Как Россия обогнала мир на 30 лет

25.12.2017

1943 год. Вторая мировая война шла к своему завершению, а её результаты были всё яснее. Армия Германии начинала сдавать по всем фронтам, но была ещё вполне себе сильна, а немецкие инженеры предлагали всё новые образцы оружия. Одним из образцов стала так называемая «штурмовая винтовка», она же штурмгевер - якобы революционное оружие, якобы заложившее основу дальнейшего развития стрелкового автоматического оружия пехотинца во всём мире. Но почему якобы?

Перенесемся в конец 19 века. Уровень технологий рос семимильными шагами, а оружейники всего мира приступили к проектированию оружия под патроны всё меньших калибров: если винтовка Крнка имела калибр 15,24 мм, то знаменитая Мосинка уже прекрасно обходилась калибром вдвое меньшим. Однако, и это не было пределом – ряд стран, среди которых была и Япония, имели на вооружении винтовки калибром всего 6,5 мм. Собственно, подобные уменьшения были вполне оправданны: требовалось меньше ресурсов, солдат мог взять больше боеприпаса, а с деланьем дырок в организмах бойцов противника винтовки прекрасно справлялись.

Войн было много, соответственно хватало и практики применения новых винтовок в бою, причём как имеющих калибр 7,62 мм, так и 6,5 мм. Первым обладателями винтовок под 6.5 мм, с которыми довелось столкнуться армии Российской империи оказались японцы. Естественно, как и во время любой другой войны, нашим удалось захватить и испытать японские винтовки. По отзывам – разница в стрельбе была заметна только в ближнем бою, но на коротких дистанциях винтовка как оружие неудобна, а солдаты в таких случаях предпочитали использовать гранаты и револьверы.

Тут в нашем рассказе появляется капитан царской армии Владимир Григорьевич Фёдоров – человек, не обделенный конструкторским талантом. Талант этот был направлен на создание самозарядного и автоматического оружия. Помимо всего прочего, Фёдоров был и теоретиком, разработавшим классификацию автоматического пехотного оружия, в которой были винтовки самозарядные, самострельные (то есть автоматические) и впервые появился термин «автомат». По представлению Владимира Григорьевича, автомат – «оружие аналогичное самострельным винтовкам, но имеющее приставной магазин емкостью 25 патронов и укороченный ствол с рукояткой, делающие оружие пригодным для выполнения широкого спектра боевых задач». Ничего не напоминает?

Такое определение автомата Фёдоров дал в 1907 году, а в 1906 году он начал работы над самозарядной винтовкой под патрон 7.62х54 (тот же, что и у Мосинки). К 1911 году оружие было готово, испытания успешно пройдены, а уже в 1912 году была заказана пробная партия. Но на вооружение винтовку не приняли – сказался бОльший, нежели у Мосинки, вес, а все попытки его снизить приводили к уменьшению прочности и надёжности механизмов.

Фёдоров не сдался: ранее он разработал собственный патрон калибра 6,5 мм. Он отличался от японского патрона 6,5x50SR Арисака несколько лучшей баллистикой, имел пулю весом 8.5 грамм и начальную скорость полёта пули около 850 м/с, что позволяло развить дульную энергию около 3100 джоулей (у 7,62х54 дульная энергия достигала 4000 джоулей, а советский промежуточный 7,62х39, под который проектировались карабин Симонова и автомат Калашникова, имеет энергию около 2000 джоулей). Под этот патрон он и начал переделывать свою винтовку.

Винтовка получилась длинною примерно в метр (для справки – современная американская М16 лишь немного короче) и довольно прочной, могла снабжаться штыком и была куда удобнее для рукопашной. По своим характеристикам она оказалась чем-то средним между самозарядной винтовкой и ручным пулемётом и соответствовало представлениям конструктора об автомате. Собственно, именно автоматом своё изделие Фёдоров и окрестил.

