Как попасть в кино и не облажаться

22 January 2019

Интервью с создателями телеграм-канала «Питчинги»

Сценарист Алексей Зотов и продюсер Наталия Егорова ведут популярный телеграм-канал «Питчинги», проводят лекции, пишут статьи – словом, всеми доступными способами рассказывают, как начинающим сценаристам попасть в кино. На первом месте у них всегда профессиональный интерес, про себя лично ребята рассказывают мало. Мы решили исправить эту ситуацию. Конечно, в итоге разговор всё равно получился про кино, но кое-что, помимо этого, нам всё же удалось узнать.

Просто берёшь – и пишешь

Как вы сами пришли в кино? На кого учились, где раньше работали?

Наташа: Мы с Лёшей познакомились в Молодёжном центре Союза кинематографистов, где работали в составе оргкомитета «Питчинга дебютантов». Так что у нас опыт и участников питчингов, и организаторов. Я профессиональный журналист: отучилась на журфаке РГГУ, работала по специальности. В какой-то момент начала писать про кино и поняла, что хочу максимально развиваться в этом направлении – как журналист, как автор, как сценарист, как продюсер. В данный момент я руководитель департамента региональных проектов кинокомпании «Русская Фильм Группа».

Лёша: Я всю жизнь занимался рекламой. Окончил рекламный факультет Академии Коммуникаций Wordshop. Отвечал за digital в крупном банке. А потом мне всё так сильно надоело, что я пошёл учиться на сценариста сериалов. В профессию я входил постепенно: написал короткий метр, его сняли. Потом ещё один, который в итоге так и не сняли, но зато его потенциальный режиссёр позвала меня на большой сериал для СТС. Я также работал с телеканалом «Пятница»: писал сценарии для шоу «Можем повторить» с Ксенией Собчак. В следующем году по моим сценариям выходят два полных метра, а сейчас я работаю над сериалом под названием «Бомба».

Вы с самого начала мечтали о большом кино?

Лёша: Ну, вот, кстати, нет. Я всё-таки за сериалы: когда погружаешься в историю, хочется подольше в ней пожить. В полном метре ключевой параметр – ограничение истории по времени. И от этого грустно: персонажи стали тебе почти родственниками, а уже пора сценарий сдавать – и всё, конец? В сериалах, наоборот, нужна история, которая будет длиться бесконечность. Ты можешь наблюдать, как живут и развиваются твои герои, как они меняются. Вот мы сейчас пишем «Бомбу» с соавтором, он приносит какие-то вещи, которые я поначалу не воспринимаю: «Нет, мой герой не может так поступить!» А потом осознаю – может, я просто его с другой стороны и не видел. Для меня это как откровение! Надеюсь, для зрителя тоже.

Наташа: Я восхищаюсь Лёшeй! Когда мы проводим лекции, всегда спрашиваем: «Ну а вы-то посылаете заявки на все эти конкурсы, которые мы уже два года для вас публикуем?» И каждый раз всего пара человек признаётся, что отправляли! Я ведь тоже отучилась на сценариста, даже несколько раз. Но если Лёша отучился и делает, развивается в разных форматах, то я принадлежу к тем 90% наших подписчиков, которые всё откладывают на завтра. Но Лёша меня мотивирует!

Лёша: А я не понимаю, в чём тут проблема: просто берёшь – и пишешь! Есть золотое правило: если ты чего-то не делаешь, ничего с места и не сдвинется. В кино это работает на 200%! Если ты устроишься на обычную работу, тебе будут платить зарплату, иногда пинать – а в кино такого нет. Ну, пока ты не подписал договор, конечно, тогда уже другая история начинается. Если ты хочешь работать в кино, нужно постоянно двигаться – всё!

Кстати, бытует мнение, что писателю лучше не работать журналистом или копирайтером (чтобы все силы отдавать литературе). Получается, что сценаристу тоже лучше не работать в кинопроизводстве?

