Кровавый кашель русской литературы.

На днях был в одном из крупных магазинов с книгами, пополняя свою коллекцию американской литературой двадцатого века. Как не хотел, но взгляд мой всё-таки уцепился за полку с бестселлерами. Окромя биографической работы по Маяковскому и новой книги Веллера – сплошная макулатура. Мерзкая, вульгарная, из того разряда, что достаточно одного взгляда на обложку и название, чтобы понять всю суть. Конечно, судить книги по таким довольно косвенным признакам нельзя, но пусть мне отрежут руки, если я возьму на досуге почитать очередную фантастическую ересь, любовный роман или детектив. От зловония потом отмыться будет тяжело.

И вот, глядя на всю эту пирамиду из навоза с парочкой жемчужин, мне стало так грустно, и как-то в своей мысли одиноко. Куда и к чему мы примчали? Безусловно, в любую эпоху, всегда была литература великая и литература ширпотребного свойства. Это и известные французские роман романтического характера, которые так любила героиня Горького Анастасия, это и бесчисленные книги про войну и революцию низкого качества, убогие производственные романы; ворох бездарных произведений, написанных в угоду действующих режимов. Всё это было всегда. Но с современными масштабными штамповками, не идёт ни в какое сравнение. Самый отвратительный производственный роман советского периода, порой оказывается выше на голову многих ныне модных книг, выглядя на их фоне как Бунин среди русскоязычной прозы Шевченко. Если раньше, чтобы написать даже плохую книгу, нужно было хотя бы уметь мало-мальски складывать из букв слова, а из слов буквы. Сейчас же и этого ничтожного умения не требуется. Достаточно иметь деньги, измарать свой белоснежный текстовой редактор и всё, считайте, что готово! Не факт, что это будет продаваться прямо на ура, но свою аудиторию зацепит. Мысль о том, что любой имбицил может написать и издать книгу – удручает. Особенно в этой ситуации жалко бумагу и деревья, что пошли не впрок.
Литература этим обесценивается.

Если вы думаете, что в бестселлеры попадают исключительно лучшие произведения – это, конечно, вы сильно заблуждаетесь. Говно в красивой обёртке, всегда продаётся лучше, чем самая вкусная конфета, но завёрнутая в простую салфетку. Сейчас, чтобы попасть во все возможные топы, достаточно написать сносный текст (или можно заказать у литературных негров) на банальную тему, а степень его ликвидности уже определит не талант и художественная сила, а маркетинговый бюджет. Чудеса рекламы могли бы сейчас превратить какого-нибудь Фадеева в новую икону, поставить в один ряд с Достоевским или Толстым. Сам не можешь – за деньги помогут.
Это, что касаемо современного романа. Немного по-другому дело обстоит с поэзией. Почти все крупные издательства отказались от выпуска стихов. Как я их понимаю! Ну кому понравится колупаться в рвотной массе пубертатного населения и в миллиардных стихах домохозяек про самое светлое чувство на земле? Всё ради того, чтобы среди этого потока кала, ухватить по-настоящему важные и нужные крупицы. Для этого нужны люди, средства и желание. Меня бы под страхом расстрела на такую работу затянуть не получилось бы. Поэтому в этой сфере балом правят коммерческие издательства, выпуская тоннами подобные стихи в свет. Не удивлюсь, если книг выходит больше, чем в мире русскоязычных читателей существует. Иногда обходятся и без коммерческих издательств, ограничиваясь пабликами в социальных сетях. Чтобы стать поэтом достаточно соблюдать простые правила. Записывайте.
1.     Научитесь рифмовать. Для начала вам хватит глагольных рифм и всякой банальщины, типа кровь-любовь-морковь. Можете даже не рифмовать, только записывайте слова как бы в строфу. Назовёте концептом потом или белым стихом.
2.     Пишите про Россию, любовь, природу и прочие абсолютно неумные вещи. Возьмите себе как икону Есенина и Пушкина, посвящайте им стихотворения, подражайте (если сможете). Людям такое нравится.
3.     Создайте паблик в соцсетях и выкладывайте там свои высеры… то есть стихи.
4.     Воспользуйтесь простейшими инструментами раскрутки и вуаля!

Поздравляю вас – вы поэт! Даже, наверное, у вас появятся настоящие почитатели вашего творчества, а не только друзья и родственники, которые не хотят вас обидеть. Знаете, скудоумие и плохой вкус у нас в стране распространённое явление.
 

Но если отбросить шутки в сторону, так же, как и с прозой, из-за этого поэзия обесценивается ещё больше. Сейчас каждый второй фотограф, каждый третий поэт, каждый первый публицист. Из-за этого потока канализационных отходов, мы рискуем упустить что-то по-настоящему важное, предать забвению то, что должно вознестись вверх над этой сточной канавой. Конечно, я прекрасно понимаю, что государству поэты и писатели не нужны – силовики и попы интереснее и полезней. Страна не знает, что делать с уже ушедшими литераторами, с их наследием. Чего только стоит закрытый на реконструкцию музей Маяковского, в то время, когда празднуется его круглая дата. Бедному наследию великого, приходится скитаться по всей Москве, ища место для проведения торжества. Это всё ясно и не вызывает никаких сомнений. Но в литературе, главное же не государство, а люди, которым это всё нужно. Личности, которые хотят оставить всем поколением наследие для своих потомков, в том числе и художественное. Представьте себе, как будет выглядеть в грядущем урок по литературе, посвящённый 1990-2020 годам: «Пелевин, Лукьяненко, Перумов, Донцова, Акунин. Поэзия с пабликов по выбору учащегося». Смешно и страшно. Страшно, очень страшно хрипит и кашляет кровью русская литература сейчас. И если вы думаете, что великие литераторы должны рождаться сами по себе – то вы сильно заблуждаетесь. Любому урожаю нужна благородная почва, и к сожалению, говном современной русской литературы её не удобрить. Здесь нужен иной, бережный подход.