Как ваше ничего?

Однажды на самую большую строительную базу города поступил странный заказ. Мы с товарищами долгое время были уверены, что все рассказы об этом – пустой анекдот. Но однажды мне довелось познакомиться с непосредственным участником событий, поэтому я торжественно могу заявить: все, о чем дальше пойдет речь, самая чистая правда.

Итак, в один солнечный осенний понедельник в офисе ГосКомСтроя раздался звонок. Уставшая девушка-менеджер подняла трубку. На том конце пожилой человек бодрым голосом спросил, как дорого будет доставить ему ничего?

– Глупая шутка! – выпалила менеджер и сбросил вызов.

Но шутник не унимался: через десять секунд телефон зазвонил снова.

– Простите, – послышалось в трубке, – вы меня, наверное, не так поняли.

– Я все правильно поняла, – повысила тон менеджер, – бросьте эти дурацкие розыгрыши!

– Но это не шутка! – твердо ответил мужчина. – Если вы не можете обработать мой заказ, пожалуйста, передайте трубку тому, кто сможет.

Девушка на секунду замешкала, размышляя, стоит ли напрягать подобными глупостями администратора, но решила, раз уж он говорит, что задача персонала – заботиться о лучших интересах покупателя, он и должен заниматься этим особым случаем.

– Хорошо, – смягчилась она, – не отключайтесь, я переключу вас на администратора.

– Большое спасибо, – отозвался голос в трубке.

К этой минуте к столу Галочки, как ее ласково называли коллеги, уже стеклись все «продажники» отдела. Последние двадцать минут они ничего не делали: к концу смены почти никто не звонит, но покидать колл-центр категорически нельзя.

– Кто-нибудь, – заговорила шепотом Галочка, прикрывая трубку маленькой ладошкой, – позовите Ивана Абрамыча. – Срочно нужен.

Иван Абрамович в ГосКомСтрое работал уже десять лет. Карьера, как ему казалось, складывалась хорошо. В компанию он пришел в числе первых. Работал грузчиком, когда весь торговый зал представлял собой один только неутепленный ангар. Через два года, когда магазин перебрался в здание попросторнее, он перешел на работу в помещение. Консультировал покупателей в отделе стройматериалов. Потом, когда магазин разросся, стал старшим продавцом, руководил консультантами во всех отделах, где продавали строительные материалы, технику и запчасти. Потом был администратором зала, решал все спорные вопросы, руководил отменой и возвратом, натаскивал продавцов.

И вот пару лет назад его назначили командовать «женским батальоном». Он до сих пор консультировал и обучал персонал, правда, делал это бесплатно, на общественных, так сказать, началах. За это, кстати, сотрудники ГосКомСтроя его очень любили. По всему он напоминал школьного трудовика: носил густые усы с проседью, надевал берет перед сменой, и разговаривал со всеми покровительственным тоном. Но в то же время был человеком очень добрым, и если где-то случалась какая-нибудь закавыка, шел решать ее собственноручно.

Правда, за спиной молодежь порой посмеивалась над стариком. Все же он был человеком деревенским, хоть и исполнительным. Когда он слышал какую-нибудь мысль, которая ему нравилась, он считал своим нравственным долгом донести ее до окружающих. Причем ему было мало, чтобы окружающие поняли мысль, нужно было, чтобы она стала для всех самой понятной и непреложной истиной.

Последней такой истиной для него был тезис, вынесенный с тренингов продаж (их порой проводили руководители фирмы), что современный бизнес продает человеку не товар, а решение проблемы. И задача каждого человека в компании помочь покупателю, как будто вопрос, с которым он обратился к ГосКомСтрою, был самым важным вопросом его жизни.

Пока Иван Абрамович шел к телефону, Галя вкратце рассказала о странной просьбе припозднившегося покупателя. Весь отдел с улыбкой ждал, как старик будет выходить из ситуации.

– Я вас слушаю, – деловым тоном начал администратор.

– Да-да, – отозвался покупатель, – мне нужно, чтобы вы привезли мне ничего.

– Сколько ничего вам нужно? – не обращая внимания на прыснувших коллег, спросил Иван Абрамыч.

– Эм, – задумался его собеседник, – да одного, наверное, хватит.

– Хорошо. Куда доставить?

– Ворошилова пятнадцать. Там у дороги дом без отделки из газобетона, не пропустите.

– Хорошо. Итак: Ворошилова пятнадцать, одно ничего. Все верно?

– Да.

– Контактный номер телефона тот, с которого вы звоните?

– Так точно.

– Доставка будет стоить шестьсот рублей. Ждите завтра, ориентировочно к обеду. За час до доставки водитель вам позвонит.

– Спасибо большое!

– Не за что, – ответил Иван Абрамович, коротко улыбнувшись, и повесил трубку.

Отдел был в замешательстве. Администратор оглядел девушек и строго спросил:

– Ради чего, собственно, вы меня вызывали? Что за срочность?

– Но Иван Абрамович, – роптали девушки, – как же мы можем этот заказ обработать? Как его провести по бухгалтерии? В конце концов, у нас же нигде нет в прайс-листах ничего подобного.

– А от вас или от магазина что-нибудь убудет, если вы решите проблему этого человека? Компания на этом даже заработает, пусть и копеечку, – он хмуро оглядел подчиненных. – Водителю я все инструкции выдам сам. А вы учитесь лучше, и не будьте такими, – он задумался, подбирая слово, – яйцеголовыми. Не усложняйте жизнь излишней серьезностью.

Долгое время эта история бродила среди работников ГосКомСтроя, как анекдот. Я и сам был уверен, что это глупости. Но однажды был крупный заказ, и нас с товарищем мобилизовали на разгрузку. Мы сели в машину к тому самому водителю, кто тот заказ доставлял.

– Было, значит, так, – начал он, закуривая, – подошел ко мне Абрамыч и говорит: нужно ничего доставить. Я обиделся и отвечаю ему, мол, сами доставляйте свое ничего. А он посмотрел на меня так внушительно и говорит, да не ерепенься, дескать, работы на одну минуту. Дал номер телефона, накладную распечатал, и добавил, чтобы я между заказами заехал, чтобы кузов был полный и чтобы обязательно при мне были товарищи. Ну, мы аккурат к обеду и заехали. Встретил нас взъерошенный старикан, бородатый, седой, в старом заношенном свитере, заправленном под камуфляжные брюки, которые с него сваливались – то ли на Маркса похож, то ли на Ленина. Он как раз прибивал под окном второго этажа огромную вывеску «Базис». Мол, он всем говорит, прощаясь, что на базис идет, вот, теперь все будут знать, о каком таком базисе речь.

Мы переглянулись с улыбкой.

– Так вот, – продолжил водитель. – Вышли. Суем ему накладную. Он нам деньги дает, и мы только-только собрались уезжать, как он нас останавливает. Нет, говорит, хлопцы. Это вы мне ничего только на бумаге привезли. А разгружать кто будет? Благо, наш грузчик не растерялся и говорит: а вы, мол, разгрузку не заказывали, так что сами сгрузите, а мы кузовок отроем. Открыли, он глянул коротко внутрь, и говорит, вот, спасибо, братцы. И полез дальше на свою стремянку. Мы постояли несколько секунд и спрашиваем, эй, мужик, тебе зачем ничего понадобилось? Он говорит: все спрашивают, мол, как твое ничего, а ему и ответить нечего. А теперь вот и у него ничего появилось, да не простое, а ничего от ГосКомСтроя.

Понравился рассказ? Ставьте лайк и подписывайтесь на наш канал, а также на нашу группу вконтакте и в инстаграм.