Ограничители собственного "хочу", или Как умнеет организм

Очень часто, когда моя речь в статьях заходит о внутреннем человеческом желании удовлетворить свое «я хочу» и сделать себе хорошо, сразу же находится человек, который высказывает опасение: «ага, это что же получается, если все будут делать что хотят, что же за безобразие будет вокруг твориться! Все будут красть, убивать и прелюбодействовать! Должны же быть какие-то внутренние ограничители!». Опасение понимаю. С мерой «внутренних ограничителей» (как правило предлагается чувство вины и прочие внутренние кнуты) не согласен, ибо палка о двух концах, и зачастую «вредный конец» пришибает даже сильнее «полезного». Пришибает всех: и того, кто сам испытывает чувство вины, и тех, кто с ним рядом живет и должен, казалось бы, получать все плюшки от жизни с «воспитанным человеком» рядом.

Давайте я свои мысли разверну.

Желание жить, расти и делать себе хорошо я считаю естественным. Не правильным, не нормальным, не полезным – а именно естественным. Это стремление – расти и развиваться – есть у всех живых организмов, растений и прочих форм жизни. Если у какого-то организма это стремление по какой-то причине «отключилось» — он очень быстро становится мертвым организмом. Естественно.

Так вот, представьте себе цветок. Мило? – Вполне, особенно когда красивый. И растет себе цветок, направляя лепестки к солнышку. Хорошо это? Плохо это? Ну, смотря с какой стороны посмотреть. Если цветет где-то в стороне и никому ничем не мешает – то это замечательно (для всех, кому не мешает). А если цветок вдруг начал расти у вас на стене дома, корнями разрушая конструкцию? Другая ситуация, согласитесь. Ну, зерно в расщелину попало, проросло, цветок зацвел. Всякое бывает. Однако для вас, если дом и стены построены на ваши кровные, этот цветок будет «гадостным цветком», потому что из-за его роста начинают ломаться ваши стены и планы. И что вы тогда делаете с цветком? – Правильно: изымаете из стены, удаляя все корни. Был цветок – и нет цветка. Тут, так сказать, налицо противоречие двух столкнувшихся желаний: цветок хочет жить (ножек у него нет, ходить не умеет – вот и живет где семя его упало), а вы хотите сохранить дом в целости и сохранности. И, в отличие от цветка, у вас есть и ножки (чтобы к нему подойти), и ножичек (чтобы его из стены вырезать). Принцип силы: при столкновении желаний двух организмов реализуется желание того, кто сильнее. Нормально? – Естественно! Это просто есть, на чью сторону тут ни встань.

Соответственно, любой живой организм, реализуя свое желание жить, сталкивается с внешними силами: условиями среды и с другими организмами. И начинается – кто кого. И вот эти самые внешние силы – организмы и внешняя среда – как раз и являются теми самыми естественными ограничителями желания жить любой из существующих жизненных форм.

Давайте теперь поближе к нам, к людям.

Метафора: представьте, что у вас вдруг возникло сильное желание поднять висящую вдоль тела руку резко вверх! Ну, вот захотелось, энергия пошла – и рука весело и радостно взметнулась ввысь, к солнцу или что там у вас в этот момент было вверху. Просто мышцы захотелось так размять. Или это движение было началом целого танцевального рисунка, который захотелось воплотить вместе со взмахом, дающим старт целой цепочке движений. Не суть. А важно вот что: как вы думаете, что может вас остановить в этом движении? Что может выступить естественным ограничителем? Если сверху ничего не свисает и никого вы этим взмахом задеть и поранить не сможете – рука взметнется без ограничений. Так? А если вдруг вы взмахом заденете висящий прямо над вашей головой потолок? – Ну, тогда все зависит от потолка и его прочности: либо вы ударите руку, сделав себе больно, либо разрушите бумажный потолок. Т.е. если взмах вашей руки был не просто в воздух, а как бы сквозь преграды, то ваша «расплата» за этот взмах будет зависеть от свойств этой преграды: одним словом, кто сильнее – ваша рука или преграда. Если вы ранее никогда руками не взмахивали и с потолками не сталкивались, это будет вашим первым опытом, который определит ваши будущие действия. Так, больно ударившись, вы, наверное, в следующий раз, задумав сделать взмах, внимательно присмотритесь к тому, что свисает прямо у вас над головой. Если ваш прошлый взмах просто порвал вверху какую-то бумажку и вам за это ничего не было – то, скорее всего, в следующий раз вы к препятствиям сверху если и будете присматриваться, то не с той осторожностью, как присматривались бы после случая с травмой и ощущением боли. А если еще, представьте, потолок был бумажный, но собственником этого потолка был другой человек, у которого оказались силы и средства вам противостоять: например, он подошел к вам и со словами «и что же ты тут размахался?» кааак даст больно по шее, да так, что вы потом минут пятнадцать вообще ничем махать не могли, даже ресницами. Что будет тогда? – Тогда, возможно, вы узнаете новую грань окружающего мира: оказывается, даже хрупкие вещи, которые сами не могут ответить на собственное разрушение, могут иметь могущественных хозяев, которые, потеряв любимую хрупкую вещь, могут вполне себе расстроиться и причинить вред вам.

