Старый сычуаньский дракон

15 October 2018

Ироничная статья про кирпичный хэй ча из провинции Сычуань

Этот чай не отличается манерами, но отличается терпением

У тебя может быть два пакетика травы... нет, это не из нашего рассказа. Может быть две коробки с шэнами разных заводов и возрастов, четыре чайницы с «хунчёй» всевозможных провинций, шесть заначек шу пуэров на все случаи жизни. Но ты знаешь, что рано или поздно дойдёшь до этой чертовщины. А эта чертовщина отличается терпением.

Тибетский чай, Кирпич здоровья, Хун Тан Ча ("Чай с красным настоем"), его знают под разными именами. Праотец и прапрадед всего чайного разнообразия, о котором мы сейчас знаем и которым наслаждаемся. Канчжуань. Шайтан-кирпич. Чума-брикет. Бес-плитка. Как вам угодно.

К переизданию собственной статьи 2014 года решил снова пообщаться с этим персонажем. Бывает, что чай, вот, прямо тащит. Этот - втаскивает.

И это его история. Статья 2014 года, с небольшой редактурой и дополнениями:

Сычуаньский Канчжуань. Старый Дракон с берегов Четырёх рек.

(Шутошная история с изрядной долей правды)

Этот парень стар. Он лично знаком со Старым чайным бойцом из Гуанси, Лю Бао. И если тот считает себя Старым Бойцом чайного фронта, то этот четырёхугольный плотно сбитый персонаж – этого самого фронта патриарх. Когда появился суровый и могучий Канчжуань, зелёный, ещё неотферментированный Лю Бао пешком под чайный стол ходил.

Канчжуань появился, когда только-только формировалось такое понятие, как «чай»

Это случилось в далёком 7 веке. Так что он не понаслышке знает и хранит память о том, что такое настоящий «Хэй Ча». Его тело пропитано собственным соком, а жилы крепки, как стальные канаты.

Бытует легенда, что кирпичный чай придумали монголы - она родом из Сычуани, куда монголы вроде бы сразу и пришли, преодолев Великую Китайскую стену. Возможно, сычуаньцы с помощью этой легенды хотят продвинуть мысль о том, что их чай был для монголов самой большой ценностью во всём Китае. Так или иначе, до монголов грубого кирпичного чая в Китае не было, его придумали для удобства транспортировки – на том и остановим исторические изыскания.

Чай, ради которого кочевые племена расчехлили оружие

Он сам по себе, как оружие - им можно отбиться от небольшого медведя. Серьёзно. То, что в его названии фигурирует слово кирпич («Чжуань») – неспроста. По некоторым версиям чай как растение мог быть причиной вымирания динозавров, поскольку их пищеварительная система не была приспособлена к содержащимся в чае алкалоидам. Чёрта с два они вымерли из-за алкалоидов – просто наши предки прикладывали их Канчжуанем! Бытует легенда, что в древности чайное состояние достигалось (для экономии чая) прикладыванием Канчжуаня к голове медитирующего с предельно возможной скоростью и силой – не иначе. Тем более, что это состояние крайне близко к тому, которое даёт заваренный Канчжуань. Знаете, кто послужил причиной вторжения монголов во внутренний Китай – он. Знаете, кто послужил свержению монголов – он же. Потому что этот патриарх не прощает чайного чревоугодия – с его чайным состоянием следует быть очень осторожным…

Состояние, которое даёт этот чай, пишется с большой буквы всегда

А не только сейчас, когда это слово стоит в начале предложения. Канчжуань работает точно, как тяжеловес, укладывая ровную утрамбовочную двойку: в корпус, а потом в бороду – ввязываться с ним в чайную схватку опасно для планов на день. Этому Сычуаньскому Чайному Дракону огнём поливать на твой распорядок дня и на то, сколько ты граммов положил в гайвань или чайник. Он заходит и выключает что-то в голове – тумблер за тумблером – параллельно подключая слегка овощной режим.

Знаете, как называют тех, кто участвует в чаепитии с Канчжуанем?

Овощное рагу. Без шуток, этот дух Чайного моря отбеливает ауру почище «Ваниша». Не отбеливает? – не надо жаловаться: после него ты видишь собственную ауру - уже немало! Этот Странник Четырёх Рек звучит в сознании пустотой, исполненной смысла, мелодией, которую хочется исполнить всем своим естеством… И чёрта с два тебе будет нужен инструмент – ты будешь играть, просто тренькая пальцем по губам (и хорошо, если по своим)! Нормальным после этого чая будет желание проверить, почему «глаза дальше, чем череп» и «есть ли у пингвина колени». Это нормально, это сычуаньский хард-стайл.

Послевкусие сухофруктов и весеннего луга в горах? Сливочки с предгорий Тянь Шань? Яблочки? Карамельно-кремовое послевкусие? Это отличные слова, которые уместно использовать для расслаивания Канчжуаня – он рассыпается от смеха при их упоминании. Во всех остальных случаях только ножовка вам в помощь. Или крепкое долото и увесистый молоток. Этот чай – чёртов стронгмен: годы тренировок ушу и цигун сделали его чайное тело по-настоящему железным. Берегите свои пуэрные иголочки - Канчжуань погнёт их на рыболовные крючки!

Думаете, в вашем чайном настое взвесь чайного листа?

Расслабьтесь, это пыль дорог, которые выкладывались Канчжуанем, чтобы проехал обоз, его же и везущий. Сетуете в наше время на качество сырья, указывая на примесь черенков и веточек в чайном листе? Мол, портится вкусик из-за добавления «арматуры», скрепляющий чай-сырец? Ох, ну конечно, ведь важно, какое сырьё: плантационное или со старых деревьев – что ж, таким ребятам лучше не подходить к Канчжуаню, потому что в нём запрессованы вековые, на фиг, брёвна. В него кладут старые деревья в буквальном смысле этого слова. Серьёзно, не удивляйтесь, если в разваре увидите бревно, на котором будет отчётливо видна надпись «Здесь был Као Ля» или «Са Ша + Ма Ша = Лю Бао». Скажите ему, что в нём маловато почек, и он ответит: «Да и тебя всего две, умник». За Канчжуанем охотятся бобры, потому что из брёвен, в него запрессованных, можно построить знатную плотину, чёрт бы её драл!

За этим кирпичом в очереди стоит Тибет, а заводы, его производящие, получают государственные дотации и хранят стратегический запас этого чая, чтобы его в любой момент можно было купить. Это чего-то, да стоит. Канчжуань – очень практичная вещь. Его никто не купит? Ха! Он подождёт, сколько надо – там всё заферментировалось настолько, что никто не поймёт, каким он вообще должен быть. Непонятно, кому такой чай может понравиться? А ему это нужно – нравиться? И вообще: если он плохо продаётся – не беда! – китайцы просто строят из него стену или дом.

Время не властно над этим Чайным Воином Поднебесной

Как не властно оно над настоящим самурайским мечом или творением великого поэта. Кому-то в своё время хватило спеси пободаться с Лю Бао? Ха! Попробуйте бросить вызов этому Великому Дракону Четырёх Рек! В простоте и прямоте вкуса его – кроется простота и величие мира, а крепость прессовки этого чая – прекраснейший символ труда, который нужно приложить, чтобы добыть себе в этом мире мудрости, счастья и покоя, расслоив окружающую действительность на понятные фрагменты.

Канчжуань. Старый Дракон с берегов Четырёх рек

Закончил.
Хорошего вам дня, Друзья!

_________________________________

Кирилл Константинов, 2017

Блог Чайного чайника в Контакте