Из-за носка свекр чуть не выгнал из дома!

Дело было в те времена, когда я жила еще со свекровью.

Свекровь в те времена была очень молодой дамой. И вот она, пользуясь случаем, что ей на голову свалился сын с семьей, очень удачно вышла замуж за мужчину с трехкомнатной квартирой, куда мы все вместе и переехали.

Муж ее, хоть и был в миру брутальным водителем КАМАЗа, в быту был большим педантом, аккуратистом и занудой. У него все должно было стоять, лежать, висеть на своих, строго отведенных годами местах. Даже вилки. Про кресло для ежедневного просмотра вечерних новостей вообще молчу.

Помоешь пол, а потом два часа вычисляешь точное место, где оно стояло, и все равно получаешь на выходе – зачем ты двигала мое кресло?

А вот мой муж такими достоинствами не обладал. То есть абсолютно.
С
уворовское училище, а затем высшее военное политическое училище (замполит, между прочим, кто еще помнит, что такие были) научило его всякой ерунде, такой как выбивать из Макарова с двадцати пяти метров 28 очков тремя пулями или отжиматься сто_раз_дальше_никто_не_считает.

А вот складывать форму по возвращении с работы в одну кучечку и ношеные носки относить в ванную – нет, не научили. Куда смотрело начальство, когда ему погоны вешало – ума не приложу.

Муж приходил с работы и раскидывал детали своего военного туалета по всей трехкомнатной квартире нового маминого мужа, а я ходила следом собирала.

И вот однажды я не нашла одного носка.

Облазила все углы и столы,  даже сдвинула с места священное кресло, выволокла мужа из душа и мы уже вдвоем облазили и передвинули все  по второму разу – не нашли.

А тут как раз и водитель КАМАЗа с работы вернулся. Весь такой уставший, голодный и в ожидании новостей – как там дела в Гондурасе, это очень важно.

Мы тихонечко в свою комнату просочились, сидим, алиби нарабатываем, ребенку книжку вдвоем читаем.

И тут слышим страшный вопль из гостиной.
Нет, даже так – слышим ВОПЛЬ, слегка нечленораздельный, но шибко матерный.

Выскакиваем, следим за указующим мазолистым пальцем сидящего в кресле перед телевизором нового свекра  и… вот он, кошмарный сон моих будущих тринадцати лет жизни.

На красивой хрустальной вазе, стоящей на телевизоре с новостями прямо из Гондураса живописно раскинулся во всей своей изношенной красе ненайденный носок моего мужа.

Только экстренное вмешательство свекрови в новом пеньюаре спасло нас от немедленного выселения туда откуда приехали.

Зато муж был сразу приучен сдавать одежду мне в руки строго по описи.

Но так как гены пальцем не раздавишь, я поклялась себе на старой кассете Ласкового мая, что костьми лягу, но сын мой вешать свои носки на хрустальные вазы не будет.

И вот, не прошло и тринадцати лет, как я таки приучила сына складывать снятую одежду в одну кучечку, а носки складывать парами и относить сразу в специально отведенное для этого место – в корзину для белья в ванную.

Но чего мне это стоило!