Наследник ночной росы

Размышление о мнениях и авторитетах с чёрным чаем из Люань

Чёрный чай - понятие очень объёмное

В разных частях света оно может подразумевать совершенно разные сорта чая. Для англичан и не очень просвещённых россиян чёрный чай - это то, что китайцы последние полвека называют красным чаем. Для китайца же чёрный чай - это "хэй ча", отдельная и самобытная группа чаёв с богатой историей. С одним из представителей этого семейства я имел общение на минувшей неделе. Корзиночный чёрный чай из Лю Ань, 2004 года.

Хэй ча - группа чаёв с довольно длительной историей, уходящей во времена династии Тан (VII век н.э.). Они производились в нескольких провинциях, отчего возникали определённые различия в технологии изготовления и хранения. Так, например, вышло, что люаневый чай не разделил участь собратьев из других областей и не прессовался в кирпичи или брикеты. Лю Ань Хэй Ча упаковывался в бамбуковые корзиночки, которые служили чаю формой и упаковкой одновременно.

В чахэ я наблюдал мелкий лист

Изредка в нём попадались кусочки сухого бамбука. Вполне вероятно, что сама корзинка, сплетённая из стеблей и листьев этого растения, оказала влияние на формирование вкуса и аромата чая. Также в некотором количестве попадались черенки и мелкая ломаная фракция.

Технология изготовления Люань Хэй Ча обладала (не уверен, что она соблюдается до сих пор) рядом особенностей. Одной из них было воздействие ночной росы. Чай, прошедший фиксацию, скручивание и сушку на солнце, на ночь выставлялся на ночную росу, эта операция считалась ключевой. Ещё одной особенностью было время "созревания" чая, оно составляло около двух лет. По прошествии срока чай можно было пить. Считалось, что он набрал вкус и как приятное дополнение - полезные свойства.

Тёмно-коричневый с медно-шоколадными оттенками, чай издаваал сухой сдержанный аромат с ясно читаемой нотой картофеля и старого дерева. В прогретой посуде древесно-овощная нота усилилась, набрав объём и полноту.

Хэй ча считаются полезными для здоровья

За полезные свойства чай в своё время был упомянут в тексте «Ча Цзянь» (茶笺, «Чайные комментарии») Вэнь Луна. Автор писал, что люаневый чай больше других чаёв имеет лекарственный эффект, и поэтому рассматривается как настоящая драгоценность. Такую информацию я почерпнул из статьи Сергея Кошеверова, написанной для проекта "Чайное путешествие" (tea-terra.ru/2014/08/07/17750/). Заслуги и исследования автора в области чая делают его мнение весомым в моём восприятии - авторитетным.

Авторитетное мнение. Моё сознание зацепилось за это выражение и как-то само собой начало разворачивать в моей голове один обрывок мысли за другим, складывая их в пространное рассуждение. Это я люблю :)

Мне подумалось, что у российского чайного мира проявляется местами одна особенность - это отсутствие в нём авторитетов или их сомнительность. Точнее это наличие авторитетов, но не повсеместное их признание. И это при том, что наше восприятие устроено так, что именно на основе авторитетов человек учится лучше всего. У авторитетов мы учились на протяжении многих эпох. Труды Аристотеля в области физики сменяли работы Галилея, а затем Ньютона, на смену теории относительности Эйншейна приходили Бор и Гейзенберг с их квантовой механикой, аристотелева же логика до сих пор лежит в основе науки об истине. У знаний и идей, лежащих в основе современной цивилизации, всегда были авторы, чьи имена ассоциировались с каким-то великим трудом. Мы привыкли цитировать поэтов, философов, политиков, учёных - их мысли являются фундаментом для нашего мировосприятия, они формируют культуру нашего общества. За этими мыслями стоят годы исследований экспериментов, практики, работы с источниками и богатый жизненный опыт.

Но ситуация изменилась

Но сейчас, во время широкого, если не чрезмерного, распространения всевозможной информации, классические авторитетные источники уходят в тень. Ученик с помощью смартфона может заткнуть за пояс любого учителя по уровню знаний и актуальных данных. Правда, при этом у него скорее всего не найдётся времени или желания проверить, из какого источнике происходит получаемая информация. Сейчас всё чаще в центре внимания не тот, кто заслуживает этого своей трудом и пониманием темы, а тот, кто быстрее и ярче высказался на эту тему и кому удалось собрать вокруг себя бОльшую аудиторию.

Для 5 грамм чая я выбрал экспозицию от сорока секунд к двум минутам, без технического пролива и заваривание кипятком. В чашку полился шоколадно-рубиновый настой с медным просветлением по кайме чашки.

