Колымой по Мельпомене

23.10.2017

"Я помню тот Ванинский порт», - пронеслось в голове, когда узнал, что в Хабаровск приехали артисты из столицы «Колымского края», а потом вдруг зазвучало козинское «Осень, прозрачное утро!»…

В театральной архаике есть свое обаяние - и смешные мужские парички, и «богатые» декорации и костюмы. В советские времена, когда полуголодный народ прозябал в бараках, когда крестьяне были лишены пенсий, театральная сказка была актуальной, а любовные истории из жизни иноземных герцогов и баронов дарили надежду на то, что рай когда-нибудь и здесь на земле будет построен, и давали силы не терять надежду и веру в светлое будущее.

Музыкальная комедия Виктора Плешака и Валентина Красногорова «Рыцарские страсти» в афише Магаданского государственного музыкального и драматического театра три года. «Средневековая Испания. Любящие сердца разделены непреодолимой стеной вековой вражды кланов… История могла бы стать «печальнейшей на свете», если бы не находчивый монах, предложивший враждующим родителям оригинальный способ испытать чувства детей – дать им прожить один год, не расставаясь друг с другом ни на минуту!» - так был анонсирован этот спектакль.

Это произведение было поставлено в 25 российских театрах и вполне успешно, памятуя о необыкновенной популярности у старшего поколения таких фильмов, как «Собака на сене» и «Дуэнья». Конечно, в магаданской версии не было актерских работ, сравнимых с Евгением Леоновым и Маргаритой Тереховой, хотя один из главных героев - Дон Родриго - и усиками, и своим рычанием напоминал Михаила Боярского.

Стоит отметить, что в создании спектакля принимали участие хабаровчане: сценография - Андрей Непомнящий, костюмы - Наталья Сыздыкова. На мой взгляд, работы безупречные. Они и обеспечили ту зрелищность и яркость, которые порой так необходимы для определенной части театральной публики.

Понятно, что спектакль не грешит ни актуальностью, ни современностью, и у заядлого театрала он может вызвать улыбку и даже скепсис напоминанием о пышных представлениях в 70-х годах прошлого века. Но магаданские актеры представляли с такой самоотдачей и искренностью, что это с лихвой перекрывало все «подводные камни», понатыканные в постановке усилиями гиперконсервативного режиссера заслуженного деятеля искусств РФ В. Добровольского. И, судя по бисированию, по непосредственной реакции хабаровской публики, это имеет право на жизнь. Соскучился народ по простенькому сюжету, по яркой романтической любовной сказке.

ли рыцарско-фонтанная феерия музыкальной части труппы магаданского театра оставила заядлых хабаровских театралов, мягко говоря, в смятении, то драматическая вполне мило отыграла пьесу Бориса Рацера и Владимира Константинова «Диоген». И хотя в афише это произведение было обозначено как трагикомедия, искус актеров почаще вызывать смех у публики немного подрихтовал «траги», придав действу оттенок вполне лирической комедии.

Пьеса о жизни мудреца Диогена - чудаке из древнегреческого Синопа, чьё имя стало символом аскетизма. Мыслитель, заявив, что человек обретает подлинную свободу и радость в отказе материальных благ, снискал славу городского сумасшедшего, на имени которого окружающие начали зарабатывать и пиариться.

Написанный в 80-х годах одними их самых плодовитых советских драматургов «Диоген», конечно, потерял остроту, но некоторые «хохмы» вполне актуальны и сегодня. Но если в советское время они могли поражать своей смелостью, то сегодня это все смотрелось миленькими шуточками.

Конечно, подсознательно искался гулаговский тяжелый привкус. И зря. Спектакль получился легким и забавным. Иногда казалось, что гораздо легче и забавнее, чем предполагали сами авторы пьесы.

Может быть, на фоне крайне стилизованной древнегреческой обертки - декорациях и особенно сценических костюмах - почти «эстрадное» гуашевое артистическое существование помешало вытащить из пьесы некую глубинную мудрость (все-таки пьеса называется «Диоген»), а может быть, виной наработанные актерские штампы?

Не трогало публичное одиночество «Диогена», не чувствовалось той завораживающей мудрости, которая заставляет перечитывать и цитировать труды древнегреческих философов. А может, и не ставил задачу такую залетный петербургский режиссер Дмитрий Павлов.

Стоит отметить работу актера Сергея Корнеева (Креонт), которому вполне удалось сыграть любовь. Если бы его партнерша актриса Александра Солдатова (Милена, дочь Диогена) хоть чуть-чуть реагировала на либидозные инсинуации Креонта, то можно было бы назвать любовные сцены удачей этого спектакля. Однако этого не случилось. То ли актриса Солдатова считает, что ее партнер как мужчина не ахти, то ли такое распутство на сцене глубоко противно ее природе.

Хореография любовных сцен выглядела странно, чем-то напоминая Бориса Моисеева времен работы на подтанцовке у Аллы Пугачевой в 80-е годы. Наверно, тогда это было эротично и смело. Сегодня это выглядит как асексуальные гимнастические упражнения.

Хороша была Светлана Окунева (Памфила, жена Диогена). Дама получилась характерная и похожая на российских бабонек, вышедших замуж за уголовников. Вроде умом понимают, что горбатого и могила не исправит, однако любят неистово, терпят и надеются на чудо. Чудо, как правило, не случается.

Конечно, актеры старались, это чувствовалось, и вопреки материалу, режиссеру и актерским штампам (некоторые это называют традиционным русским психологическим театром) появлялась неожиданно очень искренняя эмоция. И это благодарная хабаровская публика оценила, громко и долго аплодировала.

Приезд в Хабаровск Магаданского театра был организован Федеральным центром поддержки гастрольной деятельности Министерства культуры Российской Федерации в рамках проекта «Большие гастроли».

Театр помимо «Рыцарских страстей» и «Диогена» представил в Хабаровске спектакли «Эти свободные бабочки», «Коктейль по-французски», детский мюзикл «Поди туда, не знаю куда», музыкальную комедию «Дамский портной, или Красиво шить не запретишь» и камерный спектакль «Баба Шанель».

«На мой взгляд, Магаданский театр — это особый театр с уникальной историей, написанной великими именами: Михаил Шемякин, Георгий Кацман, Эдди Рознер, Вадим Козин и другими, - рассказала Римма Захарова, директор Магаданского театра. - Тогда все они попали к нам не по своей воле, но в таких тяжелых условиях они не смогли остаться без творчества. Сейчас это самостоятельный полноценный театр, единственный во всей области со статусом «государственный».

По ее словам, после тяжелых 90-х и «мертвых» нулевых театр возрождается. Пожалуй, в это стоит поверить, потому что без веры театр мертв, и никакие громкие имена, всякие народные и заслуженные не смогут одни своим мастерством оживить этот невероятно сложный творческий организм. Хотелось бы верить, что хабаровские аплодисменты помогут магаданцам, укрепят их веру в свой театр, такой милый и порой такой искренний…

Ю. Вязанкин