Напиток любви и познания

Больше двух недель я не пил шу пуэр

Так вышло, что у меня подошли к концу запасы этого чая, те, которые относятся к категории "на каждый день". А спускать на утренние сонные "предработные" чаепития что-то интересное было жалко. Соскучившись по вкусу любимого чая, ранним утром выходного дня я устроил себе встречу с шу пуэром "Хун Си" 2015 года от бренда HHC. Этот чай нельзя назвать особенным, но у меня в коллекции он присутствует всегда в небольших количествах, поэтому пить его я стараюсь бережливо.

В лучах белого, по-осеннему охладевшего света я наполнил чашку чаем, чей настой органично вобрал в себя шоколодно-рубиновую густоту пуэра с гранью какой-то прозрачной ясности. Было тихо, в открытое окно врывался крик ворон и далёкий щебет резвящихся детей. Знакомый и любимый вкус заполнил моё восприятие. Я знал этот чай, мне была знакома его строгая орехово-древесная нота, чёткая и стройная, звучащая как профессионально взятая музыкальная нота. Вглядываться в чай сегодня не было желания. Поэтому я устроился поудобнее и дал волю мыслям.

Я задумался над отношением людей к чаю.

Подумалось, что можно выделить как минимум две чёткие группы среди любителей этого напитка. Одни общаются с чаем как-бы с научной точки зрения, а другие с позиции веры, для которой чай выступает объектом, несущим сакральное значение. Люди из этих групп часто не находят взаимопонимания, стараясь доказать правильность и исключительность своей позиции перед противоположной. Мне стало интересно. Чай как наука, и чай как объект веры.

Мне кажется, что наука, как и вера - это инструменты познания мира и себя, отличающиеся по уровню доступности, точности калибровки и принципу применения. При таком количестве различий функция у них одна - понять мир, понять себя, найти смысл и примирение со своей ничтожностью перед его необъятной величиной, глубиной, красотой - научиться любить.

Истинная вера требует не меньших усилий, чем наука. Эти усилия - разные, но в обоих случаях это значительные усилия: усилия воли, усиля в соблюдении дисциплины, упорство, вера в себя - прилагать их по-настоящему готов далеко не каждый, поэтому и в науке и в вере много притворщиков, тех, кто хочет прослыть познавшим, не познав, и назваться уверовавшим, не уверовав. Редко это злой умысел, чаще это следствие недостатка терпения и глубины понимания, излишней самоуверенности, иногда - невежества. На этом вырастают псевдонауки, культы и ложные учения.

Итогом обоих путей, на мой взгляд, должна быть одна и та же вещь - согласие

Поскольку представители разных подходов познают в конечном счете одно и то же - мир. А законы мира одинаковы и для верующего и для учёного. Когда один человек ищет родник, а другой копает колодец, оба они ищут воду. Единственная сложность этого примера состоит в том, что в случае с наукой и верой оба скорее всего не будут знать, что они ищут - им неведомо, что такое вода, они могут только утверждать, что что-то является водой, а потом доказывать это. Но даже после убедительного доказательства вода может не оказаться таковой.

Не оттого ли мы не можем достичь согласия, что не можем до нужной степени ясности осознать, чего желает наш дух, какую истину нам нужно познать, чтобы обрести гармонию с миром? И сколько их, таких истин?

В наших поисках, встречаясь с другими людьми, стоит помнить, что в каждом встреченном человеке для нас сокрыта возможность узнать того, кто нашел воду. Тот, кто утолил жажду, делится водой, но никогда не заставляет напиться силой. Найденную воду он пьет молча, потому что это не чудо - это неотъемлемая часть нашей жизни. Мир щедр, как и Бог. И поэтому, думается мне, следует опасаться тех, кто всеми силами пытается убедить окружающих, что то, что нашел именно он - вода, и только у него она есть.

А при чём тут чай?

Я уверен, что чай - хороший помощник на каждом из этих путей.

Для веры - это напиток любви

Любовь - это высшая ступень развития человеческого духа, которое проходит долгий, не всегда успешный путь от влечения к страсти, от страсти - к истинной любви. Влечение, как некий врождённый механизм, побуждающий к познанию и овладению, перерождается в страсть - эту любовь длиною в жизнь, сжатую в короткое мгновение; восторг, дарованный осознанием возможности удовлетворить своё влечение, насытить себя за счёт другого. Страсть, пылающая яркой, всепоглощающей вспышкой эгоизма, перерастает в любовь. Страсть - это "сейчас для меня", любовь - это "всегда для ближнего", готовность отнестись к другому, как к самому себе. Поэтому чай - это напиток любви.

Для науки чай - это напиток познания

Это универсальный носитель, который подобно фотоплёнке сохраняет снимок наших мыслей и переживаний, нашего настроения в момент времени, в момент общения с чаем. Это напиток глубокого погружения в себя и через себя - глубокого познания мира. Поэтому чай - это напиток познания.

Размышляя на такие сложные темы, мне вспомнилась одна история. Не знаю, действительно ли это было именно так, но рассказывают, что Лев Гумилёв, защищая степень доктора географических наук со своей Пассионарной теорией этногенеза, на критику, связанную с наличием в теории слабых, не имеющих обоснования моментов - отвечал критикующим: "Я в это верю".

Закончил.
Хорошего дня, Друзья!

_________________________________

Кирилл Константинов, 2017

Блог Чайного чайника в Контакте