Наташа: На самом деле, мне кажется, нужно. Если ты совсем не знаком с индустрией, то не понимаешь, будет ли твой сценарий интересен кинокомпаниям, прокатчикам, зрителю.

Лёша: Мне кажется, что лучшие сценаристы – те, которые работали не в кинопроизводстве, а в сфере обслуживания. Они по долгу службы общались с большим количеством людей, умеют подмечать речевые особенности и, как результат, пишут клёвые диалоги. Чем больше ты в мозг загрузил информации, тем проще её выдать!

Учиться – это must have

Где учиться на сценариста? Сколько сценарных курсов нужно пройти?

Наташа: Бесконечно их можно проходить! Недаром во всех творческих профессиях преподаватели говорят студентам одно и то же: «Мы не можем вас научить, но вы можете у нас научиться». Мы с Лёшей солидарны, что сценаристу надо пройти хотя бы одну конкретную киношколу. Действительно, нужен талант, насмотренность, начитанность, общение с большим количеством людей, чтобы накопить багаж историй, диалогов, характеров. Но именно учёба даёт понимание структуры, а также контакты и окружение. В процессе ты можешь сколотить команду, найти выходы на продюсеров, понять, какую нишу хочешь занять в индустрии. Последнее особенно важно. Мы привыкли говорить о том, что в России киноиндустрии как таковой нет. Но за последние пять лет было создано нечто приближающееся к киноиндустрии. Многие ниши уже заполнены, развиваются новые, и сейчас – как раз подходящий момент для того, чтобы понять, как ты будешь встроен в эту структуру. Самый простой путь для этого – киношкола, которых в Москве очень много, да и не только в Москве. Нужно только определиться с запросом и понять, чем именно эта киношкола тебе будет полезна.

Лёша: Я считаю, что учиться – это must have! Мы же не придём к доктору, который не учился, а ему талант от Бога дан. Киношкола даёт базовое понимание драматургии. Причём, когда вы учитесь в киношколе, будет полезным развивать и другие навыки. Например, в моей группе в киношколе как-то раз зашёл разговор, кто ходит к психологу. Почти все подняли руки. Это очень правильно – людям, которые занимаются созданием историй, ходить к психологу. Так вы и самого себя лучше понимаете, и то, как работает история.


Лекция Наталии Егоровой и Алексея Зотова в Вышке.

Лекция Наталии Егоровой и Алексея Зотова в Вышке.

Вдохновение – для дилетантов 

Опишите один день из жизни сценариста.

Лёша: Я пишу ночью. Город спит, просыпаются сценаристы! Так гораздо комфортнее, никто не дёргает. Собственно, когда входишь в «поток», тебе постоянно что-то приходит в голову. Когда я активно работаю над историей, то ношу с собой телефон везде, даже в душ его с собой беру. Потому что когда переключаешься на что-то, тут же начинают появляться нужные мысли. При этом я не сторонник теории, что надо выдавать по 20 листов в день. На самом деле, процесс происходит так: мы с продюсером, режиссёром или соавтором обсуждаем некую историю. Затем нужно некоторое время, чтобы дать этой истории просто пожить в подсознании. В какой-то момент понимаешь: всё, пора. Садишься и пишешь. И там хоть 20, хоть 30, хоть 50 страниц.

Наташа: Надо выработать систему: если ты не работаешь регулярно, инструментарий приходит в негодность – неиспользуемый инструмент ржавеет. Так же и с написанием текста: если не делаешь это регулярно, системно, то язык (устный и письменный) «деревенеет». Поэтому я и не ухожу из киножурналистики – чтобы не потерять этот навык. Делается то, что делается. Постепенно приходишь к пониманию, что вдохновение – для дилетантов.

Лёша: Дедлайны помогают очень хорошо. Как говорила моя преподавательница, дедлайны – это способ избавиться от перфекционизма. Ты всегда хочешь переделать, а тут надо сдавать, как есть.

