История одного наказания

22.06.2018

Я не сторонник наказаний. Наказания устанавливают формат, но не помогают вырастить думающего человека. Надо ли или не надо наказывать своего ребенка – здесь каждый решает пусть сам. А я опишу важный внутриличностный процесс, который я вижу в ситуации наказания. И постараюсь обрисовать возможные перспективы развития личности человека после воспитания через наказание.

Итак, представим, что папа чего-то хочет от сына. Например, папа хочет, чтобы сын сел «щаз же» за уроки, и при этом сел с «правильным выражением лица». И допустим, что сын не хочет делать уроки. Возможно, не понимает, зачем ему они. Возможно, ему сейчас хочется просто чего-то другого (чаю попить, с друзьями погулять или за компьютером поиграть – не суть важно: уроки делать он точно не хочет). И вот папа говорит – «Иди и делай, а то я тебе...». Иногда формулировки могут быть мягче, профессиональнее, но подтекст одинаков: если не сделаешь так, как я тебе говорю, то я устрою тебе – мало не покажется.

Вот как раз в этот момент ребенок может делать самый важный в его жизни выбор: на что ориентироваться – на собственное желание «хочу» или на «хочу родителя»? Это важный выбор, и здесь нам стоит остановиться подробнее. С одной стороны у ребенка собственная «хочулка». Эта «хочулка» манит его туда, где ему будет приятно, интересно, классно и прочее «хорошо». Но ребенок своего папу воспринимает тоже как очень важную силу. Это не просто какой-то там дядя, который «доколупался» к чему-то и проходу не дает. Папа – это «Папа», это значимый взрослый, и до состояния «могу жить с папой, а могу и сам – мне без разницы» — еще нужно пройти путь взросления и становления. Не только социального, а еще и эмоционального взросления, когда «папа» перестает быть «Значимой Фигурой, Влияющей на настроение». И вот ребенок обнаруживает себя меж двух «точек приоритета», которые мириться друг с другом никак не желают. Т.е. нельзя пойти гулять, не схлопотав от папы. И при этом нельзя сесть делать уроки, не наступив себе на горло (потому что уроки от папиных угроз приятнее не становятся). Что делать ребенку? – Выбор. Приходится сделать выбор. И выбор это нелегкий, сулящий минусы что в одном, что в другом случае.

Если ребенок делает выбор в пользу себя (решение типа «если кто-то против моего «хочу», то я «хочу» защищаю»), то начинается затяжная война. Да, такое бывает. Бывает, что ребенка не удалось сломить, и он по какому-то стечению обстоятельств решил, что «если кто-то покушается на мое хочу, то это враг». И тогда ребенок начинает войну с папой: от истерик до ухода из дома и «лучше я буду в детском доме, чем с вами».

Если ребенок делает выбор в пользу «хочулки» папы (решение типа «если возник конфликт между моим «хочу» и «хочу» другого, то я не прав, и нужно делать то, что умные люди говорят, а не то, что я хочу – мало ли чего я хочу»), то подчинение срабатывает. Ребенок становится «правильно отформатированным», но при этом с потерянным «компасом». Полезно это для ребенка или не полезно? – Ну, сразу, бывает, и не поймешь, особенно пока ребенок живет так, как родители скажут, и под их присмотром. Если папа глупый тиран, то ребенок может стать очень болезненным, чахлым и боязливым. Если папа умнее, и если при этом о здоровье ребенка заботятся (заставляя, приучая его делать то, что «правильно), то ребенок может быть и весьма здоровым и даже «правильно улыбающимся». Но, по моим размышлениям и наблюдениям, чаще всего это здоровье держится до поры до времени. Почему? – Потому что ребенок поддерживает его «потому что так правильно», а не «потому что так хочется», и поэтому любая смена внешних авторитетов (например, папа перестал быть авторитетом, на горизонте нарисовался кто-то более могущественный или привлекательный) или невнимательное отношение к перегрузкам (а человек, «забивший на себя болт», очень часто страдает от нехватки внимания к собственным телесным процессам, из-за чего иммунитет находится в режиме «из последних сил» практически постоянно) – все это приводит к ухудшению здоровья.

Психического здоровья эти выборы «приоритетного хочу» тоже касаются. На мой взгляд, человек с ориентиром «делаю то, что я хочу», чувствует себя прочнее, стабильнее. Его сложно сбить с курса, потому что он упорно стоит на своем, тщательно перепроверяя информацию и указания «как надо», пришедшие со стороны. А вот у человека с ориентиром «другие правы, а я должен слушаться» постоянно разбалансировка: новый авторитет или новое авторитетное мнение (часто подкрепленное угрозами) сбивает весь компас напрочь, и человек стоит растерянный, пожимая плечами, и спрашивает в воздух (или у окружающих) – «А как правильно? Как я должен поступить? Что мне правильно думать и чувствовать?». Как вы думаете, кого из этих людей легче сделать сумасшедшим? – Я думаю, того, кто ориентируется «вовне». Почему? – Да потому что все бразды правления его личностью находятся не у него самого, а у «внешних авторитетных источников». Всегда ли эти «авторитетные источники» будут заботиться о психическом и физическом здоровье «подопечного»? – Ну, как вам сказать. Разное бывает. И далеко не всегда это со зла. Так, случайно получается.

Возникает резонный вопрос: так что же теперь ты, Денис, предлагаешь – совсем детей не наказывать и не форматировать? А если ребенок не захочет уроки делать? А если он вдруг глупости какие начнет совершать? А если вдруг вообще что-то опасное для жизни вдруг сделает?

Согласен, эти вопросы возникают. Но вы же не думаете, что я прямо вот сейчас выдам на-гора все свои размышления, да? Предлагаю каждому подумать самостоятельно.