Шикарный фильм Никиты Михалкова

Когда-то давно, будучи в Лондоне, я пробежала всю национальную галерею в поисках зала Ван Гога, чтобы увидеть знаменитые Подсолнухи.

Они производят на меня какое-то магическое впечатление, могу смотреть не отрываясь. В неказистости и нескладности желтых цветов мне видится невероятная гармония и ощущение счастья. Хочется бежать на луг, догонять бабочек и слушать жужжание полуденных пчел.

Я не жалую современное российское кино от слова совсем. Отсмотренные за последние два или три года несколько фильмов произвели гнетущее впечатление и отбили малейшее желание вообще смотреть в сторону российского кинематографа.
Но ведь было же! Было!

И как-то в порыве советского патриотизма я бросилась пересматривать раннего Михалкова. Посмотрела два фильма.
И что я вам скажу - он все-таки монстр.

Фильм Свой среди чужой, чужой среди своих производит на меня такое же впечатление, как Подсолнухи Ван Гога.

Фильм во многом нескладный, очень чувствуются проблемы с монтажом, многие сцены так и не понятны, откуда, что и почему не всегда складывается в четкую картину.

Но какие актерские работы!

Калягин.

Кайдановский.

Солоницын и Пороховщиков.

Всех люблю, но сердце в этом фильме принадлежит только Юрию Богатыреву.

Так вот, несмотря на нескладность и некоторую неловкость фильма (первый фильм Никиты Михалкова, оказывается) он такой светлый и с таким мощным позитивным и патриотическим зарядом!

Все неловкости и нескладности можно простить и прощаются за последнюю сцену, где главные герои бегут по тому самому лугу, полному бабочек и подсолнухов, а герой Кайдановского поверженный и морально и физически смотрит на них с завистью.

И чему он завидует? Деньгам, за которыми готов был пойти на край света?
Нет!
Он завидует герою Юрия Богатырева, который так беспросветно глуп в понимании ротмистра, так глуп, но он ему завидует!

Потому что никогда, никогда вот так не побегут друзья навстречу ротмистру, не побегут через луг, через бабочек, через подсолнухи. И только теперь ротмистр понял, что это важнее, чем пятьсот тыщ золотом.

Егор Шилов, зря тянувший на себе раненого ротмистра, потому что предателя уже нашли, в рваном свитере и с чемоданом денег, одержал моральную победу. И мы гордимся им! До слез гордимся!

Вот такое удивительное кино умел снимать Михалков.