Если раньше мнение формировалось под воздействием авторитетов, то теперь авторитет отстраивается от мнения. Через мнение человек выражает приобщённость к некому знанию (суть которого почти никогда не уточняется), через такое действие перескакивая через фазу накопления опыта, его обобщения, проверки и усвоения. Зачем? Мнение тут, мнение там, потом ещё здесь, вот тут ещё мнение, и по этому поводу тоже - и вот, имя человека (или его выдуманная интернет-персоналия) имеет влияние. Люди, не разбираясь, не пытаясь даже понять: на каком основании тот или иной человек берёт на себя право судить, комментировать, объяснять, сколько опыта по предмету стоит за этими словами, какой это опыт, на каких знаниях он основан, подтверждён ли этот опыт практикой - начинают слушать и кивать. Потому что мы привыкли: если кто-то громко и уверенно говорит на любую тему - это человек умный. Хотя чаще "уверенное" владение темой в любой области является признаком в лучшем случае поверхностности знаний, а наиболее часто - глупости и шарлатанства.

Пришло время попробовать чай

В первом глотке чай прошёл плотной древесно-сладкой волной вкуса, отчётливо отзывавшейся сырым картофелем и свекольными отголосками. Язык покрылся приятным тёплым зудом, похожим по восприятию на ощущения после съеденного мёда. Абрисом служила немного сухая древесная линия.

В чае порой это проявляется очень отчётливо. В отсутствие сколь-нибудь серьёзной отечественной научной базы, переводов трудов тех стран, где эта область изучена лучше, на передний план гордо и громко выходят любители, для которых хобби по непонятному провидению вдруг стало почти профессией. Правда, в этой профессии не многим хочется действительно нарабатываеть компетентность. Ведь есть система формирования авторитета через мнения, спорность и ошибочность которых обсуждать либо не принято либо трудно - просто потому, что трудно порой найти источник достоверной информации, чтобы проверить или опровергнуть сказанное. Правым может оказаться каждый. Правота базируется зачастую на громкости, упорстве, невежестве или наглости. Среди этих качеств не находится места сомнению в собственной правоте или критическому взгляду на собственные действия. И интернет здесь всё усложняет.

Раньше порядок был намного безопаснее для разума

Сказанная глупость исчезала сразу, как только переставала звучать, наполняя собой окружающее пространство. Она растворялась без следа, а иммунитет здравого смысла не пускал её в сознание. Сейчас любая глупость повисает навсегда, пока в компьютерном Рагнарёке не обрушатся твердыни серверов и дата-центров, и Вёльва не распустит на тонкие нити облачные сервисы. До тех пор единожды сказанная глупость превращается в часть истории и культуры. Глупость сказать легко, поэтому её всегда больше и итог здесь нарастающий. Гораздо меньше высказываний, порожденных мышлением, логикой, опытом. Часто глупость выглядит правдоподобно, воспринимается за истину, а говорящий её - за умного человека, которому можно доверять, к которому можно прислушиваться. За авторитета. Авторитетное мнение... Это страшно, с какой легкостью размножается глупость и с какой агрессией и напором она атакует молчаливый здравый смысл.

За "картофельностью" следовало всё столь же плотное звучание, насыщенностью напоминающее хорошо заваренный индийский ассам, от которого отделили его фирменную терпкость. Нота сырого картофеля протянулась через все чаепитие, придав тому оригинальность и интерес. Раньше овощная нота была для меня признаком некоторых тайваньских непрожаренных улунов, вроде Цуй Юй или густо заваренного Цзинь Сюань. Люань Хэй Ча открыл новую сторону этой вкусовой грани.

Выдержав пять завариваний с плотным и необычным вкусом, чай угас. Вместе со спитой заваркой я отложил и мысли об авторитетах и мнениях. Как и обычно, это был лишь вектор для размышлений, не обязательно обладающий истинностью, но заслуживающий, как мне показалось внимания. Возможно, через осмысление этого вопроса кому-то удастся лучше понять себя и окружающий мир и когда-нибудь сделать правильный выбор, принять верное решение. А может и нет.

Отзвучал чёрный чай, начал звучать белый день, спокойный и ясный. И меня вполне устраивал такой порядок вещей. Начинался очередной сеанс взаимодействия с миром, и я был рад, что начало ему положил необычный чёрный чай из Люань.

Закончил.

Всем хорошего дня, друзья. Будьте внимательны, выбирая для себя авторитетов и помните, что отказавшись от чужого авторитета, иногда можно преуспеть в формировании собственного.

_________________________________

Кирилл Константинов, 2017

Блог Чайного чайника в Контакте