Накануне решающей битвы: почему Дейр-эз-Зор может привести к распаду Сирии

19.07.2017

Наступление сирийской армии на город Дейр-эз-Зор на востоке Сирии может стать предтечей будущего раздела страны. Об этом свидетельствует борьба между Ираном и США, которая в настоящее время развернулась за обладание нефтяными полями в этой провинции. Российские эксперты предупреждают, что «козырная карта» Асада в виде проиранских формирований, в конце концов, может обернуться против Дамаска.

В наступлении на Дейр-эз-Зор совместно с сирийской армией принимают участие иностранные шиитские формирования – отряды ливанского движения «Хезболла» и бригады афганских шиитов «Лива Фатимиюн».

Российские ВКС атакуют боевиков ИГ в районе Ас-Сухны, чтобы обеспечить продвижение иранских союзников к Дейр-эз-Зору. Именно здесь оказался единственный путь к осажденному городу после того, как террористы заблокировали подступы со стороны сирийско-иракской границы.

Военный замысел заключался в том, чтобы сирийцы и проиранские формирования встретились на подступах к Дейр-эз-Зору. Однако на практике получилось, что сирийская армия сомкнула на себе все силы игиловцев из Ракки и Мосула, в то время как «Хезболла» и афганцы занялись оккупацией нефтеносных полей.

Создается опасная ситуация, при которой может повториться прецедент с захватом фосфатных полей в Хнейфисе, рассказал в интервью ФАН политолог-востоковед Александр Сотников. Речь идет о событиях на границе провинций Хомс и Дамаск в мае этого года, когда Тегеран потребовал за помощь в освобождении трассы Дамаск-Пальмира концессию на месторождение фосфатов.

Причина заключалась в том, что в операции участвовали связанные с Ираном отряды «Сил национальной обороны Сирии». После освобождения Хнейфиса фосфатные поля перешли под контроль этим силам, а иранская концессия была оформлена специальным соглашением с правительством Сирии.

Очевидно, что подобную схему иранцы рассчитывают провернуть и в отношении нефтяных ресурсов Дейр-эз-Зора, что грозит лишить Асада важнейшего источника для восстановления разрушенной экономики Сирии. Кроме того, в таком случае иранскому примеру последуют другие участники войны, имеющие территориальные претензии к Дамаску.

С учетом размещения проиранских формирований, Тегеран может установить свое влияние в центральной и восточной Сирии, включая большую часть провинций Дамаск, Хомс, Хама и Эс-Сувейда. Появление зоны иранского контроля неизбежно спровоцирует притязания Иордании на южную пограничную провинцию Дераа, Израиль – на обладание Голанами в провинции Кунейтра, а Турцию – на захват экономически развитого Алеппо.

Более того, высока вероятность, что США попытаются остановить усиление Ирана курдским фактором, развернув против проиранских формирований в Дейр-эз-Зоре курдские «Силы демократической Сирии». Когда часть нефтяных месторождений на правом берегу Евфрата перейдет под контроль курдов, восток Сирии превратится в вечную «пороховую бочку», и война не закончится.

Если Сирия будет разделена на зоны влияния, власть правительства Асада окажется ограничена узкой полоской средиземноморского побережья в провинциях Тартус и Латакия, однако долго там не продержится. Иран в данном случае не сможет оказать помощь, равносильную той, которую два года назад оказала Россия, подчеркнул эксперт.

Единственное, что уравновешивает давление Ирана, так это военная слабость проиранских сил, которым объективно не под силу взять Дейр-эз-Зор. Об этом говорит, в частности, полный провал в ходе последней попытки самостоятельно взять Ас-Сухну.

Однако это не списывает со счетов той парадоксальной ситуации, при которой освобождение нефтяной провинции может стать гибельным шагом для Сирии. Угроза превращения Сирии в иранского вассала уже спровоцировала американскую активность в регионе, что отдаляет наступление мира в Сирии в неопределенную перспективу бесконечной войны и геополитических интриг соперников на Ближнем Востоке.

*«Исламское государство» (ИГ) – террористическая группировка, деятельность запрещена на территории РФ решением Верховного суда РФ