ПУТИН ПРЯМОЛИНЕЙНЫЙ

Прямая линия есть та, которая равно лежит на всех своих точках. Это ещё Эвклид выяснил. Именно так президент Путин кладёт свою линию: на всех. Подчёркиваю, кладёт, а не гнёт. Ибо гнуть линию есть признак слабости и колебаний.

Прямая линия президента носит церемониальный характер. Или, точнее, обрядовый. Любой обряд рискует впасть в кондовость и посконность. Но Путину уже много лет удаётся каждой своей прямой линии придать инновационный характер.

Инновационность нынешней прямой линии Путина носила ярко выраженный цифровой характер, с элементами супершоу мирового уровня. Демонстративная насыщенность студии хай-теком, гигантские экраны, стройные ряды мониторов и красавицы-стендистки.

И в центре всего этого буйства глобальной сети и периферийных устройств – Путин.

А уж когда пошли всплывающие смски от Путин-хейтеров, полные яду, иронии и сарказмов, стало ясно: в студию явился глобальный тролль уровня «БОГ». Крысы без всякой команды начали плясать под дудочку дрезденского резидента.

Путин на 4 часа стал центром мирового интернета, а уж Рунета – это и к Цукербергу не ходи.

Как только аудитория допёрла, что на прямой линии нет цензуры и жёсткой премодерации, стало ясно:

- #Путинвсехпереиграл снова;
- Путин полностью владеет ситуацией;
- Путин непробиваем для хейтеров.

Простое технологическое решение – давать в прямой эфир картинку, на которой всплывают пузыри «острых» вопросов, - превратило прямую линию в азартное зрелище. Активность в соцсетях просто зашкаливала. Кстати, в этот раз про Путина больше писали в Instagram, чем в Фейсбук.

Таким образом, рейтинг просмотров был обеспечен. Об этом нам расскажут социологи, я полагаю, уже сегодня, край завтра. А я вам расскажу про то, что мы все видели, да не все рассмотрели.

Прямая линия – это блестящий образец соцопроса, который проводится самим Путиным лично. Можно сколько угодно пытаться втереть ему очки, гнать цифры и докладывать о небывалых успехах. И вот тут вдруг Путин в прямом эфире, на расстоянии иногда десятка тысяч километров, начинает задавать уточняющие вопросы своим визави, простым и не очень счастливым россиянам из глубинки... Тут уж немало губернаторов наложит полные штаны, прежде чем они найдут скорый ответ на вопросы Путина, скажем о том, куда пропали перечисленные дотации из федерального бюджета.

Таким образом, в ходе прямой линии Путин ликвидирует имеющийся разрыв реальности. Разрыв между тем, что ему предлагают увидеть, и тем, что он видит глазами своих собеседников. При желании здесь можно увидеть эффект чудотворения. Но всё гораздо проще. Чудо, оказывается можно сотворять для людей ежедневно, и даже ежечасно, и даже на местах, если исполнять законы, подписанные президентом России Владимиром Путиным.

Для Путина, как юриста, это является фундаментальным критерием. Есть закон? Есть. Так выполняйте. Принцип достаточно простой.

Я ещё не получил данные квантитативного анализа транскрипта прямой линии Путина, но пари могу держать, что слово «закон» будет там верхних строках списка. Так же, как слово «Россия». И разные эпитеты с междометиями.

Теперь, по традиции, о международном положении. Международное положение ушло с первой позиции, это, пожалуй, надо отметить особо. Внутрироссийская тематика на этой прямой линии побивала международное положение, как ребёнка.

Поясню, почему никакой многослойности в международной тематике у Путина не было. Позиция Путина в международных вопросах уже давно артикулирована. Фильм Оливера Стоуна придал этой позиции гуманистические очертания, то есть сделал по-человечески понятной. Прямая линия прошла, обозначая точки, от которых Путин не отступит. В целом, президент последовательно и настойчиво лепит образ России, которая уже сосредоточилась, и только ждёт, с кем уже тут можно вести конкретный разговор, без всех этих блаблабла.

Такая позиция не могла быть обозначена столь твёрдо, не будь Путин уверен в прочной экономической ситуации в России. Все возможные риски изучены, и просчитаны, санкции и контрсанкции срабатывают в пользу России, иными словами, «всё нормально, деньги есть».

Экономическая ситуация позволяет Путину вытеснять протестную агенду на периферию текущего российского политического дискурса. Да, протест есть, вы же видите, вот они, пузыри, прямо на экране. Но эти надуватели пузырей неспособны решить ни одного практического вопроса. Путин – способен. Причём, не выходя из студии.

Следует отметить, что предъявленный в ходе прямой линии негатив на 98% связан с региональными руководителями. Это болевые точки на местах. Вот тут у меня краткий список, кого конкретно зацепил Путин: губернатор Ставропольского края Владимир Владимиров, губернатор Самарской области Николай Меркушкин, губернатор Московской области Андрей Воробьев, губернатор Челябинской области Борис Дубровский, губернатор Мурманской области Марина Ковтун, губернатор Краснодарского края Вениамин Кондратьев, губернатор Забайкальского края Наталья Жданова, губернатор ХМАО Наталья Комарова.

Из ответов следует, что локомотивами экономики на данном отрезке времени будут АПК, ВПК и развитие инфраструктуры, которое для простоты восприятия я обозначу как «Крымско-Сахалинский мост».

За скобками остаются вопросы и ответы из рубрики «личное». Я их никогда не касаюсь. Так, для порядку, могу отметить, что мне не бросилось в глаза, будто бы у Путина в этой сфере «всё сложно».

И, натурально, я не буду тереть тут про разные башни Кремля. Скажу только, что да, башни там разные, а про «кто кого сборет» пускай вам штатные кремленологи рассказывают. На Эхе, на Дожде, и по Голосу Америки. Мою позицию вы знаете: у нищих красть – грех.

Такая прямая инфа.