Наташа: Мне кажется, дедлайны – это вообще наша российская тема. Толстой своего «Хаджи-Мурата» в течение 30 лет переписывал больше 15 раз. У нас до сих пор все так работают. А перед дедлайном всё кругом горит, ты горишь, и ты так счастлив от этого! Такой поток энергии открывается! Пока мы не доведём до края, у нас не получится «на отлично».

Инстаграм vs здравый смысл

Когда вы заводили свой телеграм-канал, вы предполагали, что он так «выстрелит»?

Лёша: Нет, конечно; я до сих пор воспринимаю это больше как хобби. Вся информация у нас в основном идёт спонтанно, хотя есть постоянные рубрики: «инсайт», «шутим во вторник», пятничный опрос и так далее. Рубрики в основном на Наташе, а я отвечаю за хаос и за наше продвижение.

Наташа: У меня есть рубрика-мечта: сейчас «инсайт» – это просто истории успеха, а мне хотелось бы рассказывать именно про успехи наших подписчиков. У нас уже была одна такая история, которая собрала больше лайков, чем «инсайты» действующих продюсеров и сценаристов. Просто девочка нам написала: «Я узнала про лекцию, пришла послушать Лёшу и Наташу, они спросили аудиторию, почему вы не посылаете заявки на конкурсы, для кого мы ведем канал? Я подумала – а действительно? Пришла домой, отправила заявки на два питчинга, один выиграла, во втором оказалась в шорт-листе». Мне бы хотелось, чтобы таких историй было больше. Поэтому мы всегда за то, чтобы наши подписчики их нам присылали. Ну и ещё мы всегда открыты запросам «ищу команду, ищу проект, хотим сделать то-то» и так далее.

А хейтеры к вам заглядывают?

Наташа: У нас нет хейтеров, но есть скептики, люди, которые, по-видимому, столкнулись с чем-то неприятным для себя в индустрии... Недавно мы перепостили вакансию, где для одного проекта искали человека «на 25 часов в сутки». Поднялся просто шквал негодования: «Да вы с ума сошли, кто вам за три копейки согласится!» И тем не менее, я знаю, что такой человек найдётся.

Лёша: Да, и когда смотрю статистику в нашем Инстаграме, вижу, сколько человек этот пост добавили в избранное. Мы на этот показатель больше обращаем внимания, нежели на лайки. Обычно люди комментируют: «Нет, это всё ерунда, не отправляйте туда заявку, это плохая кинокомпания». Но все эти замечания разбиваются о здравый смысл, когда спрашиваешь: а расскажите поподробнее, что там плохого? И потом, что бы ни написали – в избранное-то добавили!

Наташа: И ещё по поводу лайков хочу добавить: комментируют, как правило, те, у кого просто накипело. У кого не накипело, тем и говорить особо и нечего, им не хочется тратить на это время. Лайки всё-таки чаще всего ставят, когда красивая картинка, а у нас контент немножко другой. Для нас важнее, чтобы он был просто «говорящим» – чаще всего это логотипы фестивалей, кинокомпаний, конкурсов. Зато нам периодически пишут в Директ, какие мы классные. Каждый такой комментарий заставляет меня прыгать до потолка! У нас, конечно, не возникает ощущения, что мы несём какую-то уникальную миссию. Но это приятно. Это окрыляет, вдохновляет и даёт силы продолжать.


Наталия Егорова и Алексей Зотов. Фото из личного архива.

Наталия Егорова и Алексей Зотов. Фото из личного архива.

Попытка поговорить про хобби

Какие у вас есть увлечения, кроме кино?

Наташа: Обычно, когда спрашивают про хобби, отвечают: «Я люблю смотреть кино». Мы тоже любим!

Лёша: Но иногда так бывает, особенно когда пишешь, встречаешься с кем-то, и тебе говорят: «Вот, вышел сериал, просто огонь» – и ты такой: «О, нет, ну как я его сейчас буду смотреть? У меня же работы полно». Но потом, когда в работе возникает пауза, наоборот, тянет посмотреть что-то новенькое. Причём всё и сразу.