Испытания начались в 1913 году и прервались Первой мировой. Вспомнили об автомате Фёдорова уже в 1915 году, на фоне острой нехватки ручных пулемётов и изменения самого характера войны, которая уже заметно отличалась от боевых действий прошлого. Проблема была только в патроне – производство фёдоровского патрона налажено не было, но автомат легко переделывался под закупленный в Японии патрон 6.5х50.

Испытания были окончены к 1916 году и автомат стал поступать в войска, дебютировав на Румынском фронте, где формировались специальные роты автоматчиков. Параллельно с автоматом под 6,5 мм испытывали и вариант под 7,62. Что любопытно, именно автомат Фёдорова стал бортовым оружием экипажей тяжелых бомбардировщиков «Илья Муромец».

Отзывы автомат получил прекрасные и к концу 1916 года было принято решение о серийном выпуске оружия – партии в 25 тысяч стволов. Вооружать автоматами планировалось ударные соединения. Но тут случилось непредвиденное: заказ разместили на частном заводе, подконтрольном Земгору – посреднической структуре по распределению государственных оборонных заказов. Руководство структуры было тесно связано с зачинщиками Февральской революции (либеральной их частью), поэтому к выпуску автоматов так и не приступили. Власти попытались перераспределить заказ, но начавшаяся революция спутала все планы.

Новые разговоры о выпуске автомата начались только после революции Октябрьской, когда Фёдорова отправили на завод в Ковров, где, в 1918 году, Владимир Григорьевич был избран директором, а заведующим опытной мастерской назначен Дегтярев. Вдвоём они смогли наладить серийное производство оружия, занялись его модернизацией и улучшением, а в 1924 году приступили к созданию на его основе целого семейства пулемётов.

Автомат простоял на вооружении до 1928 года, после чего был отправлен на склады: японский патрон не удовлетворял новым требованиям к стрелковому оружию (не мог поражать бронеавтомобили), да и запасы не производившегося в СССР боеприпаса были не бесконечны. Параллельно шла унификация оружия: с вооружения снимались все винтовки и пулемёты, использующие не патрон 7,62х54.

Однако же на этом история автомата Фёдорова не закончилась: со складов его достали в 1940 году, в разгар Зимней войны с Финляндией. РККА испытывала острую необходимость в автоматическом оружии, вот автомат и пригодился.

Всего было выпущено около 3200 штук автоматов Фёдорова, что заметно меньше планов в 25 тысяч стволов. Самим конструктором оружие не рассматривалось как массовое: по мнению Владимира Григорьевича вооружать им должны были специальные подразделения. Однако, свой след в истории оружия этот автомат оставил, успел повоевать и был куда удобнее и надёжнее заграничных образцов. Кстати, что-то подобное смогли создать во Франции (но позже и по параметрам это была всё же именно винтовка), Германии (но капризное и ненадёжное, да и опять же – именно винтовка) и в США (но их BAR был просто огромен и представлял собой ручной пулемёт с крайне малым боезапасом).

Шли годы, и в 1943 году мир узнал о «принципиально новом» классе оружия – штурмовой винтовке. На самом же деле единственным принципиально новым в этой винтовке стал патрон – так называемый «промежуточный», представляющий из себя укороченную версию винтовочного.

Самым парадоксальным в этой ситуации оказался тот факт, что имея собственный автомат, да ещё и совсем недавно применяемый в войне, советское командование задумалось о создании собственного нового автомата лишь после изучения германского образца… Но это уже совсем другая история.

Основные характеристики автомата Фёдорова:
Калибр — 6,5 мм.
Длина — 1045 мм.
Длина ствола — 520 мм.
Масса — 4,4 кг (без магазина), с магазином — 5,2 кг.
Скорострельность — 600 выстр./мин.
Прицельная дальность — 400 м.
Максимальная дальность стрельбы — 2100 м.
Емкость магазина — 25 патронов.