Вместо плановых пришли внеплановые: итоги моратория на проверки бизнеса

На место плановых проверок пришли внеплановые, и убытки предпринимателей возросли. Разбираемся, к чему привёл мораторий на проверки малого бизнеса.

Бонус к мораторию

Малый бизнес жаловался на многочисленные проверки и следующие за ними штрафные санкции. Бизнес услышали и сделали послабления. 1 января 2016 года был введён трёхлетний мораторий на проверки малого бизнеса. Однако контрольно-надзорные органы компенсировали утрату своих полномочий – стали больше проводить внеплановых проверок.

После принятия закона количество плановых проверок снизилось. В прошлом году их стало на 114 меньше, чем в 2015 году. Однако возросло число внеплановых: в 2016 году их стало на 287 больше, чем годом ранее. Выявленных нарушений – на 337 больше, суммы штрафов выросли примерно на 3%.

– Есть слова, а есть реальность. Реальность такова, что выжимают всё больше, а чтобы это оправдать, говорят, что дают большие послабления. Они адаптировались к отмене введённого ранее критерия плановости, а потом стали создавать новые модели: уменьшилось число плановых, увеличилось число внеплановых. А с учётом финансового кризиса появились и новые стимулы, такие, как необходимость пополнения бюджета, в том числе и за счёт регулярности штрафов, – комментирует сложившуюся ситуацию председатель Совета предпринимателей Ростовской области Игорь Симаков.

Снова приходится «договариваться»

Суммы штрафов составляют от 50 до 200 тысяч рублей, затем следует приостановка деятельности. Если к малым предпринимателям применять наиболее высокие из предусмотренных штрафов, то большинство из них это просто разорит. Поэтому, по словам Игоря Симакова, приходится «договариваться», чтобы вместо наказания в виде штрафа, например, в 100 тысяч рублей, был выписан штраф в 30 тысяч. Такое «право» у предпринимателей есть: Верховный суд сделал поправки в закон, на основании которых размеры штрафов не должны быть «смертельными». Но всё равно возникает диссонанс, потому что это не устраивает тех, кто проверяет проверяющих.

– Административный кодекс ужесточается – увеличиваются суммы штрафов. Но когда нас проверяет прокуратура, то спрашивает, почему выписан минимальный штраф, – говорит замначальника Управления ветеринарии Ростовской области Виталий Носов.

Это беспокоит бизнес, который опасается: не получится ли, что их будут контролировать одновременно несколько организаций. Ведь количество внеплановых проверок не ограничено, а уж поводов для них предостаточно.

Повод найдём

В законе есть лазейки, которыми не преминули воспользоваться проверяющие. Например, к «жизненно важным вопросам» по-прежнему относятся пожарный, экологический, радиационный виды контроля. Кроме того, мораторий не относится к случаям, где есть угроза здоровью и жизни людей. Сюда можно отнести много сфер деятельности, например зообизнес. За исключением крупных производителей кормов в нём работают только малые и микропредприниматели. Это ветеринарные аптеки, ветклиники, магазинчики и киоски товаров для животных.

– Проверки проходят без компенсаций, предусмотренных законом, выемка лекарственных средств проводится за счёт предпринимателя. У моего конкретно предприятия во время проверки изъяли лекарств на 8 тысяч рублей, и их уже никто не вернёт. Это ещё одна статья расходов, которая ложится на малый бизнес, – рассказывает генеральный директора ООО «ТАЙМ ЗОО» Михаил Тищенко.

Есть поводы, которые выглядят совсем фантастичными, но они записаны в правилах. К примеру, порядок оказания медпомощи предусматривают наличие зеркала в кабинете гастроэнтеролога. Председатель Совета предпринимателей Ростовской области Игорь Симаков вспоминает случай, когда за отсутствие зеркала Росздравнадзор наложил на предпринимателя штраф в 100 тысяч рублей. Или такой казус: в договоре на техническое обслуживание оборудования не был указан график его обслуживания. Самое интересное, что эти нарушения сочли грубыми (штраф от 100 тысяч рублей). А грубые нарушения, выявленные при проведении предыдущих проверок, являются поводом для продолжения проверок.

Идите в суд

Как сообщил старший госинспектор отдела ветеринарного контроля управления Россельхознадзора по Ростовской, Волгоградской и Астраханской областям и Республике Калмыкии Алексей Вейшторт, ответственность за некачественный товар лежит на продавце товара, а не на производителе. В сложных случаях, когда выясняется, что продавец не виноват, например, получил документы, подтверждающие обратное, включается сложный механизм перепроверок.

– Такие спорные вопросы рассматривает суд. Задача Россельхознадзора – только оформить протокол проверки, а уже в ходе судебного заседания ответчик может объявить свои претензии к производителю. Решение принимает суд, а не проверяющие. Но опыт работы показывает, что предприниматели не оспаривают решения суда и не добиваются ответственности производителя, а выплачивают штраф, – комментирует начальник отдела ветеринарного контроля управления Россельхознадзора по Ростовской, Волгоградской и Астраханской областям и Республике Калмыкия Владислав Шичанин.

По словам Игоря Симакова, суды в основном принимают сторону проверяющих: «Судья вынужден это поддерживать, так как надо пополнять бюджет». Отсюда и смирение малого бизнеса: долгий суд вымотает и разорит, дешевле будет принять, как есть.

Прибыльный доход

При проведении надзорных мероприятий закон подразумевает так называемый риск-ориентированный подход. Его цель – упорядочить и регламентировать количество проверок, исходя из различных рисков у того или иного вида предпринимательства. Допустим, большие торговые центры, где много людей, считаются потенциально более опасными, значит, к ним и внимание пристальнее.

– Порядок и критерии риск-ориентированного подхода будут дополнительно установлены правительством России. Предполагается, что в отношении ряда видов предпринимательской деятельности проверки будут отменены, – ранее пояснял член Комитета Госдумы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Рафаэль Марданшин.

Предположение оказалось ошибочным, да и новый подход вводится очень медленно. На эту систему пока только начали переходить МЧС и Росздравнадзор. Россельхознадзор ещё думает: «модель внесена в общественное обсуждение». По мнению Игоря Симакова, ничего не меняется, потому что эффективность работы чиновников из контрольно-надзорных органов оценивается по числу проверок и их результатов, то есть количества изъятых средств в виде штрафов. И пока не изменится такой подход, предпринимателей не перестанут «трясти».