Homo Deus: A brief history of tomorrow

Это вторая книга профессора Харари, которая развивает идеи первой —  The brief history of human kind, которую я уже рекомендовал .

Первая книга описывает историю человечества, выявляет ключевые вехи (когнитивная революция, агрикультурная революция, религия, письменность, империи, капитализм), разбирает причины и следствия. Последняя глава называется The End of Homo Sapiens , но сценарий там не апокалипсический. Профессор предполагает, что в результате стремительного технического прогресса люди перестанут существовать в том виде, в котором есть сейчас, и эволюционируют в another type of being.

A brief history of tomorrow — это более подробный анализ вариантов развития будущего. Большинство предпосылок исходят из анализа истории человечества, поэтому во многом повторяются идеи первой книги. Так что вторую книгу, в принципе, можно читать независимо от первой.

Сперва речь идет о том, что человек приближается к тому, чтобы окончательно победить три бедствия, которые сопровождали его всю историю: голод, войны и эпидемии. Промышленный прогресс обеспечивает изобилием еды, большинство современных людей не знают, что такое голод. Современная медицина спасает от эпидемий: они выявляются на ранней стадии, и вскоре появляется лекарство, как это случилось с Эболой. Нет никаких гарантий, впрочем, что в какой-то момент эволюция бактерий не обгонит медицину и не скосит людей со всеми их научными достижениями и сложными концепциями (здесь и далее, курсив, это мои личные замечания, а не содержание книги). Наконец, глобальные, массовые войны тоже ушли с повестки дня. Этому способствует, с одной стороны, атомная бомба, а с другой стороны экономическая нецелесообразность. Если в прошлом ценность имели материальные ресурсы (земля, золото, нефть) и военные потери могли быть окуплены ресурсами, то теперь ценность имеют знания и связи, поэтому сотрудничество выгоднее.

Затем рассматриваются задачи, которые ставит перед собой человечество сейчас. Во-первых, люди хотят победить старение и смерть. Во-вторых, люди ищут счастье. Кажется, что со вторым больше трудностей, чем с первым.  Достижению счастья препятствуют две причины: психологическая — завышенные ожидания, и биологическая — наши рецепторы удовольствия заточены эволюцией под то, чтобы постоянно crave for more. Это проблема имеет два решения: биохимическое, иными словами вещества, и буддистское. 

Далее автор обращается к истории человечества, для того чтобы понять, с каким багажом мы подошли к современному состоянию. Как и почему человек стал главенствующим видом на земле? Будучи вегетарианцем, автор, очевидно, сопереживает домашним животном и указывает на то, что современное сельское хозяйство приносит братьям нашим меньшим страдания. Как люди от анимизма перешли к теистическим религиям и как это связано с агрикультурной революцией? Как в результате научной революции люди сменили теистические религии на гуманизм, ставящий во главу угла человека и ценность человеческой жизни. Харари подчеркивает, что гуманизм — это тоже религия, а права человека — такой же вымысел (fiction), как бессмертная душа, рай, ад и Эдемский сад.

Отдельно обсуждается отличие человека от животных. Есть ли у людей душа? А сознание и самосознание? А зачем они человеку нужны? Далее обсуждается еще одно важное отличие человека, от животных. Это способность верить в вымышленные концепции imagined orders, такие как боги, государства и деньги. Вера в такие сущности позволяет гибко и адаптивно кооперироваться большим массам индивидуумов. Это одна из ключевых идей первой книги Харари, он подробно излагает ее в этом TED talk.

В следующих главах обсуждается связь религии и науки, становление и движущая сила капитализма. 

Далее разбираются три "конфессии" гуманизма: либерализм, социализм и эволюционный гуманизм и их отличия.

Автор приходит к тому, что гуманизм — это вера в индивидуальность и в собственное Я, однако современная наука говорит о том, что никакого Я нету, и человек — это алгоритм. Тем не менее людям необходим смысл жизни. Гуманизм ставит на первое место чувства и желания нашего Я, однако современные исследования говорят о том, что Я -- это не единая сущность. В частности, описываются различия и противостояние между experiencing self и narrating self. А желания нашего Я — это совокупность возбуждающихся нейронов, на которые можно воздействовать извне.

В последней главе автор обсуждает риски, которые угрожают людям. Первая опасность в том, что люди потеряют свою ценность, так как всю работу будут выполнять машины. Чем тогда займутся люди и в чем найдут смысл? Вторая опасность состоит в том, что машины станут знать и понимать человека, лучше чем он сам, и человек добровольно передаст управление алгоритмам. Если сейчас я делегирую построение оптимального маршрута Яндекс.Навигатору, то в будущем AI будет определять, на ком мне лучше жениться. Наконец, третий риск заключается в том, что человечество может столкнуться с невиданной доселе классовой сегрегацией. Малочисленная элита, которая контролирует AI, который в свою очередь контролирует всех остальных людей, бесполезных, безработных и почти не осознающих, счастливо (?) торчащих на наркотиках в виртуальных мирах.

В завершение рассматриваются две религии, которые могут придти на смену гуманизму. Технологический гуманизм верит в бессмертных сверх-людей, киборгов с суперспособностями. Гуманизм ставит во главу угла чувства и желания людей, а сверхлюди смогут контролировать собственные же желания. Dateism — штука более интересная. Она говорит о том, что человек — всего лишь процессор, обрабатывающий информацию. И каждый человек часть большой экосистемы. Смысл жизни в том, чтобы поток данных обрабатывался максимально эффективно.

Одна цитата напоследок, зачем учить историю:

Each and every one of us has been born into a given historical reality, ruled by particular norms and values, and managed by a unique economic and political system. We take this reality for granted, thinking it is natural, inevitable and immutable. We forget that our world was created by an accidental chain of events, and that history shaped not only our «technology, politics and society, but also our thoughts, fears and dreams. The cold hand of the past emerges from the grave of our ancestors, grips us by the neck and directs our gaze towards a single future. We have felt that grip from the moment we were born, so we assume that it is a natural and inescapable part of who we are. Therefore we seldom try to shake ourselves free, and envision alternative futures.
Studying history aims to loosen the grip of the past. It enables us to turn our head this way and that, and begin to notice possibilities that our ancestors could not imagine, or didn’t want us to imagine. By observing the accidental chain of events that led us here, we realise how our very thoughts and dreams took shape – and we can begin to think and dream differently. Studying history will not tell us what to choose, but at least it gives us more options.