О дне железнодорожника и Южно-Сахалинске

Железная дорога поделила город моего детства на две части. В одной был парк, театр, рестораны кафе, кинотеатры и библиотека, сталинки, хрущевки и брежневки и даже девятиэтажный экспериментальный дом с лифтом. Когда дом сдали и заселили жильцов, весь город ринулся кататься на лифте.

Во второй части города были одноэтажные бараки, которые построили сразу после войны. Стена – дощечка –зола - дощечка. Зола через год почти вся высыпалась. На крыше - толь, удобства - на дворе, Казалось, что с того момента - когда закончилась войны, уборные никогда не убирали. Так и стояли они с «пирамидами», возведенными несколькими поколениями.

Было два-три двухэтажных шикозных барака, шлакоблочное общежитие, винзавод, метеостанция ( хотя это была не станция, а метеоуправление, просто так называли - метеостанция), конюшня, дома оставшиеся от японцев, которые архитектурно, конечно отличались от советских бараков, но были так же убоги.

Особняком - частные дома. Как правило, это были дома машинистов сначала паровозов, а потом и тепловозов. Дома были построены из шпал, точнее, бруса, из которого делаются шпалы. Раньше при японцах в этом месте было болото. Люди участки подняли, воду отвели... Как напоминание о былых болотах кое-где оставлялись ирисы - желтые и сиреневые.. да фарфоровые осколки от японской посуды на вскопанных городах весной - невероятно красивые!

После жизни в бараках дома из шпал казались райскими. Две-три комнатки, кухня, палисадник с цветами, огород с картошкой и яблонями.

Зимой эти дома заносило снегом по самую крышу. Кто первый откапывался, помогал откапываться соседям. Жили тихо, пьяно, стали даже богатеть во второй половине 60-х годов. Железнодорожники-то получали хорошо. На свалки выбрасывались самодельные буфеты, табуретки, шкафы, покупалась новая мебель, хрусталь и ковры! Хрусталь держался до первого праздника. Слишком тонкие ножки были у бокалов. Да и особо не баловались шампанскими да винами. Больше пили водку. А как собирались в рейс, машинистам собирали в рейс нехитрую еду - вареные яйца, хлеб, вареную колбасу, летом -помидоры и огурцы. Все это находилось в маленьких чемоданчиках...

Люди, волею судеб оказавшиеся на самой окраине страны, тосковавшие по своим малым Родинам, бросались на земляков, как к родственникам.. - Вы откуда? Из Комаричей? А мы из Радогощи...Это же рядом, в 10 километрах..

И такая тоска появлялась, что детям хотелось плакать, а взрослым пить водку

А потом был день, вдали гудели паровозы-тепловозы, день шел за днем, в ритме мчащегося поезда

С днем железнодорожника!