Смекаете, друзья, к чему я? Развитие отношений «организм-мир» происходит через противопоставление «мое желание/внешние сдерживающие факторы». И этих внешних сдерживающих факторов (в виде окружающей среды и других организмов) впоооолне достаточно для того, чтобы, обучаясь в ходе таких «столкновений интересов», организм сам умнел. Ну, а если умнеть не будет, то велика вероятность, что напорется со своим желанием «я хочу» на превосходящую силу, которая его под себя подомнет. Совсем. Насмерть. Да, и такое бывает.

А вот теперь, коллеги, мы переходим к самому интересному: к внутренним ограничениям. Понятное дело, что такие ограничения – в виде чувства вины, например – вырабатываются тоже под воздействием внешней силы (мамы, папы и ремня, как вариант), но постепенно внешнее воздействие закрепляется во внутреннем, субъективном плане, и с этого момента этот «внутренний ограничитель» начинает свою собственную жизнь. Подробности о том, каков принцип установки (инсталляции) такого внутреннего ограничителя, я рекомендую посмотреть в моей методике «Психологический антивирус» (чтобы мне здесь дважды не писать то, что и так уже есть где почитать), а я хочу вернуться к метафоре с рукой, чтобы продолжить идею на уже знакомой картинке.

Итак, чтобы представление о внутреннем ограничителе сложилось яснее, представьте себе ту же ситуацию: вы стоите, ваша рука висит вдоль тела, и вы захотели этой рукой взмахнуть. А рядом с вами стоит, например, ваш родитель, который за каким-то надом решил, что махать рукой вам не пристало (ну, у него свои соображения на этот счет). Может, потолки в вашем доме бумажные и низкие, или он тот самый владелец «хрупкого висящего сверху украшения», который не хочет дожидаться, пока вы своим неосторожным движением поломаете «его прелесть», и поэтому он решает пресечь ваши махи заранее. Видя, что вы уже собираетесь сделать взмах, он берет и бьет вас по затылку (например). Вы можете удивиться и попробовать взмахнуть еще – но затылок снова чувствует воспитательное воздействие, и с каждым разом махать хочется все меньше (а звездочек в глазах все больше). Вы, возможно, попытаетесь даже выяснить, в чем же дело, на что родитель может пояснить: ты делаешь «плохое действие» (махать в нашем доме не принято), и поэтому за такое действие ты будешь получать от меня наказание. Вот здесь важно: как правило, родители не говорят «дело во мне, и ты получаешь наказание потому, что я решил, что тебе махать не надо», родители чаще говорят иначе: «ты делаешь неправильное дело, и это наказание от меня – не мой произвол, а забота о тебе, потому что махать рукой так – неприлично, и если ты сам этого не понимаешь, то я буду тебя наказывать до тех пор, пока не поймешь». 

