Источники данных по второй мировой

К источникам данных относятся:

- воспоминания участников от рядового до высшего командного и штабного состава

- исследования участников событий

- исследования потомков (историков)

- документы

Наиболее доступный исходный материал – это, конечно, воспоминания. Причём воспоминания солдат и командного состава дополняют друг друга, делая картину более цельной.

Однако же воспоминания носят отрывочный характер. Особенно это касается к воспоминаниям командного состава. Кто-то не оставил мемуаров, кто-то погиб во время войны.

Если взять советских высших командиров, то в первую очередь интересны воспоминания Жукова и Васильевского. Первый значительную часть войны был первым замом Верховного главнокомандующего, второй – начальником генштаба. Оба принимали участие в разработке стратегических операций и оба часто бывали на фронтах в качестве представителя Ставки.

Жуков успел покомандовать фронтами в начале и конце войны. Василевский часто выступал как координатор.

Вообще Советские фронты примерно соответствовали группам армий в немецкой системе командования. Если в начале войны было соответствие, то потом фронты стали дробиться.

В какой-то момент (1942г) В Советской системе появился термин «направление», которое стало соответствовать понятию группы армий, но и оно не прижилось.

Зато долго использовался институт представителя ставки.

На этом уровне можно также выделить работку Штеменко «Генеральный штаб в годы войны». Во всех этих работах есть место стратегии, но мало побробностей.

Ещё один источник мемуаров – это командующие фронтами. Среди них стоит выделить Конева, Рокоссовского, Баграмяна, Ерёменко, Мерецкого.

В тоже время многие комфронтами мемуаров не оставили. Среди них: Толбухин (рано умер), Малиновский (стал министром обороны), Ватутин (погиб), Черняховский (погиб), Кирпонос (погиб) Петров (был не в фаворе), Попов и другие.

Поэтому в описании военных действий есть пробелы. Особенно в действиях Советских фронтов в южной Европе.

Похожая ситуация во флоте и авиации.

Есть воспоминания Наркома ВМФ Кузнецова и Главкома авиации дальнего действия Голованова.

Но нет мемуаров Главкома авиации Новикова (репрессирован) и многих командующих флотов.

С немецкой стороны ситуацию похожая.

Многие командующие группами армий были сняты со своих постов, погибли или не оставили воспоминаний. А кто-то был казнён по приговору Нюрнбергского трибунала.

Отдельно стоит выделить воспоминания Манштейна, Фриснера (командующие группами армий на юге советско-германского фронта), Гудериана (командующий танковой группой, позже начальник штаба сухопутных сил), Дёница (командующий немецким подводным флотом), Кёсельринга (командующий воздушным флотом и главком на Средиземноморском театре).

Зато нет подобных описаний про действия в центре и на севере советско-германского фронта.

Остались воспоминания участников более низкого ранга, особенно начальников штабов армий, корпусов, командующих армий. И их воспоминания, по сему, носят довольно локальный характер.

Из воспоминаний подобного рода стоит отметить книгу «Роковые решения» (группа генералов), Бронированный кулак Вермахта (Меллентин).

Вообще немецкие исследования более интересны в силу своей аналитичности. Они более хотели разобраться в том, почему же они проиграли войну.

Советские авторы чаще ссылались на более прогрессивный советский строй, поэтому аналитичности в них меньше.

Но пытались разобраться в причинах советских побед и бывшие союзники.

Одна из любопытнейших работ – «План Барбаросс» (1965) английского историки Алана Кларка.

В целом, чтобы погрузиться в историю второй мировой войны, нужно осилить достаточно большой объём литературы.

Впрочем, похожее относится и к любому другому историческому этапу.