Кто делит 100 миллиардов рублей на подрядах госкомпаний Самарской области?

13.07.2018

Недоступная среда: «Дело» представляет очередной рейтинг самарских королей госзаказа.

В конце ноября 2017 года председатель Правительства РФ Дмитрий Медведев подписал постановление, которое дало право госкомпаниям не публиковать в реестре закупок сведения о поставщике. Пока мера временная. Она действует до 1 июля 2018 года. Но если срок информационных каникул будет продлен, «Дело» через год, вероятно, уже не сможет составить свой традиционный рейтинг крупнейших подрядчиков госкомпаний и естественных монополий региона: не будет данных. Если же информация о поставщиках снова будет предаваться огласке в обязательном порядке, то корректную статистику можно будет собрать только по результатам второго полугодия. Представленные на страницах этого номера (полная версия доступна в наших приложениях для iPhone & iPad и на Android) рейтинги крупнейших заказчиков среди госкомпаний и естественных монополий Самарской области и их подрядчиков, возможно, последние в современной истории. Кто они — короли госзаказа региона, начинающие в массовом порядке уходить в тень?

Одним глазком

Госкомпании и естественные монополии стали раскрывать информацию о своих контрактах и их исполнителях после того, как в 2011 году вышел соответствующий федеральный закон (223-ФЗ). Но подрядчики, предпочитающие, как правило, не афишировать освоение государственных миллиардов, выходили на поверхность постепенно. Пока система обкатывалась. Пока заказчики совершали «технические ошибки» и забывали указывать часть данных. Пока совершенствовалось законодательство в сторону расширения набора данных, подлежащих раскрытию... «Дело» составило рейтинги крупнейших заказчиков Самарской области по 223-ФЗ и их крупнейших подрядчиков в 2015 году по итогам 2014 года. За три года существования проекта было открыто много новых имен бизнесменов, которым госкомпании выдали «визы» в свои богатые и закрытые государства. Исследование этого номера — четвертое по счету. И поворотное ноябрьское постановление российского правительства уже на него повлияло.

Эксперты связали необходимость непопулярной меры с интересами подрядчиков, боящихся афиширования своего крупного бизнеса в связи с санкциями со стороны США: существенные транзакции грозят им замораживанием американских счетов, ограничением экспорта американских товаров, запретом на займы в США, отказом в американских визах. В Самарской области среди неизменных королей госзаказа таких неугодных бизнесменов, пожалуй, нет, но местные госкомпании не замедлили воспользоваться правом не раскрывать данные о своих поставщиках.

Проанализировав контракты госкомпаний и естественных монополий Самарской области за 2017 год, выложенные на официальном сайте раскрытия информации о госзакупках Zakupki.gov.ru, «Дело» обнаружило, что за время действия постановления (четыре дня ноября и декабрь) не была раскрыта информация о поставщиках по 44-м контрактам на общую сумму более 9 млрд рублей! Из них несколько миллиардных контрактов заключила компания «Транснефть-Приволга», на сотни миллионов рублей — ПАО «Кузнецов», ГАУ СО «Центр инновационного развития и кластерных инициатив», ПАО «Самараэнерго». На этом же официальном ресурсе информация о поставщиках по каким-то причинам исчезала и до выхода постановления, но это были единичные случаи (в среднем 1-3 контракта в месяц), и они касались небольших сумм. Тенденция налицо.

Сухари и коллекторы

…В одном из частных секторов Тольятти, состоящем преимущественно из добротных, но незамысловатых одноэтажных домов из красного кирпича, расположились три фирмы мелкого предпринимателя Армена Джагацпаняна, у отца которого, Жоры Джагацпаняна, есть ИП по производству сухарей. Фирмы были неприметны до тех пор, пока одна из них, «Элитстрой», внезапно не стала собирать многомиллионные подряды тольяттинского поставщика тепла и воды «ТЕВИС», входящего в госкорпорацию. Это произошло в 2016 году после того, как «ТЕВИС» покинул его руководитель Сергей Анташев с последующим назначением главой города, а вместо него госкомпанию возглавил его заместитель Глеб Максимов.

Джагацпанян сначала выполнил для «ТЭВИСа» планово-предупредительный ремонт вентиляционного оборудования, а через пару месяцев за один день выиграл сразу 11 контрактов на ремонт сетей, колодцев и других инженерных объектов, а также на благоустройство после аварийно-ремонтных работ. И дальше заказы сыпались один за другим. По году набралось 28 млн рублей, а уже в 2017-м — около 280 млн рублей. Других госзаказчиков, кроме «ТЕВИСа», у «Элитстроя» нет. «Как вы можете писать статью без моего согласия?» — это все, что сказал Армен Джагацпанян в ответ на обращение корреспондента «Дела», обиженно отказавшись от комментариев. Так что секрет его стремительного взлета останется пока с ним.

