Будущее сферического кино на Московском Международном кинофестивале

9 June 2017

Современный кинематограф активно меняется – это отражается не только в конъюнктурном плане, зачастую формат начинает доминировать над качественной составляющей. И каждое новое изменение нам преподносят как нечто глобальное, говорят громкие фразы «за этим будущее», «нет альтернативы» и много других крепких словосочетаний. Люди третьего возраста брезгливо реагируют на подобные заявления, те, кто моложе, делятся на два лагеря: одни – прислушиваются и интересуются, другие – находят контраргументы, зачастую ставя в тупик странными, не поддающимися никакой логике вопросами. Молодёжь же уже давно не только слышала, но и пробовала. Так было уже давно со всеми внедрениями в жизнь кино, пришло время нового – время VR.

Чтобы говорить о том, что такое VR – нужно писать отдельный материал, вставлять в него картинки, описывающие оборудование, рассказывать о процессе съёмки кино, приводить довольно исчерпывающие цитаты известных режиссёров, затронувших этот формат. Рассказывать, что на фестивале независимых фильмов Sundance это уже далеко не новинка, а полноценный участник праздника и т.д. Вместо этого хочется просто пригласить всех неравнодушных испробовать веяние времени на себе, благо, что такая возможность будет в рамках 39-го Московского Международного кинофестиваля. Впрочем, мы забегаем немного вперёд.

Воспоминания различных форматах в кино не даёт покоя: картины в 3D, фильмы с запахом, ленты с альтернативным развитием сюжета. Есть довольно хорошая характеристика – поездка на любой отечественный курорт, где существуют специальные зальчики-комнатки, предлагающие посетителям испытать на себе форматы от 4D до 100D. Удивительно, что никто не додумался о 220V – последнем формате, в жизни человека. Это, конечно, шутка, но она имеет прямое отношение к делу – современное кино медленно перекочёвывает от искусства к аттракциону. Не хочется быть ханжой и занудой, ничего против развития кинематографа у меня нет. Ведь именно блокбастеры задают тон на рынках, они идут особняком, поскольку приносят коммерческую удовлетворённость создателем. Выделение же денег на кино «попроще», для нас – фестивальное кино, сопряжено с рядом трудностей, про которые можно было снимать параллельную картину, ставшую, в этом можно быть уверенным, не хуже производимого продукта. Так в чём же будущее?

Не трудно догадаться, что будущее только за умеренным совмещением. Правда, для этого нужно, чтобы звёзды встали в нужном порядке, тогда, возможно, будет и жить проще. Для примера можно затронуть одну крупную и известную компанию РЖД. Думаю, что многие в курсе того, что сейчас перевозки не дают большой прибыли, а зачастую минусовые суммы и вовсе приводят к просьбам о дофинансировании со стороны государства. А ведь раньше была прибыль, всё было хорошо. Кто же виноват? На самом деле всё просто – прибыть пропала, когда развели грузовые и пассажирские перевозки по разным ведомостям, если говорить совсем упрощённо. Получилось, что грузовые перевозки покрывали отрицательный баланс пассажирских, все были рады. Естественно, что не всё так просто. На текущий момент существуют студии, работающие на два фронта – мало, но существуют. И в этом ключе можно продолжать искать примеры дальше, обсуждать стратегии развития. В западных СМИ уже приводят интересные проекты, как VR будет вытаскивать за уши из болота артхаусное кино – и тут также можно спорить.

VR на самом деле видится чем-то неописуемо интересным. Развлечение довольно эффектное, правда, опробованное на играх и небольших путешествиях в другие места. Только довольно трудно представить, как это всё войдёт в кинематограф наш, фестивальный. Консерватизма тут нет – довольно легко представить VR в документалистике, это и идеальное решение для саспенса, даже для анимации здорово будет смотреться, только совершенно не представляется возможным при создании фестивальных фильмов. Первая причина – это дороговизна. Много ли вы смотрели 3D картин на том же ММКФ? «Гадкий Я» – первая картина смотра, но всё же не тот формат, о котором мы говорим. Эротическая лента Гаспара Ноэ «Любовь» тоже проходит мимо, совсем уж приходится молчать о фильме открытия «Война миров Z». В сухом остатке, что сразу приходит на память, остаётся «Прощай, речь 3D» Жана-Люка Годара, получившей, кстати, приз Каннского кинофестиваля. Только и тут была одна особенность – на показе многим было просто нехорошо, мозг не способен был воспринять 3D француза, кто-то и вовсе покидал зал. Причина в том, что режиссёр выбрал несколько вариативный подход к делу, что сделало фильм невозможным к просмотру для отдельной группы лиц. Вот и вся история. Когда VR дойдёт до полнометражного кино – вопрос открыт.

Что же будет у нас, на 39-м Московском Международном кинофестивале. Пока только презентация, организованная как для прессы, так и для зрителей. Сферическое кино – это не полноправный участник кинофестиваля, пока лишь ему выделена презентационно-дискуссионной площадка, будет и специальный круглый стол для профессионалов и журналистов. Зрители же смогут увидеть наиболее интересные работы наших авторов в формате VR: «Озеро Байкал: Зимний Дух» и «Эльбрус 360». Будут и игровые VR-фильмы, премьера проекта «Культурная революция», демонстрирующая известные картины начала XX века в сферическом формате. Это всё определённо интересно, в формате знакомства. Стоит полагать, что с технологией VR к концу фестиваля познакомится гораздо больше людей, чем посетят на ВДНХ «Круговую панораму» за несколько лет.

Показ фильмов программы Russian VR Seasons пройдет в рамках 39-го ММКФ с 23 по 28 июня в мультиплексе «Октябрь».

Сетевое издание "Фестивальное кино"