), колхоза «Негневичи» - 10277 гектаров (пашня 6965 га). Почему почти вдвое больше чем при графьях? А это лес свели.

При графе к этим имениям было приписано 3725 душ крепостных мужиков.

Фольварк графов Хрептовичей "Мурованка" в Щорсах
Фольварк графов Хрептовичей "Мурованка" в Щорсах

Часть господской земли (4542 десятины) граф сдавал мужикам в аренду, на двадцать лет. Причём установил, что минимальный участок для аренды – 6,4 десятины. Это было вдвое больше, чем по литовским инвентарям (описям имений) XVIII века.

Платили мужики аренду от 1 рубля до 4,6 рубля серебром за десятину пашни в год. В среднем, крестьянский двор в имении Щорсы получал годового доходу 51 рубль серебром. Это «грязными», до уплаты всех налогов и обязательных сборов графу и в казну.

Есть ещё много цифр, интересных для агрономов и землеустроителей, я их опускаю. Мы переходим к регламентации, которую граф Хрептович установил для своих крепостных.

Фольварк графов Хрептовичей "Мурованка" в Щорсах
Фольварк графов Хрептовичей "Мурованка" в Щорсах

Кое-что мы знаем из «Онегина» - «ярем он барщины старинной оброком лёгким заменил, и раб судьбу благословил». Как я говорил выше, бывшие крестьяне Радзивиллов в имении Негневичи перестали голодать сразу после того, как граф Хрептович перевёл их в арендаторы. Так они и оставались крепостными, но арендаторами.

Фольварк графов Хрептовичей "Мурованка" в Щорсах
Фольварк графов Хрептовичей "Мурованка" в Щорсах

На своих землях Хрептович ввёл для крепостных следующий порядок.

Жениться крестьянам разрешалось по достижении 24 лет. С 18 лет до 24 лет крестьянские парни и девки жили и работали на панском дворе и панских службах. За еду и одежду, иногда за условленную плату.

Фольварк графов Хрептовичей "Мурованка" в Щорсах
Фольварк графов Хрептовичей "Мурованка" в Щорсах

Свадьбы разрешалось играть только между Новым годом и Масленицей. До свадьбы граф утверждал размер приданого, а также у кого из родителей будут жить молодые. Кроме того, граф принимал окончательное решение в вопросе, подходит ли невеста жениху, и наоборот.

Хрептович также тщательно следил за тем, чтобы крестьяне не бухали. Все корчмы от держателей-евреев были переведены в собственность графа. В будние дни ходить в корчму было запрещено как мужикам, так и бабам. Водку в кредит и под залог сельхозпродуктов не наливали. Работникам панского двора (см. выше) в корчмы ходить было запрещено вообще.

Фольварк графов Хрептовичей "Мурованка" в Щорсах
Фольварк графов Хрептовичей "Мурованка" в Щорсах

Однако дворовым работникам графов Хрептовичей полагалось трёхразовое питание с пивом, по воскресеньям устраивали для них игры, выставлялось угощение. Дворовым в собственность выдавалась и одежда, починкой которой занимался опять же, помещичий двор. Вообще же работа у пана (у графа Хрептовича) считалась школой жизни и хозяйствования. Предполагалось, что вышедшие на собственные хлеба бывшие дворовые смогут рачительно распоряжаться своими арендованными наделами.

Фольварк графов Хрептовичей "Мурованка" в Щорсах
Фольварк графов Хрептовичей "Мурованка" в Щорсах

Графья Хрептовичи внакладе не оставались. Когда Иоахим Марцианович затеял свои преобразования, Щорсы и Негневичи приносили ему годового дохода 16.317 рублей серебром. В сороковых годах XIX века эта сумма удвоилась до 31.233 рублей серебром.

Этот порядок продержался до самой отмены крепостного права.

Ну а потом война, революция, опять война и восстановление народного хозяйства. Для которого фольварк, в итоге, разобрали на кирпичи.

Кстати, хлеборобы колхозов "Щорсы" и "Негневичи" - постоянные лидеры всебелорусских состязаний по урожаям и намолотам. Так что графский эксперимент по воспитанию нового белорусского крестьянина вполне себе удался.