Вот уже четвертый год подряд благодаря 233-ФЗ «Дело» находит таких неизвестных, взявшихся из ниоткуда богачей. Основная группа фаворитов при этом долго оставалась неизменной.

Зона доступа

Напомним, что рейтинги «Дела» (полная версия доступна в наших приложениях для iPhone & iPad и на Android) охватывают не все госкомпании, работающие на территории Самарской области. Например, в поле зрения не попадают предприятия самарского куста «Роснефти»: находясь в дальних «родственных» отношениях с головной компанией (не «дочки» и не «внучки», а «правнучки»), они не обязаны раскрывать информацию о своих контрактах. Остается за бортом и Куйбышевская железная дорога: подразделение не является отдельным юрлицом, и его контракты проходят через головную структуру «РЖД», зарегистрированную в Москве.

Два заказчика, вошедшие в рейтинг «Дела», «РН-Транс» и «Транснефть-Приволга», стоят особняком. «РН-Транс» является дочерним транспортно-логистическим предприятием «Роснефти» в целом и располагает 18 филиалами по всей России, хотя и зарегистрирован в Самарской области. «Транснефть-Приволга» управляет трубопроводами «Транснефти» в шести регионах. Со своими 42 млрд и 8 млрд рублей соответственно (суммы контрактов в 2017 году) они в очередной раз безоговорочно заняли два первых места в рейтинге «Дела» крупнейших заказчиков по 223-ФЗ.

Важный элемент методологии, отработанный «Делом» к данному выпуску, состоит в том, что среди контрактов компаний за 2017 год учитываются только те, которые были заключены впервые. Контракты, заключенные в любой другой период, но приросшие в 2017 году дополнительными соглашениями, в которых указывается сумма давно разыгранных подрядов, не рассматриваются (дополнительные соглашения чаще всего содержат не корректировку сумм, а уточнение каких-то других, нефинансовых деталей). Тем временем дополнительных соглашений заключается много, из-за чего может сложиться ложное представление об объеме контрактов конкретного заказчика за год. Например, крупнейшая госкомпания, зарегистрированная в Самарской области, «РН-Транс», заключила в 2016 году контрактов на 20,5 млрд рублей, а в 2017-м — на 8,4 млрд. Если бы мы учитывали еще и дополнительные соглашения, то результат этой же организации за 2016 год составил бы 522 млрд рублей, а за 2017 год — 44 млрд рублей.

Исследовав контракты по 223-ФЗ за 2017 год по Самарской области, «Дело» пришло к выводу, что в сумме их становится меньше. Совокупный объем заказов 30-ти крупнейших заказчиков среди госкомпаний и естественных монополий в регионе в 2017 году сократился по сравнению с предыдущим годом на 30%, до 93 млрд рублей. Корпус всех контрактов по 223-ФЗ в Самарской области составил в 2017 году порядка 100 млрд рублей.

Анализировать подряды по 223-ФЗ стало скучнее. Заказчики практически перестали сорить деньгами. Ни дорогих машин, ни золотых унитазов, ни праздников на широкую ногу с приглашением звезд, ни командировок с миллионными бюджетами. Из автомобилей все чаще покупают продукцию «АВТОВАЗа». Например, Гарантийный фонд Самарской области приобрел в 2017 году две машины Lada в люксовой комплектации: Xray и Vesta. Один из самых дорогих предметов мебели — кресло за 24 тысячи рублей, которое позволил себе Центр гигиены и эпидемиологии в Самарской области. Не до роскоши.

Некоторые контракты проливают свет на актуальные процессы в работе заказчиков, свидетельствующие о курсе на экономию. Например, ПАО «Салют» заказало семинар «Ответственность руководителей и собственников по долгам компании. Как уйти от ответственности, защитить активы».

Сильнее всего затянули пояса самые богатые заказчики: «РН-Транс» и «Траснефть-Приволга». Сумма заказов первой компании в 2017 году сократилась по сравнению с 2016 годом на 40% (до 42 млрд рублей), второй — в два с половиной раза (8,3 млрд). Также сильное падение — у «Тольяттисинтеза» (в четыре раза, до 1,3 млрд рублей), НИИ «Экран» (на 40%, до 2,8 млрд), СВГК (на 36%, до 1,6 млрд) и сразу у нескольких компаний, созданных областным правительством. Это ОЭЗ ППТ «Тольятти» (на 70%, до 628 млн), «Евробиотех» (63%, 443 млн), ГКП Самарской области «АСАДО» (48%, 741 млн).