Наташа: А я очень много езжу по работе в командировки, на разные фестивали и кинофорумы, на кинорынки. Для меня это и профессия, и хобби – то, что мне нравится, чем я живу. Я веду все активности нашей компании в регионах – образовательные, деловые, творческие, производственные. Сама тоже участвую и в круглых столах, и в мастер-классах. На наших лекциях Лёша чаще рассказывает про творческую сторону, потому что он в этом живёт, знает, где какие брифы, как договариваться с продюсерами. Я же больше выступаю со стороны организаторов питчингов, то есть со стороны тех продюсеров, которые сидят в жюри, в экспертном совете. Лёша рассказывает, как понять, что с этим продюсером не надо работать, а я наоборот – как понять, что сценарист неадекватен.

Лёша: А бывают и нормальные неадекваты, то, что надо!

Наташа: Приведу три примера из своей практики, когда проекты не складывались не по продюсерской вине. Наиболее распространённый: ты написал первый в своей жизни сценарий, но уже хочешь быть его режиссером. Никого к нему не подпускаешь, не даёшь ничего переписывать, отказываешься от художественного руководителя.

Лёша: Это почему-то самый большой страх у начинающих авторов – что «залезут» в его идею. Кино – это искусство коллективное. Если ты никого в свой проект не пускаешь – иди и делай свой канал на Ютубе, пожалуйста.

Наташа: Второй пример: когда мы уже готовили проект, и вдруг автор так или иначе портил себе репутацию в индустрии. Возникали проблемы, которые становилось недопустимыми для нас или для наших партнеров. И третий вариант – это когда мы брали на проект группу авторов, а они между собой не могли договориться. Постоянно звонили нам и друг на друга жаловались.

Лёша: Это тоже распространённая ситуация, всегда возникающая на уровне творческих единиц. Вообще, творческие разногласия – это нормально. Как правило, сценарист и режиссёр – изначально две спорящие стороны. Режиссёр видит, как это снять, а у сценариста своё мнение, и начинается этот бесконечный спор. Важно искать компромиссы и уметь договариваться.

Наташа: И если вы сами не захотите этого сделать, третья сторона в лице продюсера не сможет постоянно вас разнимать, как детей. Если вы сразу не договоритесь, то опять потом сцепитесь.

Лёша: А вопрос был про хобби, да?

Наташа: Мы не можем говорить ни о чём, кроме кино!

Лёша: Я пытался готовить... Ну, в смысле, я люблю готовить, но делаю это редко. Когда я готовлю, а параллельно идёт «процесс», у меня все пальцы порезаны – либо тёрка, либо нож... Уровень внимательности рассеивается. Когда работаешь над сценарием, ты постоянно там, а не здесь.


Алексей Зотов и Наталия Егорова. Фото из личного архива.

Алексей Зотов и Наталия Егорова. Фото из личного архива.

Сколько стоит идея

Хорошо, вернёмся к работе. Сколько питчингов вы сами прошли?

Лёша: Три, в качестве участника.

Наташа: У меня был всего один питчинг, когда моя команда дошла до шорт-листа, но меня тогда на сцене не было. Сидела в зале и волновалась. Это буря эмоций, когда ты ругаешь себя буквально за всё! Мы тогда заняли четвертое место (из семи участников), но потом к нам подходили зрители и говорили: «Ваш проект был самый живой, самый молодёжный!» И вот уже ради этого стоит идти на питчинги – ведь это реакция аудитории, которая потом и будет смотреть ваше кино. Например, в среде аниматоров считается, что зрительское голосование важнее, чем приз профессионального жюри. Потому что зрители на таких фестивалях – люди из индустрии: художники, фасовщики, режиссёры, то есть ты получаешь признание сообщества.

Лёша: Да, это всегда волнительно, но это стоит пережить. Потому что если ты этого не переживёшь, то так и останешься в зоне «хочу, но не делаю». Нужно перебороть страх и научиться получать от этого кайф. На последнем питчинге я показывал тизер своего сериала, ко мне подошли несколько участников и сказали, что им очень понравилось видео. Я был горд и доволен. Кстати, есть даже такая теория: как протестировать проект на этапе разработки сценария? Чем больше человек хотят к тебе в «сценарную комнату» писать историю вместе с тобой, тем круче история. И на питчингах то же самое: ты рассказываешь идею, и тут же получаешь живой фидбэк.

