Доктрина безопасности Трампа: Сирия и Ирак мобилизованы на новую войну США

Ближневосточная политика США, направленная на балканизацию региона, с приходом Дональда Трампа существенно не поменялась. Вместо заявленного смещения военного присутствия в зону АТР на первый план вновь выдвинулась антииранская стратегия, которая подразумевает сдерживание Ирана за счет дестабилизации его главных союзников – Ирака и Сирии. Новые выкладки американской политики в регионе представлены в октябрьском докладе Брукингского института, ставшего кузницей кадров для администрации Обамы.

В подготовленной администрацией Трампа стратегии национальной безопасности США Ирану уделяется особое внимание наравне с Россией, Китаем и Северной Кореей. В отношении Ближнего Востока советник президента Герберт Макмастер сообщил, что новая стратегия США будет основана на трех положениях: противодействие дестабилизирующим действиям Тегерана в Сирии и на Ближнем Востоке, блокировка ядерной программы ИРИ, борьба с терроризмом и «радикальной исламистской идеологией».

Последнее положение принципиально отличает подход Трампа к ближневосточной политике, однако не отменяет главного – необходимости обеспечивать выживание Израиля во враждебном окружении и сдерживать в регионе Иран. По мнению аналитика Тони Карталуччи, Вашингтон пришел к выводу о невозможности победить Тегеран в прямом военном столкновении. Сегодняшний Иран – это 80-миллионная страна с ВВП 400 млрд долларов и армией более полумиллиона человек.

Поэтому американские политики вынуждены действовать опосредованными методами, делая ставку на последовательное уничтожение потенциальных союзников Тегерана, в первую очередь, Ирака и Сирии. В Ираке США готовы расширить свое военное присутствие под предлогом содействия восстановлению страны. В документе утверждается: «Более и стабильный Ирак будет намного выгоднее, чтобы противостоять господству Ирана».

Речь идет об американском финансировании восстановления автотрассы, ведущей из Басры и Багдада к границам Ирака с Иорданией и Саудовской Аравией через юго-западную провинцию Анбар. По ходатайству правительства США тендер на строительные работы получила британская компания Olive Group, которая ранее участвовала в реконструкции Ирака на сумму в 680 млн долларов. Обновленная трасса станет платной и будет находиться под контролем американских ЧВК. Однако под видом «оказания еще большей помощи Багдаду» американцы планируют саботировать транспортную систему Ирака.

Взяв под контроль поток материально-технической поддержки для сектантского насилия и сообщение со странами-поставщиками террористов, США используют свое постоянное присутствие в Ираке, чтобы подрывать прогресс, достигнутый Багдадом и его иранскими союзниками против воинствующих групп, включая ИГ* и «Аль-Каиду»*, а также курдов, поддерживаемых Вашингтоном на севере страны. Особое внимание в докладе Брукингского института уделяется шиитскому ополчению «Хашд аш-Шааби», которое предлагается в ближайшие месяцы расформировать и включить в состав Иракских сил безопасности.

В отношении Сирии в документе продублированы установки 2011 года по взятию под контроль оппозиционных Асаду регионов: «Соединенные Штаты и государства-единомышленники, а также агентства по оказанию глобальной помощи, должны помочь обеспечить безопасность и экономическую помощь регионам, свободным от власти Асада, а также «Исламского государства»*. Некоторые из этих регионов следует рассматривать как временные автономные зоны и помочь самим управлять».

По сути, Брукингский институт призывает балканизировать Сирию и продолжить прокси-войну против Дамаска. Особое внимание уделяется провинции Идлиб, для которой прописана необходимость сохранения противостояния «Фронта ан-Нусры»* с умеренной оппозицией, чтобы не допустить победу сирийской армии. Таким образом, документ пролил свет на политику Трампа в сирийском конфликте, раскрыв, чем именно занимаются там американские войска.

Операции США направлены не на то, чтобы сражаться с ИГИЛ или «Аль-Каидой», а чтобы использовать присутствие обеих групп в качестве предлога для предотвращения восстановления правительством САР контроля над территорией страны и её экономики. По точному выражению Карталуччи, «обе террористические организации выступают в качестве заполнителей, лишая Дамаск доступа к своей собственной территории до тех пор, пока американские военные активы не смогут ее взять и удерживать».

Таким образом, чтобы сократить влияние Ирана в Ираке и Сирии, США полны решимости разделить эти страны, разграбить их ресурсы и сохранить подконтрольную территорию в качестве питательной среды для сектантства и экстремизма. Любые попытки помочь каждой нации провоцируют Иран на расширение в военном и экономическом плане, а для союзников ИРИ оборачиваются истощением людских ресурсов.

Фактически план США в отношении Ирана заключается в организации и осуществлении следующего раунда боевых действий на территории Ирака и Сирии. Под занавес разгрома ИГ США сохраняют присутствие в Ираке, чтобы «перестроить» страну и продолжить операции в Сирии. Под видом «борьбы с терроризмом» Вашингтону продолжит сеять хаос в обеих странах, выполняя миссию по защите Израиля за счет дестабилизации всего региона.

* «Исламское государство» (ИГ), «Аль-Каида», «Фронт ан-Нусра» – террористические группировки, деятельность запрещена на территории РФ решением Верховного суда РФ