Автостоп жанра хоррор

Я уверен, что любой пиздец легко конвертируется в приключение. А значит, и хоррор можно воспринимать комедией.

— Ну, один раз всегда попробовать можно, — откидываясь к стенке, произносит дальнобойщик. Я сдерживаю рвотный позыв, и в сознании прокручивается пленка из событий, приведших меня в это положение…

Закатное солнце било в глаза, пока я пробирался по снежным барханам обочины М4. В Воронежской области -16 по Цельсию. Поднимаю руку.

Немного прокатившись по льду, рядом со мной остановилась фура Магнита. Водитель Андрей выглядел доброжелательным мужичком лет пятидесяти. Потертая рубашка на три размера больше висела на нем, седые волосы взъерошены. Началась стандартная серия вопросов-ответов. Я так уже устал отвечать всем одно и то же, что схема сменилась на «пизжу, что хочу». Таким образом, он узнал, что уже год я состою в отношениях с девушкой, с которой вместе учусь. Да что там, я этому дальнобойщику целый роман сочинить успел.

Пересекши границу Ростовской области, мы свернули к придорожной забегаловке. Внутри, среди столов, в кресле-качалке бабушка вяжет свитер «дятю своему». Это владелица кафе. С ней у Андрея начался спор о том, что называть борщом, почему в уличном туалете нет подогрева, какими должны быть сухари и чем плохи прозрачные тарелки.

— Ах ты, мужичинка-то такой, откуда ж взялся?! Як рак прицепился! Я тебе, дорогуша, так скажу: ешь, радуйся да не выебывайся!

Уходя, Андрей не дал мне заплатить и восхитился «чистыми глазами» официантки.

— Вот она, понимаешь, так себе, вроде. И фигурка не очень, и видно, что б/у. Но глаза! И красивыми их не назовешь — они именно чистые!

Наш крейсер продолжил штурмовать темноту. Пока водитель рассказывал про свой счастливый брак, часы запикали: одиннадцать вечера. На Каучсерфинге в Ростове мне никто так и не ответил.

— А знаешь, что! Давай-ка мы заночуем тут на стоянке недалеко, а утром уже доедем до города, — водитель так обрадовался своей идее, что начал качаться вперед-назад, будто так мы скорее окажемся на этой стоянке. Мне его идея, конечно, тоже подбавила энтузиазма.

Не доезжая шестидесяти километров до Ростова-на-Дону, мы свернули с трассы и проехали в глубь леса. Я спрятался, и мы миновали шлагбаум. О, да, черт возьми! Я нелегально оказался на стоянке Магнита!

Пока я в три погибели пытался устроиться в кресле, чтобы заснуть, Андрей недоумевал:

— А че ты корячишься-то? У меня, вон, широкая кровать, а мы оба худые. Да нас тут десяток поместится!

И правда, подумал я, кровать действительно широкая, а на сидении этом неудобно. Я заснул лежа.

И тут, посреди ночи, я вдруг проснулся от того, что водила… отсасывает мне! В полном ахуе, я не нашел ничего лучше, кроме как спросить:

— ЧТО ВЫ ДЕЛАЕТЕ?!

Но Андрей не ответил — его рот был занят. И тут я понял, что не могу откинуть его со словами «пошел нахуй, мерзкий извращенец!», взять вещи и свалить, ведь зимней ночью в каких-то ебенях я нахожусь нелегально на стоянке Магнита. Мне просто некуда идти. И тут, дружище, мне выпал кейс переговорщика на миллион: я начал пытаться уговорить его перестать отсасывать мне. Ты когда-нибудь пытался уговорить человека перестать отсасывать? Оказывается, это не так-то просто.

— Что происходит-то?! Нормально же общались! Пожалуйста, перестаньте, мне неприятно!

Да чтоб ты понимал, братишка, это был первый раз, когда мне вообще отсасывали! Первый минет мне сделал чертов дальнобойщик! Членом я ощущал его язык, слюни текли у него изо рта, а периодически мужик причмокивал. Я почувствовал, будто меня купили за борщ.

— Так, хватит! Какого черта! Мне неприятно! Извините, вы ошиблись членом!

И вот, Андрей откидывается, «продегустировав» меня. Он смотрит на меня как обиженный ребенок, у которого отобрали леденец, и произносит коронное:

— Я-то тебя удовлетворил, а ты меня нет.

Уснуть после такой фразы я уже не могу. И не зря — через пару часов он снимает с себя штаны и пододвигается ко мне, пытаясь притереться. Я вжимаюсь в стенку так, что буквально становлюсь этой стенкой. Черт, по каким признакам я мог понять, что в опасности? Где был этот двадцать пятый кадр?!

Наступает утро. На выезде фуру впервые обыскивают. Свет фонарика пронзает светом пространство в пяти сантиметрах от меня — я прячусь за микроскопическим клочком шторки. Мы снова берем курс на Ростов. И непонятно, как мне общаться с ним после этого? Что вообще говорить? Хм.

— Представляете, мне сегодня такооооое приснилось! Не поверите! Мне приснилось, будто вы мне отсосали!

— Да ты че! Бывает такое! Серьезно, что ли?​

Чтобы не пропустить новые истории, подпишитесь на блог.

Чтобы читать больше историй, поддержите автора.