дома нескучно
Как весело и с пользой пережить самоизоляцию

Особенности интернациональной охоты на бренды

13 August 2017

Человеческая психология - штука многоликая. Местами сложная, временами очень предсказуемая. Так мозг, получив однажды кайф, требует воспроизведения условий с целью «повтОрить и углУбить». Формируя привязанность к определённым маркам и продуктам. А уж на этой лояльности бренду паразитируют многочисленные подражатели и имитаторы.

В целом, назвать негативным процесс «воровства» изобретений в мировом масштабе и историческом контексте сложно. Европейцы сперли у Китая бумагу, порох и макароны. У индейцев - табак, помидоры и картофан. За тех, древних желтолицых, отомстили современные производители Abibas и Naik. Ну а американцы теперь вообще не парятся с патентами, переманивая к себе изобретателей вместе с оными.

Чем же руководствуются имитаторы раскрученных марок? Разработка фирменного дизайна и его продвижение - довольно дорогая затея. Обеспечивая узнаваемость упаковки, производитель затрачивает уйму средств и сил, вкладывая в мозг потребителя безусловный рефлекс «увидел-взял». Самые наглые временщики-паразиты имитируют её почти в точности, не утруждая себя даже выдумкой названий. Вместе с окончанием активного этапа продвижения бренда в СМИ часто исчезают и они. Срубив профит и переключившись на другую мелькающую, например, сейчас по ТВ картинку.

Вторые «вампиры» присасываются плотнее. Имитируя не только упаковку, но и пародируя название. Иногда такие «паразиты» позиционируют себя как «то же самое, что раскрученный Х, но дешевле». Это Martin1 и Bokkardi, Coldate и April, Nizoril и Feiry. Если первый вид имитаторов рассчитывают на разовый доход, то эти могут отжать до 5% оборота. А иногда даже вытеснить оригинал, как, например, паста «Новый жемчуг» обошла на повороте ныне забытый советский «Жемчуг».

Качество «паразитов» может быть разным - от схожего с оригиналом до существенно худшего. В любом случае, борьба с ними в суде - дело почти обреченное. Растяжимость формулировки «сходство до неразличимости» позволяет довольно успешно избегать ответственности за пиратскую сущность копии. Выход один - чаще меняться, дополняя образ и содержимое значимыми деталями и особенностями. Чтобы с поддержкой грамотной рекламной кампании потребитель искал на полке именно оригинальный продукт.

Пытаться зарегистрировать все возможные варианты оригинального названия – практически бесполезный вариант. При стоимости от 1000 долларов за имя, количество вариантов может быть зашкаливающим. И все равно не сработать, как в случае с «паразитом» Чупа-Чупс, выбравшим стебное имя Лизун-Сосун.

Особняком стоит набирающий популярность тренд - полная имитация с распространением через не вполне легальные каналы. Страдают в основном новые капсульные коллекции молодых дизайнеров: Рубчинский, Гвасалия и т.д. Логика покупателей примерно такова: при схожем качестве покупка оригинальных вещей затруднена из-за спекулянтов и задранных до небес цен. Что для околоспортивного и городского стиля является, по мнению этих потребителей, не вполне честной сделкой.

Не столь наглое заимствование у всех и вся, практикуемое одним из богатейших людей мира и модной отрасли - вполне «честный» способ ведения бизнеса. Принёсший всемирную популярность весьма средней марке одежды Zara.

Подводя итог, хочется отметить следующее: имитация, в какой-то мере, - признание в народной любви. Свидетельство вполне конкретного успеха на ниве продвижения своего бренда. Сохранить и закрепить этот самый успех - долгая, последовательная и недешевая работа. Выполнить которую профессионально и с гарантированным результатом могут немногие. Поэтому большинство ярко стартующих российских брендов не переходят даже пятилетний рубеж.