Наоборот, более щедрыми стали «Транснефть — ТСД», которая увеличила объем контрактов почти в пять раз, до 3,5 млрд рублей; «СамРЭК-Эксплуатация» (рост в два раза, до 3,2 млрд), «Автоград-Водоканал» (в три раза, до 2 млрд), «Автовазтранс» (почти в четыре раза, до 1,3 млрд), «ТЕВИС» (почти в два раза, до 875 млн), РКЦ «Прогресс» (на 12%, до 4,8 млрд рублей). Если самый щедрый вуз — Самарский университет — незначительно сократил подрядные расходы (до 647 млн), то следующий за ним по размеру трат Самарский государственный технический университет, напротив, увеличил их почти в два раза (до 346 млн).

Кроме этого, топ-40 крупнейших заказчиков по 223-ФЗ в регионе в 2017 году пополнили две организации: ПАО «Кузнецов» и СХП «Покровское». «Кузнецов» в последнее время занимался восстановлением серийного производства авиадвигателя НК-32-02 для стратегического бомбардировщика «Ту-160» и в 2017 году заключил ряд крупных контрактов на поставку оборудования общей стоимостью 1,2 млрд рублей. СХП «Покровское», ставшее оператором многомиллиардного животноводческого проекта «Корпорации развития Самарской области», потратило более 600 млн рублей на строительные подряды, приобретение оборудования и сельскохозяйственной продукции.

Основная часть денег самарских заказчиков по 223-ФЗ традиционно ушла инорегиональным подрядчикам. «Дело» проанализировало только местных (полная версия доступна в наших приложениях для iPhone & iPad и на Android).

Золотой окрас

Больше всего подрядчики Самарской области зарабатывают на строительно-ремонтных работах. Из 30-ти самых крупных получателей контрактов в этой сфере из Самарской области — 18. В других видах деятельности самарцев единицы.

Лидеры в строительстве неизменны. Первенство удерживает компания «Самара-Волгоэлектромонтаж» (основной собственник — Данил Либуркин). Вместе со своей дочерней структурой «Гранд-Энергоресурс», также вошедшей в рейтинг «Дела», организация подняла за 2017 год на подрядах порядка 3,1 млрд рублей. «Самара-Волгоэлектромонтаж» выполняет ремонтно-строительные работы для ССК, «МРСК Волги», «Самараэнерго». «Гранд-Энергоресурс» поставляет ССК приборы учета и обслуживания АСКУЭ «Матрица».

Следом среди местных игроков идут кинельская компания «Премиум», принадлежащая Александру Максимову и Олегу Матвееву; красноярская СК «БИН» Ваагна Налбандяна; самарская фирма «Нефтегазотехнологии» («НГТ») Павла Азарова, Сергея Лотца и Андрея Лушникова. У всех — рост, несмотря на общий спад в сфере закупок госкомпаний. И обеспечен он контрактами «Транснефть-Приволги». «Премиум» работает по ее подрядам с 2010 года и богатеет год от года. В 2017 году кинельская компания получила от «Транснефть-Приволги» почти на 30% больше, чем годом ранее — 1,8 млрд рублей. СК «БИН» увеличила результат в полтора раза — до 1,6 млрд. У «НГТ» небольшой (более 10%), но прирост, и результат по году — 775 млн.

Особняком стоит организация «ВолгаИнжинирингСпецТранс» Андрея Лушина. В июне 2017 года она выиграла подряд на 502 млн рублей с особой экономической зоной «Тольятти», но уже в октябре заказчик разорвал этот контракт. Свое место в рейтинге «Дела» организация все равно занимает: списки составлялись по факту получения контракта, а не освоения средств по нему.

Почти вдвое — до 240 млн рублей — увеличила сумму контрактов с «Траснефть-Приволгой» компания «Энергия» Татьяны Пириевой, основанная и, видимо, до сих пор контролируемая бывшим мэром Кинеля Юрием Савельевым. По восходящей идет и фирма «Волгаавтодор» Михаила Иванченко, работающая наряду с бюджетными подрядами по контрактам тольяттинского «ТЕВИСа» (212 млн рублей в 2017 году).

Еще один новый фаворит — компания «Маркон» Максима Гуменюка, получившая в 2017 году от «ПТС» и «Т-Плюс» подрядов на 125 млн рублей. С этими заказчиками организация начала сотрудничать с 2015 года. Как пояснил «Делу» Гуменюк, это самые крупные контракты «Маркона», но они не являются единственным вариантом заработка. «Мы специализируемся на строительстве автодорог», — сказал Гуменюк, не став вдаваться в подробности своей деятельности.

