Секс: от первобытного общества и до "сейчас"

25.12.2017

Если у вас есть привычка иногда задумываться, то, вероятно, вы задумывались, почему в разные эпохи у разных народов по-разному относились к количеству половых партнеров. Если раньше считалось, что один и на всю жизнь, то сегодня у многих одиннадцать и на один год. Мы подойдем к вопросу со стороны социальной психологии, антропологии и диванной философии, блог же.

Многие слышали словосочетание «первобытный промискуитет», но не все знают, что это. Есть такая гипотеза, что в первобытном обществе, еще до образования семей, в племени все спали со всеми. То есть племя – несколько десятков или сотен человек, и в нем у кого с кем получится, у того и будет. Судя по всему, вопрос решался как у всех стайных животных: вожак имеет неограниченное количество лучших самок, приближенные (бета самцы) – имеют лимитированное количество, но тоже хороших, а слабенькие довольствуются крохами. Это наиболее естественный и близкий к природе путь, который зародился тогда, но с приходом семьи умер. Семья, судя по всему, понадобилась, когда первобытные люди стали осознавать: если один, пусть и самый сильный бородач племени, покрывает всех подряд самок, к какому-то времени он совершенно случайно переходит на своих кровных родственниц, и начинают рождаться слабые одноплеменчане. То есть понадобилось загнать в рамки сексуальную энергию самых сильных племенных самцов, связав их с одной женщиной, ну максимум 3-5, если брать полигамный брак. Так доступ к освободившимся женским телам получили слабые племенные самцы, что, конечно, им было на руку. Сильных мужиков просто-напросто на всем не хватало.

И тем не менее, в первобытном обществе сильнейшие самцы имели законное право полежать с женой слабого самца, подобные традиции остались у многих африканских дикарей и австралийских аборигенов. Обычай предоставлять дочку/жену на ночь дорогому и почетному гостю – из той же оперы: уважаю, поэтому отдаю дорогое.

Со временем людишки остепенились, перестали кочевать, осели в деревнях и городах. Вот тут половые гайки подзакрутились так, что у многих свело пальцы на ногах. Большое скопление людей, особенно в городах, и оседлый образ жизни приводили к полнейшей антисанитарии и распространению инфекционных болезней. Так появилась чума и проказа и еще куча болезней. Чтобы свести к минимуму риск заражения, люди стали меньше спать друг с другом, выбирая одного партнера на всю жизнь. Естественно, это не сознательный выбор каждого, но тут мы переходим на уровень социальной психологии: социум - больше, чем сумма индивидов, он есть система, и система, которая развивается и регулирует саму себя. Как только общество в своем развитии дошло до такого уровня, когда первоначальное отношение к сексу грозило полным самоуничтожением, законы общежития поменялись. Религия, кстати, является квинтэссенцией этого. Именно период рождения христианства и ислама, риск заразиться и умереть был высок. И следующие 1900 лет тоже.

Но в последние 100 лет мы наблюдаем очень резкую либерализацию сексуальных табу, при чем именно в развитых странах. Спросите, в чем загвоздка, а все просто: уровень медицины. Медицина сделала такой большой шаг вперёд, что широкие смертельно опасные эпидемии практически не встречаются, а почти все болезни, передающиеся половым путем, успешно лечатся. Обществу больше не нужно создавать жесткие правила касательно секса, ибо половая распущенность никак серьезно не угрожает выживанию вида. Мы сейчас возвращаемся к первобытному промискуитету, и правда, даже институт семьи устаревает, о чем говорит куча разводов, чайлд фри и просто перманентно гуляющих леди и джентльменов.

Все-таки история движется по спирали.

Кто-то скажет, что это все – бред, и возможно. Это всего лишь одна из антропологических гипотез, железобетонных доказательств пока нет.