Цена труда

18.07.2017

Эффективность российского рынка труда всегда вызывала дискуссии – существует мнение, что рост зарплат здесь не соответствует производительности. В продолжении серии наших публикации об отечественном рынке труда мы выяснили, что картина отнюдь не столь однозначна

Зарплата и производительность труда изменялись синхронно

Доля оплаты труда в ВВП в рыночных ценах, 1997–2015 гг., % (Источник: Доклад «Российский рынок труда: тенденции, институты, структурные изменения»)
Доля оплаты труда в ВВП в рыночных ценах, 1997–2015 гг., % (Источник: Доклад «Российский рынок труда: тенденции, институты, структурные изменения»)

Прямое сопоставление показателей заработной платы с показателями производительности труда затруднено. Во-первых, официальные данные о заработной плате включают далеко не все затраты на рабочую силу (за скобками остаются взносы в социальные фонды, а также скрытые выплаты). Во-вторых, в практике Росстата реальные величины заработной платы и валовой добавленной стоимости оцениваются с использованием различных ценовых индексов.

Существует, однако, технически простой и надежный способ, позволяющий определить, какой из двух показателей – зарплаты или производительность труда – лидировал, а какой отставал в тот или иной период. Для этого надо проследить, как менялась во времени доля оплаты труда в ВВП: если доля оплаты труда повышается, значит, издержки на рабочую силу растут быстрее производительности; если доля оплаты труда сокращается, значит, они растут медленнее нее.

Так вот, в 1997-2015 гг. в среднем доля оплаты труда в ВВП почти не изменилась – это значит, что изменение показателей производительности и реальной оплаты труда практически совпадали.

В промышленности производительность труда росла быстрее зарплаты

Быстрее всего производительность труда росла в промышленности – доля издержек на оплату труда здесь снизилась примерно на треть. Поэтому, рабочая сила в 2015 г., несмотря на рост зарплаты, обходилась российским предприятиям не дороже, чем в далеком 1997 г.

Доля оплаты труда в ВДС промышленности, 1997–2015 гг., % (Источник: доклад «Российский рынок труда: тенденции, институты, структурные изменения»)
Доля оплаты труда в ВДС промышленности, 1997–2015 гг., % (Источник: доклад «Российский рынок труда: тенденции, институты, структурные изменения»)

Наибольший рост производительности наблюдается в добыче полезных ископаемых: общая доля оплаты труда в издержках этого сектора сократилась в два с половиной раза с 2002 г. – с 37-ми до 15%. Столь «дешевой» (в относительном выражении) рабочей силой, как в 2011– 2015 гг., российская добывающая промышленность не располагала никогда.

В обрабатывающей промышленности и топливно-энергетическом секторе схожая, но не столь масштабная ситуация.

Общая доля оплаты труда в этом секторе сократилась с почти 60% в 2003 г. до менее 50% в настоящее время. Сокращение доли официальной оплаты труда было еще более сильным: с 53% в 2003 г. до 37% в 2015 г. Под официальной оплатой труда здесь понимается оплата с учетом взносов в социальные фонды.

Единственным сектором промышленности, где не отмечено удешевление рабочей силы стало производство и распределение электроэнергии, газа и воды. И в 1997, и в 2015 году из каждого рубля валовой добавленной стоимости на оплату труда здесь уходило чуть более 50 копеек.

Можно говорить о внушительной экономии на трудовых издержках, которую российским промышленным предприятиям удалось получить в период 1997–2015 гг. за счет опережающего роста производительности труда по сравнению с ростом его оплаты. Эта экономия позволяла им частично или полностью компенсировать нарастание иных видов издержек.

Разность между долями оплаты труда в ВДС по подсекторам об- рабатывающих производств, 2003–2015 гг., процентных пунктов (Источник: доклад «Российский рынок труда: тенденции, институты, структурные изменения»)
Разность между долями оплаты труда в ВДС по подсекторам об- рабатывающих производств, 2003–2015 гг., процентных пунктов (Источник: доклад «Российский рынок труда: тенденции, институты, структурные изменения»)

Каждый кризис влиял на производительность труда во все меньшей степени

Финансовый кризис 1998 г. спровоцировал резкое и практически одномоментное удешевление рабочей силы. В период восстановительного роста началась постепенная компенсация этого глубокого провала.

Однако в 2004-2005 гг. доля оплаты труда в ВВП вновь сильно «просела», что было связано с действием двух главных факторов. Во-первых, «взрывное» повышение мировых цен на основные статьи российского экспорта. Во-вторых, резкое снижение отчислений на социальное страхование работников вследствие налоговой реформы 2005 года: если в 2003 г. у предприятий обрабатывающих производств на это уходило почти 13% из всей суммы валовой добавленной стоимости, то в настоящее время – только 8%.

В кризисном 2009 году фиксируется сильный скачок стоимости рабочей силы – доля оплаты труда в ВВП одномоментно выросла, достигнув рекордного значения за весь рассматриваемый период — 52,6%. В последующие годы она испытала сначала небольшое снижение, но затем вновь пошла вверх. В кризисный 2015 г. доля оплаты труда почти не изменилась.

Так что, исходя из этих данных, можно говорить о внушительной экономии на трудовых издержках, которую российским промышленным предприятиям удалось получить в период 1997–2015 гг. за счет опережающего роста производительности труда по сравнению с ростом его оплаты. Эта экономия позволяла им частично или полностью компенсировать нарастание иных видов издержек.

Публикация подготовлена на основе доклада «Российский рынок труда: тенденции, институты, структурные изменения», 2017

Познакомиться с другими нашими публикациями о российском рынке труда можно здесь.