Почти вдвое просела фирма «Электрум» Андрея Красненко, которая в 2017 году, как и в 2016-м, работала по подрядам Самарской сетевой компании. Ее результат — 323 млн рублей. Незначительно сократила объемы контрактов с «Транснефть-Приволгой» компания «Эксперт» Дмитрия Наточеева (180 млн).

Ряд компаний, осваивающих крупные суммы, не вошли в рейтинги подрядчиков, потому что объемы от самарских заказчиков недостаточны для попадания в рейтинг, хотя вместе с инорегиональными контрактами набирается существенная сумма. Так, порядка 150 млн рублей в год зарабатывает фирма «Стройконструкции Регион» Натальи Казаковой. Она чистит резервуары для различных «дочек» «Транснефти».

Несколько компаний из прошлогоднего топ-30 подрядчиков в сфере строительства не попали в новый рейтинг (полная версия доступна в наших приложениях для iPhone & iPad и на Android). Самая крупная из таких — фирма «Стройтрест» Сергея Степанова (входит в число предприятий корпорации «Севкавэлеваторспецстрой» из Ростова-на-Дону), работавшая по заказу «ЕвроБиоТеха» на строительстве Сергиевской птицефабрики. Не оказалось в числе фаворитов и новокуйбышевской организации «Волганефтьгазстрой» (544 млн рублей от «Транснефть-Приволги» в 2016 году), близкой Александру Серову («ВолгаУралСпецСтрой»), собиравшему несколько лет назад миллиарды рублей на контрактах «Транснефти», а потом обанкротившему основной бизнес и вышедшему из состава учредителей своих фирм. Возродиться на плодородном поле заказов нефтетранспортного монополиста с помощью «Волганефтьгазстроя», видимо, удалось ненадолго: в 2017 году эта компания получила всего 70 млн рублей на контрактах с «Транснефть-Дружбой», а в 2018 году пока ничего. Не оказалось в новом рейтинге и нескольких других, более мелких фирм.

С миру по нитке

В других отраслях местные госкомпании и естественные монополии отдают самарским подрядчикам крупные контракты редко. Например, в сфере поставок разнообразной продукции и сырья из 30-ти крупнейших подрядчиков только четыре из Самарской области. Кроме уже упоминавшегося «Гранд-Энергоресурса» это Поволжская промышленная компания (ППК), «ПСО и ЗГ» и «Транспортные решения». ППК принадлежит некой Марине Чегодаевой и уже долгие годы поставляет «дочкам» «Транснефти» все подряд: электрооборудование, спецодежду, стройматериалы, чистящие средства. Компания «Транспортные решения» создана в 2013 году Сергеем Горяйновым и занимается поставками запорно-пломбировочных устройств (выручка в 2016 году 245 млн рублей). Первые контракты по 223-ФЗ она получила около трех лет назад от филиалов «Башнефти», а к 2017 году объем заказов составил 158 млн рублей. Самые крупные из них — от «РН-Транса». Корреспондент «Дела» позвонил Горяйнову два раза, но каждый раз после упоминания о 223-ФЗ связь прерывалась. Больше он трубку не брал.

Среди 30-ти крупнейших компаний, работающих в сфере связи и IT, самарских подрядчиков всего пять. Самый большой улов у НПЦ «Спектр» Александр Бараева. Компания заработала в 2017 году 52 млн рублей на подрядах различных транспортных организаций, разрабатывая для них программное обеспечение.

Фирма «Компаньон» Дмитрия Финошина в 2016 и 2017 годах с легкостью, не встретив никакой конкуренции, получила три подряда общей стоимостью 52 млн рублей на контроль проездных документов от Самарской пригородной пассажирской компании. Почему такое, казалось бы, простое и незатратное дело отдано на аутсорсинг, вопрос открытый.

Встречаются среди исполнителей контрактов и физические лица. Некоторые неплохо зарабатывают. Так, самарский предприниматель Александр Рехсон лично сдал «Транснефти — ТСД» ряд нежилых помещений в 2017 году за 76 млн рублей. Марина Скрипник и Сергей Сынков заработали на прочистке вентиляции для новокуйбышевской компании «Новоградсервис» (управление МКД) 10 млн и 6 млн соответственно.

…Река миллиардных контрактов госкомпаний, давшая жизнь целому классу самарских миллионеров, мелеет. Усугубится ли тенденция? В свете последних веяний мы можем об этом и не узнать.

- Василий Синицин, Семен Безгинов