Кстати, а что делать, если идею действительно украдут?

Наташа: Увы, так бывает (хотя это и единичные случаи сейчас). Идея, логлайн и даже синопсис у нас не облагаются авторским правом. Если не прописаны характеры и точные диалоги, закон не встанет на вашу сторону даже в случае явной кражи. Но всё-таки если проект хороший, то людям проще его у вас купить и вас же на него нанять, чем красть, а потом переизобретать заново, боясь судебных издержек и скандалов. С другой стороны, если у вас украли идею, это даже хорошо! Это показатель, что идея была крутая и, по большому счёту, вас не должно затруднить придумать другую. Если вы сценарист, то вы не можете быть автором одной идеи. Иначе вы просто не профессионал.

Лёша: Я вот лично не помню, чтобы хоть у кого-то из моих друзей украли идею. Действительно, выкупить идею намного проще, тем более, идеи стоят тысяч 10–30 рублей. Если вы начинающий сценарист, придумали отличную идею, но не можете её расписать, не хватает опыта, то вам вполне могут сказать: «Друг, давай мы тебе заплатим эти 30 тысяч рублей, ты не справляешься». В этом нет ничего такого.

Postscriptum

У вас есть любимые современные писатели?

Лёша: Мне нравится Гузель Яхина. А ещё Саша Филипенко, это малоизвестный писатель, довольно молодой человек. Его книги замечательны тем, что они сверх актуальны, и я сторонник такой литературы.

Наташа: Когда я работаю над сценарными текстами, часто вспоминаю книги Евгения Гришковца. Нил Ландау на своём мастер-классе говорил: чем больше уникальных деталей вы придумаете для вашего героя, тем более узнаваемым и типичным он становится. Эта двоякость есть в текстах Гришковца, в описании жизни его героев масса подробностей –они и типичны, и интересны. Но мне лично кажется, что Гришковец это взял у Льва Толстого. Помните сцену, когда Наташа ходила по огромному дому Ростовых, пела и рассуждала о себе в третьем лице? Вся хорошая современная литература выросла из классики, надо её читать и знать.

Лёша: Вообще, сценарии нужно читать.

Отличный совет! Дайте, пожалуйста, напоследок ещё пару советов начинающим сценаристам.

Наташа: Самый распространённый совет, который я слышала из разряда «никогда не» – это «не пишите сценарии про сценаристов».

Лёша: Но это бред полный! Да, во всех киновузах вам скажут, что истории про кино – это скучно и никому не интересно. Но сейчас вышел сериал Жоры Крыжовникова «Позвоните Ди Капиро», который побил все рейтинги и получил кучу фестивальных наград. Там ещё тема СПИДа есть, которая в нашем обществе табуирована.

Наташа: Один из самых известных в мировом кинематографе фильм «Тутси» – тоже как раз про жизнь актёра. Это уже классика. Но продолжают говорить: «Вы не сможете придумать ничего смешного про жизнь сценариста». Но она ведь действительно очень смешная! Я ещё один вредный совет вспомнила! В социальных сетях много групп, где люди призывают: «Привет, я сценарист, вот мой синопсис, идея, сюжет...» Мне интересно, это кто-нибудь вообще читает? Это самый бесполезный способ продвинуться, который только может быть – выложить свой сценарий в группе, где все выкладывают сценарии! Даже если его кто-то прочитает (что вряд ли), это будет такой же сценарист, а не продюсер. Поэтому единственно действенный способ попасть в кино – участвовать во всех конкурсах, питчингах, откликаться на вакансии, делать всё, что только можно. Написать заявку под конкретный бриф – тоже прекрасное упражнение для начинающего сценариста.

Лёша: Удачи всем и подписывайтесь на наш канал @pitchingi!