Правда

Жила-была на свете кошка Правда. На свет она родилась нежданно. Загуляла у одной старушки кошка, да и выскочила по недосмотру на улицу, а вернулась только через неделю. Все поняла бабушка, но пожалела гулену, приняла обратно. Но твердо решила, что народившихся котят утопит.

Была у бабушки сердобольная внучка, девушка-красавица, которая, прознав о случившемся, решила найти для котят хозяев. Долго она искала приют невинным котятам, да всех раздала. Один такой котенок попал в руки непутевого студента, который и назвал животное Правдой. Точнее, назвал Алетейей (истина по-гречески), но, может быть, в Греции она истина, а на русской земле – правда.

Был милый котенок свидетелем и радостей непутевого студента, и горестей. И всякий человек, навещавший это одинокое жилище, удивлялся красоте и проворности подрастающей кошки. Все с ней возились, играли, тискали ее, но Правде от этого, честно говоря, становилось неловко. Она, как и подобает кошке, не любила, когда ее тревожат, и к гостям относилась с подчеркнутым равнодушием. А уж если к ней кто-нибудь начинал приставать против ее желания, она с легкостью пускала в ход когти. И вскоре все, кто так любил ее котенком, перестали обращать на нее внимание.

А уж сколько крови она пролила своему хозяину. Напакостит где-нибудь, забьется под диван, и без бою не достанешь! Да и доставать-то уже незачем. Раз уж кошка начала царапаться и кусаться, сколько ей ни объясняй, никаким увещеваниям она внимать не станет. Но студент все же старался. И оттого Правда становилась еще более замкнутой и нелюдимой. Но пакостить меньше не стала: то горшок с цветком со стола смахнет, то пакеты продуктовые выпотрошит, то в раковину нагадит. А однажды она чуть не устроила дома пожар: во время течки справила свои нужды на удлинитель, и тот закоротило. Благо проснулся студент вовремя, еще до того, как что-нибудь успело загореться.

Но красивая была Правда. Серебристая, как лунный свет, с темно-серыми тигриными полосками. И морда умная-умная. Сидит себе на полке, смотрит за всеми, да на ус мотает.

Конечно, и у нее случались минуты, когда она приходила к людям, ластилась, грелась. Иногда спала на хозяйской подушке, но редко. Вернешься домой после долгого дня, а она даже и головы не поднимет.

Когда Кошке было уже много лет, хозяева вдруг завели собаку. По старой привычке назвали ее Мудростью, то есть Софией. Это была маленькая голубоглазая такса, месячный щенок только-только оторванный от матери. По всему было видно, что вырастет она красивой собакой: шерсть у нее была приятного кофейного оттенка, морда, брови и носочки – рыжие, а на груди был замечательный белый галстук.

И так эту собаку любили хозяева – души в ней не чаяли. Тряслись над ней: чуть что, летели со всех ног к ветеринару, постоянно играли с ней, баловали. И она привязалась к людям: ни минуты не могла без них просидеть. Как только проснется, сразу требует внимания. Даже научилась запрыгивать на руки. А если и спит, то непременно на хозяйском месте под одеялом. Когда же хозяева отлучаются из дому, она очень сильно грустит. Но стоит им вернуться – она так радуется, что своей радостью может обогреть весь мир.

И вот смотрю я на это странное семейство, и мне вдруг подумалось, что Правда ведет себя как самая настоящая правда, а Мудрость – как мудрость. Правда действительно кусается, и до людей ей никакого дела нет. Она существует сама по себе, и какой бы порой красивой и теплой она ни казалась, сердце ее человеку не принадлежит. А мудрость в том и заключается, чтобы любить человека без остатка, быть с ним рядом каждую минуту, радоваться ему по-настоящему, как самому большому чуду на свете. И засыпать под одним одеялом. Если на свете и есть какая-то другая мудрость, мне об этом совершенно ничего неизвестно.

А Правда и Мудрость так и живут друг с другом, как кошка с собакой.

Понравился рассказ? Ставьте лайк и подписывайтесь на наш канал, а также на нашу группу вконтакте и в инстаграм.