Что происходит таким образом? – В вашей картинке мира образуется интересный конструкт: само действие «махание рукой», вследствие регулярных наказаний, прилетающих от любящего родителя (который для вас очень важен и которого посчитать врагом ум не поворачивается), становится «маркером наказания». Т.е. через некоторое время, даже задумав махнуть рукой на свежем воздухе, в отсутствие всяческих сверху потолков и родителей рядом, вы вдруг обнаруживаете, что сделать это теперь не так уж и просто: шея привычно напрягается в ожидании подзатыльника, тело включает ассоциативную реакцию страха (дыхание сдерживается, сердце в ожидании тумака начинает биться чаще), и вы уже всерьез начинаете задумываться: а стоит ли делать этот желанный взмах или ну его нафиг? Вот это и есть внутренний ограничитель. У этого ограничителя тоже есть внешняя сила-источник (в виде регулярного в прошлом наказания), но благодаря этому регулярному повторению подзатыльников мы начинаем бояться выполнить даже целесообразные действия в будущем. Почему? – Потому что ощущение «щас как прилетит подзатыльник» срабатывает быстрее, чем любое логическое размышление в стиле «а вот, надо бы сделать для того, чтобы…». А что же человек? – Чаще всего, не делает (если желание слабее страха), или делает, но через преодоление себя: сначала надо себя успокоить, потом тыщу раз перепроверить, а правда ли подзатыльник не прилетит, потом еще раз перепроверить, а потом приложить недюжинное усилие воли для того, чтобы все же сделать то, что кажется разумным, преодолевая телесную реакцию страха.

Примеров таких ситуаций, когда «головой все понимаю, а все равно не могу», великое множество: это и боязнь сказать громче, чтобы услышали (потому что раньше ругали «хватит шуметь, достал уже!»), это и боязнь ошибиться, даже тогда, когда человек головой понимает, что сама эта боязнь как раз и увеличивает вероятность ошибки (а все потому, что ругали при малейшем промахе, добавляя «ну какой же ты все-таки недотепа, стыдно за тебя!»). Я думаю, каждый сможет вспомнить примеры из своей жизни и жизни окружающих людей. Психологией тут все увлекаются :)

Так к чему же я веду?

А веду я вот к чему. С одной стороны, есть, конечно, опасение, что человек, с детства воспитывающийся методом «окрика и подзатыльника», утратив этот внутренний ограничитель (трансформировавшийся в безадресное чувство вины), может «слететь с катушек» и начать вытворять то, что раньше себе запрещал. Как, в общем-то, начинают творить черти че подростки, вдруг резко оказавшиеся без надзора родителей: «Ааа, родаки свалили, бухаем!». И, да, доходит даже до несуразностей, когда на утро, находясь в жестком похмелье, подросток даже хочет повторить «бухалово» еще раз, потому что радость от нарушения запрета так сильна, что перевешивает собственный голос разума «блин, но тебе же плохо! Голова раскалывается!». Однако моя вера в силу природы велика: даже находясь без надзора «подзатыльникодавателей», человек все равно умнее через самостоятельное столкновение с реальностью, с окружающей средой и с интересами других людей.

Нет чувства вины и будет бухать? – Посадит здоровье и, что очень вероятно, просядет в других областях жизни. Не поумнеет? – Умрет или будет загибаться по больницам (с последствиями не поспоришь, от них не скроешься – настигнут в любом случае).

Нет чувства вины и пойдет бить всем морды? – Рано или поздно наткнется либо на человека посильнее, либо на полицию. Исход в любом случае будет иметь сильное воспитательное действие.

Нет чувства вины и пойдет у всех все тырить и воровать? – Столкнется с сопротивлением других людей (которым почему-то не нравится, когда у них воруют), с полицией (которая тоже выполняет планы по задержанию, а тут ты так глупо попался) или с кем-то еще более агрессивным (что тоже плачевно).

Вы можете себе представить человека, который бы, не имея чувство вины, ходил по планете и безнаказанно, совершенно не заботясь о последствиях, творил бы что хотел? – Я представить такого, в принципе, могу, но мой прогноз на его жизнь не радостен. Потому что отсутствие чувства вины не избавляет от необходимости тренировать свое умение просчитывать последствия. А иначе – будет плохо. Самому же человеку и будет.

А что если такой вдруг найдется: хулиган без тормозов, который не ощущает встречного сопротивления? – Ну, тут надо думать о создании такого сопротивления, чтоб ощутил и оценил. И чувство вины тут, в любом случае, очень плохой помощник. Почему? – Рекомендую почитать мою книгу «Чувство вины: Антивирус», где я очень красочно и с примерами рассказываю, какие «сопутствующие сюрпризы» настигают тех, кто живет рядом с человеком, руководствующимся чувством вины. Поверьте, лучше без него: без такого человека и без чувства вины. Ну, или проверьте. А потом расскажете :)